Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Чалова Л.В. Особенности описания погоды в романе Э. Хемингуэя «A farewell to arms» (лейтмотив дождя в романе «Прощай, оружие»)

Прагматика и семантика слова и текста: сб. науч. ст. - Архангельск: Поморский ун-т, 2006.

Для романа Э. Хемингуэя "Прощай, оружие" характерен конфликт между поверхностным уровнем текста и содержанием, когда "за внешними событиями скрывается внутренний смысл, который создается не столько самими событиями, фактами, сколько теми мотивами, которые стоят за этими событиями" (1: 40). Стилистический анализ позволяет обнаружить мельчайшие нюансы, которые "ни читатель, ни опытный критик не заметит при первом прочтении <...>, он помогает объяснить реакцию читателя на текст" (9: 126).

Художественный текст можно рассматривать как текст многократно закодированный. Именно это свойство имеется в виду, когда говорят о многозначности художественного слова, о невозможности пересказать поэзию прозой, художественное произведение — нехудожественным языком (3: 70). "Благодаря подтексту передается максимальное количество информации в минимуме языковых единиц" (6: 172). Чем искуснее "соткан" подтекст, тем неуловимей для сознания его проникновение в бессознательное.

Э. Хемингуэй отрицательно относился к чрезмерной близости художника к объекту изображения, осуждая злоупотребление чисто техническими приемами, быстро превращающимися в штампы. Он был убежден, что писать следует "изнутри" и существенное значение в создании подлинно художественных произведений придавал творческому воображению (7: 56).

Признавая, вслед за В.В. Виноградовым, что образ автора лежит в основе создания художественного текста и отличает художественные произведения от всех других типов текстов (2: 14), следует отметить, что Э. Хемингуэю свойственно глубоко своеобразное выражение своего "личного отношения к предмету изображения, воплощенного в речевой структуре текста" (1: 102).

Предметом специального рассмотрения в нашей статье являются лексемы, направленные на описание погоды в романе "Прощай, оружие!" ("А Farewell to Arms") и служащие одним из важных средств создания образа автора. Корпус единиц условно может быть поделен на две неодинаковые по количеству примеров и разнообразию элементов группы: обозначения хорошей погоды (1); обозначения плохих погодных условий.

В группе (1) выделяются несколько подгрупп по степени экспрессивности. Первая подгруппа представлена единственной лексемой rain (дождь), она же – первая ступень шкалы градации. Дождь еще не предвещает беду, но своим постоянным присутствием рождает смутное чувство дискомфорта и беспокойства: It was still raining and soon the windows were wet and you could not see out [8: 158]. After a while there were very still and we could hear only the rain (8: 153). Незначительные изменения погоды приводят к состоянию, близкому по своей сути дождю: drizzle, mist, fog. Но и это упоминание еще раз не предрекает беду, а носит оттенок грусти и легкой тревоги: We stood on the bridge in the fog waiting for a carriage The fog was turning to rain (8: 49). Погода передает состояние неизвестности, нестабильности; туман и в сознании героя. It had stopped raining but there was everywhere a mist (8: 172). The rain had stopped falling. It was colder outside and there was a mist in the trees (8: 165). Появляются первые предвестники холода, нарастает тревога за будущее.

Усиление непогоды передается сочетанием лексем rain и dark когда различные оттенки dark — от сумерек до тьмы рождают ощущение надвигающегося несчастья. Главный герой не только наблюдает за погодой из укрытия I watched it get dark outside? the darkness came very quickly. It would be a black night with the rain. (8: 213), но и сам оказывается во тьме под дождем: In the dark and the rain, making our way along the side of the road I could see that many of the troops still had their rifles (8: 215). Читатель следит за изменениями погоды глазами героя и чувствует тревогу и страх, которые продолжают нарастать с усилением ненастья, когда дождь и тьма дополняются ветром и холодом.

По принципу нарастания экспрессивности выделяется следующая подгруппа, которая включает такие лексемы, как wind, storm, cool и cold. Общее впечатление бесприютности и тревоги, рождаемое тьмой и дождем, усиливается холодным ветром: It stormed all that day. The wind drove down the rain and everywhere there was standing water and mud. <…> I rowed in the dark keeping the wind in my face. <…> It was very dark, and the wind was cold (8: 261).

Переход от дождя и ветра к снегу и бушующей вьюге в описании погоды не оставляет никакой надежды на покой и спасение и тепло, заставляя застыть в ожидании неизбежной трагедии: I felt the rain on my face turn to snow. The flakes were coming heavy and fast in the rain (8: 181). It was a big snowstorm <…>. It was blowing and snowing wildly (8: 285). Таким образом, выделяется подгруппа с лексемами rain, cold, wind и snow, завершающая шкалу нарастания негативных элементов.

