Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Адмони В.Г. Борьба с фашизмом в романе «По ком звонит колокол» Э. Хемингуэя

Адмони В.Г. «Поэтика и действительность. Из наблюдений над зарубежной литературой XX века», Л.: Советский писатель, 1975.

В романе Хемингуэя "По ком звонит колокол" (1940), на примере гражданской войны в Испании изображена борьба между революционными силами и фашизмом.

Фашистский мятеж в Испании и разразившаяся вслед за ним гражданская война имели огромное значение для Хемингуэя не только потому, что это была первая открытая схватка больших масштабов между фашистскими и антифашистскими силами, но и потому, что ареной этой схватки была именно Испания, страна, издавна близкая писателю. Хемингуэй проводит много времени в республиканской Испании, поддерживая борьбу испанского народа против натиска мирового фашизма и внимательно с ней знакомясь. Важнейшим итогом этих лет в жизни писателя и явился роман "По ком звонит колокол".

Герой романа — молодой американский писатель Роберт Джордан, преподаватель испанского языка, долгое время проживший в Испании и полюбивший испанский народ. После начала гражданской войны Джордан, более молодой вариант самого Хемингуэя, принимает участие в войне, не становясь, однако, ни солдатом республиканской армии, ни бойцом интернациональных бригад, а выполняя отдельные, нередко чрезвычайно ответственные и опасные поручения республиканского командования.

Все действие обширного романа разыгрывается в течение трех дней. В связи с готовящимся наступлением республиканской армии Джордан получает задание перейти линию фронта и с помощью партизан взорвать мост, который мог бы быть использован противником для доставки подкреплений на участок фронта, где будет происходить наступление. Прибытие Джордана к партизанам, преодоление попытки Пабло, главы партизанского отряда, сорвать выполнение задания, выработка конкретного плана осуществления взрыва, обнаружение того, что противник, очевидно предуведомленный о готовящемся наступлении, принимает меры предосторожности, делающие наступление заранее обреченным на неудачу, посылка одного из партизан через линию фронта с целью предупредить об этом республиканское командование, слишком позднее прибытие этого донесения из-за медлительности и шпиономании у некоторых представителей республиканской армии и интернациональных бригад, с которыми сталкивается посланник Джордана, начало наступления и взрыв моста, совершаемый Джорданом и партизанами, и неотвратимость гибели Джордана, сломавшего себе ногу при отходе от места взрыва, — вот основные внешние этапы действия романа, так развертывается его непосредственная тема. Но к этому присоединяется еще несколько сюжетных линий, имеющих исключительное значение для романа в целом: в первую очередь сильная и подлинная любовь, связывающая Джордана и Марию, девушку, родители которой были расстреляны фашистами и которую фашисты изнасиловали, затем рассказ жены Пабло, которая стала вместо него главой партизанского отряда, об избиении фашистов в одном из маленьких испанских городков, судьба партизанского отряда Эль-Сордо, воспоминания Джордана о его юности и далеком прошлом, о недавних событиях и его мечты о будущем, эпизоды из жизни прифронтового Мадрида и многое другое.

Лишь в своей совокупности все эти темы и эпизоды создают общий облик современной действительности — рисуют как Испанию, охваченную гражданской войной, так и борьбу между передовыми и фашистскими силами на Западе.

Облик Испании в высшей степени трагичен. Ужасен фашизм, безмерная жестокость и бесчеловечность которого запечатлены, в частности, в судьбе Марии и подтверждаются множеством других эпизодов. Но и в лагере республиканцев, наряду с высокой революционностью и беззаветным героизмом, проявляются некоторые черты, недостойные и угрожающие. Та твердость, та готовность не колеблясь убить в бою врага, которая необходима для каждого борца в революционной войне, перерастает в романе у некоторых людей в готовность к массовым побоищам, к хладнокровному истреблению всех и каждого, кто покажется хоть сколько-нибудь подозрительным.

Хемингуэй показывает также огромный разрыв между фронтовой обстановкой и недостаточной серьезностью, даже легкомыслием некоторых представителей республиканской власти и их окружения в тылу. О готовящемся наступлении, которое должно было бы быть окружено полной тайной, в Мадриде говорят совершенно открыто, и кое-кто собирается поехать на фронт, чтобы повидать предстоящее сражение как особенно интересное зрелище. Становится совершенно понятным, почему франкисты заблаговременно узнали о планах республиканской армии и почему ее наступление с самого начала было обречено на неудачу.

