Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Балонова М.Г. Отечественное литературоведение о творчестве Э. Хемингуэя 40-50-х годов

Национальная специфика произведений зарубежной литературы XIX-XX веков. Литературные связи, типология, интертекст. Часть 1. - Иваново: ИвГУ, 2001.

Творчество Э. Хемингуэя 40 — 50-х годов, за исключением повести "Старик и море" (1952), которой посвящены многочисленные литературоведческие работы, вышедшие в нашей стране, остается недостаточно исследованным и вызывающим разноречивые оценки [1]. Роман "За рекой в тени деревьев" (1950) отечественное литературоведение сочло неудачей писателя, что во многом является причиной отсутствия специальных работ, посвященных этому произведению. Книга мемуаров "Праздник, который всегда с тобой" (1964), романы "Острова в океане" (1970), "Райский сад" (1986), "True at First Light" [2] ("При первом свете дня", 1999) опубликованы после смерти Хемингуэя. По этой причине не все из них могли быть своевременно вовлечены в круг внимания отечественных исследователей. Названные произведения нуждаются в обстоятельном анализе с учетом их незавершенности, редакторской правки. Необходима их интеграция в целостную систему творчества писателя.

Биографии Э. Хемингуэя, созданные отечественными исследователями в разные годы, оперируют различным объемом художественного и фактического материала. Критико-биографический очерк И. А. Кашкина был написан в 1963 году, поэтому касается лишь тех книг Хемингуэя, которые увидели свет при его жизни [3]. Обращаясь к творчеству писателя 40 — 50-х годов, Кашкин сопоставляет два произведения — повесть "Старик и море" и роман "За рекой в тени деревьев", справедливо отмечая, что они различны и по настроению, и по стилистическим особенностям, и по типу героя, хотя создавались в одно время. Признавая отдельные достоинства романа "За рекой в тени деревьев", в целом исследователь считает его неудачным. Книга, по его мнению, представляет собой самоповторение в виде прекрасных описании и воспоминаний о войне. Как самопародию Кашкин воспринимает "невразумительный" роман полковника с девятнадцатилетней венецианской графиней [4].

Работа Б. Т. Грибанова "Эрнест Хемингуэй" увидела свет в 1971 г. [5] Автор биографии не ставил перед собой задачи обстоятельного анализа проблематики и поэтики творчества Хемингуэя обозначенного периода. В книге Грибанова прослеживается история создания произведений писателя и их восприятие американской критикой. Ученый обращается также к тем жизненным обстоятельствам, которые послужили основой книги мемуаров "Праздник, который всегда с тобой". В работе Грибанова, как и в биографиях Хемингуэя других авторов (Б. А. Гиленсона, 3. Маянц), это произведение Хемингуэя используется как своеобразная "копилка" его высказываний о писательском труде. Грибанов уделяет внимание также творческой истории трилогии "о море", части которой составили роман "Острова в океане", и романа "Эдем" ("Райский сад"), увидевших свет соответственно в 1970 и 1986 годах [6].

Наиболее детально, на широком биографическом фоне, с привлечением последних данных о жизни и творчестве Хемингуэя представлены судьбы его поздних произведений в работе Б. А. Гиленсона "Эрнест Хемингуэй" (М., 1991). В другом исследовании, учитывая большую роль, которую играют в книгах писателя женские образы, ученый обращается к рассмотрению истории взаимоотношений Хемингуэя с Хедли Ричардсон, Полин Пфайфер, Мартой Гелхорн, Адрианой Иванчич, их воздействия на его произведения [7.] В статье "Русский Хемингуэй: итоги и задачи изучения" Гиленсон справедливо подчеркивает, что настало время для создания более полной биографии Хемингуэя с учетом вновь открытого биографического и художественного материала [8].

Исследователи обращаются и к анализу жанровой специфики, стилистических особенностей прозы писателя, проблеме героя в творчестве Э. Хемингуэя [9]. Немало работ в отечественном литературоведении посвящено проблеме подтекста в книгах Хемингуэя [10]. Т. Мотылева в работе "Зарубежный роман сегодня" (М., 1966) останавливается на проблеме соотношения лирики и эпоса в романах писателя. В. Днепров прослеживает трансформацию жанровых и стилистических особенностей произведений Хемингуэя в романе "По ком звонит колокол", отмечая усиление в нем начала эпического [11]. Эти и другие работы отечественных литературоведов, обращенные к произведениям писателя 20 — 30-х годов, создают методологическую базу для исследования стилистических и жанровых особенностей творчества позднего Хемингуэя.

