Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Дягтерёва В.В. Мотивы греха и искупления (Э. Хемингуэй «Старик и море», В. П. Астафьев «Царь-рыба», Г. Мелвилл «Моби Дик, или Белый Кит»)

Материалы XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Секция "Филология" / Отв. секретарь Е. И. Кислова. - М.: Издательство МГУ; МАКС Пресс, 2008. - С.444-446.МЫСЛЬ, 2008

В литературной традиции мотив греха функционирует в неразрывном единстве с мотивами покаяния и расплаты/ искупления. В рассматриваемых произведениях он находит воплощение в кощунственном посягательстве героев на «великую рыбу»/ царь-рыбу/ Белого Кита и присутствует на двух уровнях: грех невольный, вынужденный (повесть Хемингуэя) и грех злонамеренный, предумышленный (повествование в рассказах Астафьева и роман Мелвилла).

Для героя повести "Старик и море" (“The Old Man and the Sea”, 1952) рыболовство было не прихотью, а насущной необходимостью в его ежедневной борьбе за выживание, но, тем не менее, его терзают сомнения в допустимости убийства живых существ и правильности его жизненного выбора. Поскольку старик испытывает к пойманной им рыбе уважение как к достойному сопернику и любовь как к брату, мотив греха конкретизируется здесь в мотиве братоубийства. После нападения акул, почти полностью уничтоживших его добычу, Сантьяго все острее начинает понимать трагичность и непоправимость случившегося. Он осознает возможную греховность своего поступка, размышляет о том, меньший или больший грех убить того, кого любишь, и неоднократно просит у рыбы прощения.

Имя старика – Сантьяго (буквально святой Иаков) – напоминает читателю не только одного из апостолов, но и ветхозаветного Иакова, боровшегося с самим Богом и не уступившего Ему: «...я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя» (Быт., 32, 30). Таким образом, в контексте своего имени Сантьяго выступает как достойный противник пойманной им великой рыбы, а библейские аллюзии помогают нам постичь концепцию его создателя. Старик не закостенел в своих убеждениях и, постоянно ведя диалог со своей совестью, внутренне готов к переоценке ценностей. Это помогает ему одержать победу над самим собой (так как заслуга Сантьяго состоит именно в этом, а не в поимке гигантского марлина и не в поединке с акулами). В самой неизбежности смерти заключена возможность обновления, поэтому и пойманная рыба пребывает живой в убившем ее старике. По словам самого Хемингуэя, «нет ничего благородного в том, чтобы быть выше кого-то другого. Истинное благородство проявляется тогда, когда человек становится выше своего прежнего «я»» (Хемингуэй, 2000, С.270).

Нравственная коллизия "Царь-рыбы" (1976) не менее драматична: человек поднимает руку на символ всей природы – праматери, дарующей жизнь. Тем не менее, в восприятии героев Астафьева чистый душой человек, в принципе, способен одолеть царь-рыбу, она недоступна только для грешников.

Игнатьич, несомненно, грешен. Его нельзя назвать рыбаком в исконном, мифологическом смысле этого слова, он не только не считает себя верующим, но не может быть назван и духовно богатой личностью. Об этом свидетельствует и «говорящая» фамилия героя – Утробин. Лишь оказавшись на пороге смерти, он вспоминает о Боге и приносит позднее, но искреннее и полное покаяние. Герой Астафьева просит прощения не только за свой тяжкий грех, но и за всех остальных людей, которые истязают женщину и природу.

Таким образом, царь-рыба у Астафьева не только играет роль природной / божественной карающей силы, но и, в то же время, воплощает в себе царство мертвых, кратковременное пребывание в котором может помочь человеку возродиться к новой жизни (ср. библейский сюжет об Ионе). Поступая в соответствии с православной моделью (грех — покаяние с принятием мук смертных — прощение), Игнатьич освобождается от царь-рыбы, заслужив раскаянием свое право на жизнь.

В романе Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» (“Moby Dick, or the White Whale”, 1851) мотив греха выходит на еще более высокий уровень, находя свое воплощение в родственных темах святотатства и богохульства. Святотатством является покушение на Моби Дика, величайшего из созданий Божьих, богохульством – чувство злобы к «бессловесному существу». В этой связи становится ясным выбор Мелвиллом имени для своего героя. В III книге Царств об Ахаве, царе Самарии, мы читаем: «И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Божиими более всех, бывших прежде него» (Библия, 1991, III Цаp., 16, 30).

Образ Белого Кита имеет множество порой диаметрально противоположных интерпретаций: от косных сил зла и дьявольской силы до олицетворения Истины, реминисценции ветхозаветного Бога и самой природы. В контексте последней из них охота на Моби Дика представляется современному читателю не только нечестивой, но и нелепой: человек как часть природы не может покуситься на целое. Поэтому мы полагаем, что безумие у Мелвилла подразумевает не столько душевный недуг главного героя (поскольку поступками его и в самом деле управляет своеобразная логика), сколько непонимание им основополагающих, глубинных законов природы. Однако капитан Ахав вовсе так не считает, ощущая себя равным самым великим мировым силам: ветру, океану, даже солнцу – и дерзая нанести им ответный удар. Раскаяние и отступление для него неприемлемы.

Таким образом, охота на Моби Дика греховна уже по определению, а гибель Ахава и его команды выглядит «как акт высшего правосудия» (Трубников, 1989, С.74). Безумной жажде мести противостоит ветхозаветная истина: «Мне отмщенье, и Аз воздам» (Библия, 1991, Втор., 32, 35). Именно в ней содержатся ответы на многие вопросы, терзающие рассмотренных нами героев, именно она сводит воедино два мотива – греха и расплаты/ искупления.

Архетипичность мотивов греха и искупления обусловливает типологическую общность данных произведений. Однако традиционная коллизия посягательства человека на значительно превосходящие его природные/ божественные силы (воплощенные в «великой рыбе», царь-рыбе и Белом Ките) в каждом случае находит свое специфическое решение. Конфликт у Хемингуэя выявляет лучшие нравственные качества героя, у Астафьева – очищает его душу, у Мелвилла – приводит его к гибели.

В.В. Дягтерёва

Литература:

1. Трубников Н. Н. (1989) Притча о Белом Ките // Вопросы философии. – 1989. - №1. – С.56-82.

2. Хемингуэй Э. (2000) Кредо человека / Пеp. с англ. В. Стоянова // Иностp. лит. – 2000. - №2. – С.268-272.

3. Библия (1991): Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета канонические. – Минск, 1991. – 925, 292, 118 с.; 4 с. карт.

Страница автора: http://amargodiv.ru


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"