В большей или меньшей степени Джордан все это понимает. Он считает, что многочисленные жертвы, которые будут принесены во время этого наступления, по всей видимости, будут напрасны и что, вероятно, и он напрасно рискует жизнью партизан и своей собственной жизнью, взрывая мост, так как известно, что план наступления сорван. Тем не менее, он выполняет порученное ему дело — и погибает.

Джордан остается на своем посту несмотря ни на что. Он сам выбирает свой пост. Как отмечала критика, Джордан вообще объявляет и ведет свою собственную, сепаратную войну, так же как герой другого романа Хемингуэя заключил свой собственный, сепаратный мир. Разница заключается здесь в том, что Фредерик Генри, герой романа "Прощай, оружие!", заключил сепаратный мир и "вышел" из империалистической войны, а Роберт Джордан объявил сепаратную войну и "вошел" в войну революционную, ведущуюся против враждебных человеку и человеческому достоинству сил.

Джордан добровольно выбирает путь войны, хотя в глубине своего существа он не приемлет даже мысли об убийстве человека. Тема крови, тема убийства вообще одна из основных тем романа, возникающая не только в связи с эпизодами из гражданской войны. Однако натиск фашизма заставил Джордана не только примириться с мыслью об убийстве, но и приучил его к тому, чтобы хладнокровно и умело убивать врагов. Обреченный на гибель, лежа со сломанной ногой за деревом, превозмогая боль и почти уже лишаясь чувств, он старательно целится в фашистского офицера, который проезжает невдалеке во главе своего отряда. "И если ты подождешь и задержишь их хоть на минутку или даже только покончишь с офицером, это может иметь очень большое значение. Одна-единственная мелочь, хорошо выполненная, может..." — такими доводами убеждает он себя не поддаться искушению и не покончить жизнь самоубийством. Каждый должен сделать все, что в его силах, до самого конца, не взирая ни на что, — такова прямая, безоговорочная позиция Джордана. И в этом ракурсе роман "По ком звонит колокол", несмотря на трагизм последней сцены, произведение утверждающее, проникнутое пафосом несломленного мужества.

В этой позиции Джордана непосредственно выразилась позиция самого Хемингуэя, позиция борца за гуманистические идеалы. Существенно, что несгибаемость Джордана Хемингуэй возводит к боевым традициям американской демократии, неоднократно отмечая то огромное влияние, которое оказал на юного Джордана его дед, участник войны за освобождение негров. И в последние минуты своей жизни Джордан хотел бы рассказать деду о том, что он совершил.

Опорой для Джордана в этом его естественном, избегающем громких фраз героизме является та простота и естественность, с которой ведут свою борьбу и приносят в жертву свою жизнь десятки, сотни и тысячи испанцев, мужчин и женщин, Мария Пилар, жена Пабло, и многие партизаны из ее отряда, партизаны из отряда Эль-Сордо, — мужество этих людей поддерживает ту силу человеческой души, которая свойственна Роберту Джордану.

В романе всячески подчеркивается наивность Джордана, объясняющаяся не только его молодостью, но и тем, что он прежде стоял вдали от политической жизни и только начал с ней знакомиться. И эта наивность помогает с особой силой и свежестью показать те явления, с которыми он сталкивается в романе и которые изображены через его восприятие. Впрочем, не все, показанное в романе, увидено глазами Джордана. Один из политически важнейших эпизодов — путешествие Андреса с донесением от Джордана к генералу Гольцу, с тем донесением, в котором Джордан предупреждал Гольца о подготовке, ведущейся фашистами, для того чтобы отразить планируемое наступление, — рассказан не Джорданом, вообще как бы без оглядки на него, а более сухо и резко. Слово берет здесь сам автор, отнюдь не такой наивный, как его герой, имеющий более определенные представления о происходящем.

Точка зрения, с которой ведется повествование, вообще неоднократно изменяется в романе. Чаще всего это достигается путем введения развернутых монологов, произносимых разными персонажами, особенно Пилар, женой Пабло, и Марией.

Изменяется и тональность романа. В целом в нем преобладает четкость и конкретность. Но на эти черты в сценах, посвященных любви Джордана и Марии, наслаивается высокая поэтичность. Патетичны, оставаясь конкретными, эпизоды поистине героических схваток партизан с фашистами. Патетичны, но в ином плане, сцены чудовищных жестокостей, совершаемых во время гражданской войны. Иронические и саркастические нотки и даже гневная интонация звучат в сценах, в которых описывается жизнь в Мадриде или изображается арест Андреса.

В.Г. Адмони


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"