Отечественных исследований, опирающихся в этом плане на творчество Хемингуэя 40 — 50-х годов, нет. Между тем книги писателя данного периода позволяют расширить существующие представления о творческой лаборатории Э. Хемингуэя. Об этом можно судить, в частности, на примере незавершенного романа "Острова в океане", в котором, по справедливому наблюдению А. И. Старцева, еще не было достигнуто оптимального соотношения текста и подтекста, автобиографичности героя и отстраненности его от автора, характерного для законченных произведений писателя [12].

Попытки главного героя романа "Острова в океане" Томаса Хадсона найти опору лишь в самом себе связаны с проблемой "Хемингуэй и экзистенциализм", которая неоднократно поднималась в отечественном и зарубежном литературоведении, правда в основном по отношению к раннему творчеству писателя [13]. Дилемма индивидуализма — коллективизма не была окончательно разрешена Хемингуэем в "Колоколе". "Антифашизм здесь (в романе "По ком звонит колокол". — М. Б.) не политическая позиция, а проявление личного мужества и категория личной свободы, — справедливо замечает В. М. Толмачев. — Центральная тема романа, по Хемингуэю, — познание человеком самого себя вопреки обществу, которое предлагает ему лишь видимость решения проблемы свободы" [14].

В трудах отечественных литературоведов, которые ставят творчество Хемингуэя в контекст развития американской или зарубежной литературы в целом, посмертно опубликованные произведения писателя не подвергаются анализу. Исследователи сосредоточивают внимание на общепризнанных "вершинах" Э. Хемингуэя, из книг 40 — 50-х годов — на повести "Старик и море" в первую очередь.

Отечественных работ, посвященных роману "Острова в океане", немного. Вслед за публикацией романа на русском языке появляется статья И. Канторовича "Характеры и конфликт незавершенного романа" [15] и рецензия С. Норильского [16]. В статье Канторовича роман "Острова в океане" сопоставляется с романом "По ком звонит колокол", отмечается антифашистская направленность названных произведений. Норильский обращает внимание на атмосферу безысходности, тупика, свойственную роману, что, по мнению исследователя, роднит это произведение с литературой "потока сознания".

М.О. Мендельсон, анализируя "Острова в океане" в книге "Роман США сегодня" (М., 1977), выявляет недостатки композиции романа, обусловленные его незавершенностью. Он рассматривает "Острова в океане" в сопоставлении с романом "Иметь и не иметь" и книгой мемуаров "Праздник, который всегда с тобой", прослеживая перекликающиеся мотивы, темы, образы.

Проблему эволюции творчества писателя в 40 — 50-е годах ставит и А. И. Старцев. Обращаясь к сюжету "Островов в океане", Старцев замечает, что, если бы Хемингуэй продолжил работу над этим произведением, "два видных мотива, вернее всего, подверглись бы некоторым изменениям, быть может, ушли бы совсем. Первый — это единоборство ловца... с огромной рыбой... второй — парижские воспоминания 20-х гг.", ведь каждый из них занял свое место в других произведениях Хемингуэя ("Старик и море", "Праздник") [17]. Старцев справедливо подчеркивает, что для "позднего" Хемингуэя характерны попытки "экспериментов на автобиографическом материале". "Автор, — считает Старцев, — пишет героя во многом с себя, избрав определенный рубеж своей жизни в прошлом, но дальше ведет его по другому пути..." [18].

Томас Хадсон — тот тип в эволюции героя Хемингуэя, который стоит сразу после Фредерика Генри, но образует ветвь боковую, тупиковую. Отношение же к творческому труду сближает его не только с героем "Праздника", но и со стариком Сантьяго, и с героем поздней новеллы "Филип Хойнс был писателем", и с героем "Райского сада" Дэвидом Берном.

Роману "Райский сад" в отечественном литературоведении уделено значительно меньше внимания. В работах, посвященных ему, высказываются противоречивые точки зрения. По мнению А. С. Мулярчика, в центре романа — обычный жизненный казус, что лишает Хемингуэя привычной широкой базы для многомерного исследования [19]. Л. Б. Мурза, признавая недостатки романа, обусловленные его недоработанностью, рассматривает "камерность" произведения как интересную художественную задачу, которую ставит и решает автор [20].

Более продуктивным можно считать именно этот подход к роману. Герой Хемингуэя проходит испытание в камерных, узколичностных конфликтах. Дэвид наделен максимальной свободой по сравнению с другими героями писателя; проблемы творчества и межличностных отношений он решает самостоятельно, а не под давлением внешних обстоятельств (войны, болезни). Своеобразную "выключенность" героя из социально-исторического контекста подчеркивает и название романа, переводящее произведение в пласт притчевой литературы. Судя по финалу книги, победу в схватке с жизненными обстоятельствами одерживает Дэвид как человек, глубоко преданный своему делу, своей экзистенции. Это сближает его с героями "Праздника", "Старика и море", охотниками из романа "При первом свете дня", которые, как и Дэвид Берн, во многом ограждены автором от губительного влияния внешнего мира.

