Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Дягтерёва В.В. «Царь-рыба» В. П. Астафьева – «Моби Дик» Г. Мелвилла – «Старик и море» Э. Хемингуэя: К вопросу о типологической общности произведений

Феномен В. П. Астафьева в общественно-культурной и литературной жизни конца ХХ века: Сб. материалов I междунар. науч. конф., посвящ. творчеству В. П. Астафьева. Красноярск, 7-9 сент. 2004г./ Отв. ред Г. М. Шлёнская; Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 2005. – С.148-156.

Среди наиболее значимых для отечественной культуры сочинений Виктора Петровича Астафьева одно из первых мест, безусловно, принадлежит «Царь-рыбе». Однако произведение это не стоит особняком в мировой литературе. Глубокие типологические связи сближают его с романом классика американской литературы Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» и повестью его соотечественника Эрнеста Хемингуэя «Старик и море». При прочтении каждого из них внимание читателя заостряется на чрезвычайно актуальных в настоящее время проблемах экологической этики, решенных в контексте натурфилософии, прежде всего, натурфилософии Шеллинга. Все три автора избирают для своих главных героев сходные архетипы человеческого поведения и помещают их в чрезвычайно близкие между собой экстремальные ситуации.

Все три названных писателя раскрывают свое отношение к проблемам сосуществования человечества и природы через весьма близкие друг другу мифологические образы (мифологемы), такие как, например, мифологемы охотника / рыболова (капитан Ахав – Сантьяго – Игнатьич) и мифологемы реки / океана. И это не случайно. По мнению современных философов и экологов, «мифический» тип отношения к природе не отменен развитием технической цивилизации», более того, в их дискуссиях и размышлениях постоянно присутствует мотив «ностальгии по мифическому, т. е. восприятию природы через миф, гарантирующему органическую цельность, слитность человека с окружающим миром» [1].

В данном контексте образ царь-рыбы (осетра) также приобретает характер мифологемы, равноценной мифологемам Моби Дика (Белого Кита, кашалота) и рыбы (марлина) в произведениях Г. Мелвилла и Э. Хемингуэя. Фактически это три варианта одного мифологического образа – образа Рыбы, имеющего множество символических значений. Культ рыбы был распространен во всем мире еще в эпоху палеолита, а позже нашел свое отражение не только в ряде религий (особенно в христианстве), но также и в литературе и искусстве [2].

Типологическое сходство и различие данных образов можно проследить уже на примере их внешнего описания, которое является отражением тех чувств и мыслей, которые испытывает человек по отношению к рыбе / киту.

Так, в мечтах Игнатьича царь-рыба представлялась «богоданной», «сказочной», «волшебной», но когда он встречает ее наяву, то «долгожданная, редкостная рыба вдруг показалась Игнатьичу зловещей» [3]. Так искаженный внутренний мир героя искажает в его глазах и окружающий мир. Подобным воплощением темных сил является и Моби Дик – но только для одного героя, обезумевшего капитана Ахава, возникая перед его внутренним взором как «бредовое воплощение всякого зла» [4]. Царь-рыба и Моби Дик пробуждают больший или меньший страх в своих преследователях. Напротив, старик Сантьяго у Э. Хемингуэя испытывает к пойманной им рыбе сочувствие и уважение и даже ощущает с ней глубокое внутреннее родство. И, если для Игнатьича царь-рыба – добыча, а Моби Дик для Ахава – объект мести и жестокий противник, то в сознании «естественного человека» Сантьяго из достойного соперника она постепенно превращается в близкого друга. Рыболовство было для старика не прихотью, а необходимостью, но, тем не менее, его терзают сомнения в правомерности убийства живых существ: «Может быть, грешно было убивать рыбу. Думаю, что грешно, хоть я и убил ее для того, чтобы не умереть с голоду и накормить еще уйму людей» [5]. Так в повести Э. Хемингуэя возникает мотив греха, который также явственно присутствует в произведениях В. П. Астафьева и Г. Мелвилла, но в каждом из них находит своё специфическое решение в зависимости от концепции автора.