Изменения погоды, описанные в романе "Прощай, оружие", предвещают герою беду и смерть, сообразные его настроению. Так, описание дождя неразрывно связано с темой смерти. Писатель настойчиво упоминает об этом: The three of us squatted over him in the rain <...>. He died while I was stopping up the two holes (8: 208). We stood in the rain and were taken out one at a time to be questioned and shot (8: 220). I could see nothing but the dark and the rain falling across the light from the window. The baby was dead (8: 315). Дождь льет, когда герой теряет друзей, своего ребенка, любимую женщину. Теряет все и всех, только дождь остается с ним. Последние слова в романе "Прощай, оружие": After a while I went out and left the hospital in the rain (8: 320).

Дождь выступает в произведении как предвестник и спутник смерти. Необходимо отметить, что в тексте встречается единичный случай использования лексемы rain метафорично, для придания образности разрушению и смерти: Another hurst and in the noise you could hear the smaller noise of the brick and dirt raining down (8: 56). Камни грязь падали на головы людей дождем. Скупость выразительных средств для описании войны является отличительной чертой авторского повествования, нежеланием декорировать жестокую действительность.

Описывая погоду, писатель не указывает прямо на эмоции героя, а создает особое настроение, передающееся читателю. Единственный случай эксплицитного представления эмотивного состояния: I myself felt as sad as the wet Lombard country that was outside through the window (8: 235). Настроение у меня было тоскливое, как мокрый ломбардский ландшафт за окном.

Вторая группа примеров содержит описание погоды, создающее позитивный эмоциональный фон. Количество теплых, светлых дней, представленных в тексте, невероятно мало. Лексемы hot, sun, warm встречаются крайне редко, использованы для контраста: герою хорошо и уютно вдали от фронта, рядом с любимой: I remember waking in the morning. Catherine was asleep and the sunlight was coming in through the window. The rain had stopped (8: 241). It was warm and like the spring and I walked down the alleyway of trees, warmed from the sun on the wall (8:16). Для описания теплой погоды использованы яркие краски: bright, (very)blue, white, но палитра цветов не отличается разнообразием: на общем фоне непогоды и тоски виден лишь слабый проблеск надежды. Создается впечатление, что герой не испытывает особой радости: It was a hot afternoon and I was sick of lying in bed (8: 96).

В выявленных описаниях погоды обнаружены 174 лексемы, относящиеся к денотативному классу "погодные явления". Первая группа примеров представлена 93% словоупотреблений, вторая — 7%. Особый интерес вызывает лексема rain, количество употреблений которой составляет 52% от общего числа. Столь частое упоминание дождя в тексте романа "Прощай, оружие" усиливает печальную эмоциональную окрашенность повествования, благодаря "возвращающемуся описанию, которое разрушает объективизм повествования. Описание дано через "субъектную призму", через восприятие персонажа. Повествователь нигде не говорит о чувствах героя, но читатель их явно ощущает" (5: 202).

Особого внимания заслуживают частеречные характеристики исследуемых единиц: существительные — 62%, прилагательные — 21%, глаголы — 17%. Подобная "расстановка сил" своеобразно отражает эмоциональное состояние героя: обилие имен существительных, называющих объект, но не действие, косвенно указывает на отсутствие динамики. Герой испытывает усталость и раздражение от того, что не видит перемен. Война кажется ему бесконечной и монотонной. В романе "Прощай, оружие!" нет ни героического пафоса, ни прославления военных побед, как нет и описания собственно военных действий, отсутствует даже имя собственное главного героя повествования.

Л.В. Чалова

Список литературы:

1. Волгина Н.С. Теория текста. М., 2003.

2. Виноградов В.В. О художественной прозе. М., 1930.

3. Лотман М.Ю. Об искусстве. Структура художественного текста. СПб., 1989.

5. Одинцов В.В. Стилистика текста. М., 1980.

6. Развозжаева О.Ю. О роли подтекста и способах его создания в художественном произведении // Вопросы теории текста, лингвистики и интертекстуальности. Серия Лингвистика. Иркутск, 2004. № 2.

7. Финкельштейн Н. Э. Хемингуэй // Современная художественная литература за рубежом. 1974. № 1.

8. Hemingway Е.М. A Farewell to Arms. М., 2004.

9. Stubbs М. Peter Verdonk: Stylistics // Applied Linguistics, 2004. № 1. March.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"