Роман "При первом свете дня" вызвал к жизни пока еще незначительное количество русскоязычных откликов. В них основное внимание уделяется истории создания, редактуры книги, а также тем биографическим фактам, которые послужили ее основой. В существующих рецензиях на этот роман нет анализа его художественных особенностей [21].

Творчество Хемингуэя 40 — 50-х годов нуждается в дальнейшем исследовании с учетом посмертно опубликованных произведений писателя. В качестве одной из проблем "позднего" Хемингуэя может быть поставлена проблема героя. Если в предыдущий период в центре внимания Хемингуэя был человек, борющийся за общее дело или осознающий необходимость этого ("Иметь и не иметь", "Пятая колонна", "По ком звонит колокол"), то теперь на смену ему приходит человек, погруженный в глубины творчества. Книги Хемингуэя 40 — 50-х годов, герой которых отказывается от "внесоциального" во имя общественной борьбы или войны ("За рекой в тени деревьев", "Острова в океане"), звучат трагически, тогда как другие проникнуты светлым, элегическим настроением ("Старик и море", "Праздник, который всегда с тобой", "Райский сад", "При первом свете дня"). В отечественном литературоведении на данном этапе не существует работ, которые бы рассматривали концепцию творческой личности в позднем творчестве Хемингуэя в целом. Жизненный выбор героя во многом определяет проблематику, атмосферу произведений "позднего" Хемингуэя, их жанровые и стилистические особенности, которые также нуждаются в тщательном анализе.

М.Г. Балонова

Примечания:

1. См., напр.: Башмакова Л. П. Характер условности в романе Г. Мелвилла "Моби Дик" и повести Э. Хемингуэя "Старик и море" // Америк. литература XIX — XX вв.: Межвуз. сб. Краснодар, 1981; Иваненко С. В. Категория особенного в языке рассказа Хемингуэя "Старик и море" // Филология. 1997. № 12; Самарин Р. М. Э. Хемингуэй и его "Старик и море" // Самарин Р. М. Зарубежная литература. М., 1987.

2. Hemingway Е. True at First Light / Ed. by P. Hemingway. New York, 1999. Варианты перевода названия: "Правда с первыми лучами" (режков А. Век Хемингуэя: Споры продолжаются // Эхо планеты. 1999. № 21), "Истина утреннего света" (Лит. газ. 1999. № 36), "Правда на первый взгляд" (Новый роман Хемингуэя // Иностр. лит., 1999. № 4).

3. Кашкин И. А. Э. Хемингуэй: Крит.-биограф, очерк. М., 1966.

4. Кашкин И. А. Предисловие // Хемингуэй Э. Избранные произведения. М, 1959. Т 1. С. 19.

5. Грибанов Б. Т. Эрнест Хемингуэй. М., 1971.

6. Там же. С. 390,397,425 и др.

7. Гиленсон Б. А. Хемингуэй и его женщины. М., 1999.

8. Российская американистика в поисках новых подходов. М., 1998.

9. См.: Маянц. 3. Человек один не может... М., 1996. С. 231 — 263; Кашкин И. А. Содержание — форма — содержание // Кашкин И. А. Э. Хемингуэй.

10. См. напр.: Кашкин А. И. Э. Хемингуэй; Засурский Я. Н. Подтексты Э. Хемингуэя // Американская литература XX в. М., 1984.

11. Днепров В. "По ком звонит колокол" // Днепров В. Идеи времени и формы времени. Л., 1980.

12. Старцев А. И. В студии умершего мастера // Старцев А. И. От Уитмена до Хемингуэя. М., 1981. С. 320.

13. См.: Killinger J. Hemingway and the Dead Gods. Univ. of Centucky Press, 1960; Маянц 3. Указ. соч. С. 105 — 112; Толмачев В. М. "Потерянное поколение" в творчестве Хемингуэя // Зарубежная литература XX в. // Под ред. Л. Г. Андреева. М., 1996.

14. Толмачев В. М. Указ. соч. С. 367.

15. Урал. 1971. Ко 8.

16. Норильский С. Рецензия на роман Э. Хемингуэя "Острова в океане" // Сибирские огни. 1972. № 7.

17. Старцев А. И. Указ. соч. С. 321 — 322.

18. Там же. С. 304.

19. Мулярчик А. С. Еще одно прощание с Хемингуэем // Книж. обозрение. 1991. № 36.

20. Мурза А. Б. Предисловие // Хемингуэй Э. Романы. М., 1994.

21. См.: Новый роман Хемингуэя // Иностр. лит. 1999. № 4; Неудавшееся сафари // Лит. газ. 1999. № 36; Бережков А. Век Хемингуэя: Споры продолжаются // Эхо планеты. 1999. № 21.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"