Например, в восприятии героев В. П. Астафьева царь-рыба недоступна только для грешников, и, таким образом, выполняет роль карающих сил природы. В романе Г. Мелвилла мотив греха выходит на качественно иной уровень. Греховна сама охота на Моби Дика, греховна для каждого из его преследователей. Трагическая коллизия В.П. Астафьева «реки царь и всей природы царь – на одной ловушке» (с. 187) также находит свои параллели в рассматриваемых произведениях Г. Мелвилла и Э. Хемингуэя.

Многие литературоведы уже уделяли свое внимание очевидному параллелизму романа Г. Мелвилла «Моби Дик» и повести Э. Хемингуэя «Старик и море» и несомненному влиянию первого на последнюю. Среди них можно упомянуть А. Старцева [6], Н. Анастасьева [7], О. А. Алякринского [8], Н. М. Пальцева [9].

Однако типологическое сходство данных произведений с повествованием в рассказах «Царь-рыба» также неоднократно подчеркивалось отечественными исследователями. Например, Т. М. Вахитова [10] и В. Я. Курбатов [11] сопоставляют повести В. П. Астафьева и Э. Хемингуэя, а Л. Г. Вязмитинова [12] и А. И. Нагаева [13] – все три указанных произведения. В частности, А. И. Нагаева указывает, что для основного конфликта главы «Царь-рыба» автор избирает ситуацию, «пусть не традиционную, но и не новую в мировой литературе (поединок человека с рыбой), одновременно наполняя ее содержанием, отвечающим его поэтической концепции человека» [14]. В качестве примера А. И. Нагаева приводит выделенные нами произведения Г. Мелвилла и Э. Хемингуэя, но не раскрывает свою мысль подробно. Л. Г Вязмитинова в статье о герое Э. Хемингуэя отмечает, что его борьба с гигантской рыбой – «это бесконечный спор человека с природой. Сантьяго не ловит рыбу, а как бы священнодействует, выполняя положенный ритуал. В этом он сходен с героем «Моби Дика» Г. Мелвилла. Похожие мотивы прослеживаются у В. Астафьева («Царь-рыба», 1976)»[15]. Однако и в этом случае сопоставление данных произведений остается на уровне простого упоминания.

Т. М. Вахитова противопоставляет проблематику «Старика и моря» проблематике «Царь-рыбы»: если у Э. Хемингуэя «борьба человека с природой выявляла огромные резервы воли, мужества, достоинства личности, в другой исторической ситуации в наше время этот сюжет приобретал оттенок не борьбы, а общей роковой беды, которая настигала человека за его пренебрежение к миру природы» [16]. В. Я. Курбатов, напротив, называет «Царь-рыбу» «енисейским вариантом «Старика и моря» [17].

Исследователи неоднократно указывали и на присутствие натурфилософских идей в творчестве В. П. Астафьева или Г. Мелвилла, но при этом до настоящего времени не сопоставляли их наследие в данном аспекте, рассматривая их лишь по отдельности. Так, Ф. Кузнецов, один из первых рецензентов «Царь-рыбы», отзывался о ней, как о книге «философской, вернее (если допустимо переосмысление и осовременивание старинных терминов) – натурфилософской прозы, однозначное, однолинейное истолкование которой обедняет и, по сути дела, убивает ее» [18]. О натурфилософии / натурфилософской концепции В. П. Астафьева упоминали также В. Н. Максимов [19], А.И. Смирнова [20], Г. Белая [21] и др.

Натурфилософия и другие разделы философии Шеллинга нашли свое отражение и в творчестве Г. Мелвилла. Об этом много писал, в частности, Ю. В. Ковалев [22], а также А. М. Зверев [23] и Н. А. Шогенцукова [24]. Н. А. Шогенцукова в своей работе «Опыт онтологической поэтики. Э. По, Г. Мелвилл, Д. Гарднер» пишет о задаче, поставленной Шеллингом перед всяким художником: «Всякий великий поэт призван превратить в нечто целое открывшуюся ему часть мира и из его материала создать собственную мифологию» [25]. Данная задача, безусловно, была выполнена и Г. Мелвиллом, и Э. Хемингуэем, и В. П. Астафьевым. Нельзя также не отметить, что все анализируемые нами произведения представляют собой притчи. Целый ряд исследователей называет «Моби Дика» и «Старика и море» романом-притчей и повестью-притчей соответственно, отмечая при этом в них вневременность, универсальность сюжетов и ярко выраженные библейские мотивы и аллюзии (О. А. Алякринский [26], Т. Ю. Пономарев [27], И. Л. Финкельштейн [28], Л. Г. Вязмитинова [29] и др.).

Многие специалисты по творчеству В. П. Астафьева считают притчей рассказ «Царь-рыба», подчеркивая при этом ее мифологичность (М. З. Бару [30], А. Г. Коваленко[31], А. В. Бармин [32] и др.). А. И. Нагаева посвятила данной проблеме отдельную статью под названием «Притча в художественной структуре «Царь-рыбы» В. Астафьева», указывая, в частности, на то, что в данном произведении «притча расширяет временные границы повествования, конфликт конкретно-исторический превращается в общечеловеческий» [33].

Близка по взглядам к упомянутым исследователям и Л. К. Максимова, автор работы « «Царь-рыба» В. Астафьева. Трансформация жанра проповеди». Она обращает наше внимание на то, что В. П. Астафьев внес «в старую форму проповеди принципиально новое содержание – поиск истины, в то время как в проповеди истина была задана изначально» [34]. Вспомним, что и Г. Мелвилл в «Моби Дике» чрезвычайно органично использовал данный жанр, посвятив обращенной к морякам проповеди отца Мэппла отдельную главу, в которой перед читателем возникают основные мифологемы, а также идеи романа (Глава IX. Проповедь). Однако при этом до сих пор не было еще создано исследования, в котором рассматривалось бы использование жанров притчи и проповеди во всех трех произведениях одновременно.

Еще больший интерес представляет изучение проблем экологической этики в творчестве указанных авторов. К сожалению, до настоящего времени не только не было проведено подробного сравнительного анализа указанных произведений, но и сама проблема взаимоотношений человека и природы, достаточно полно рассмотренная по отношению к наследию В. П. Астафьева и Э. Хемингуэя, по отношению к творчеству Г. Мелвилла решалась в отечественном литературоведении не вполне корректно.

В советской критике романа «Моби Дик, или Белый Кит» совершенно не упоминается слово «экология», истолкование романа является достаточно предвзятым и несет на себе печать идеологических штампов. Так, в 1964 г. Н. И. Самохвалов однозначно определил Белого Кита как олицетворение вполне конкретного зла – «зла, которое несет человечеству капиталистическая цивилизация» [35]. В 1972 г. А. И. Старцев, указывал, что «зло, заключенное в Белом Ките, - это царящая в жизни «неправда»: неравенство и моральная приниженность людей в обществе, где «каждый чувствует скорее не локоть, а кулак соседа»; вынужденное одиночество человека; душевная неустроенность, мешающая ему быть «великим, блистательным и светлым созданием» [36]. Однако, хотя Ахав действительно видит в Моби Дике «всю подспудную чертовщину жизни и мысли» (с.226), но его понимание - лишь один из вариантов постижения многозначного романтического символа, воплощенного в мифологеме рыбы / кита.

Как справедливо отмечал А. Н. Николюкин, «философский образ Моби Дика <…> не поддается прямой дешифровке» [37]. В другом месте он выразился еще яснее: «…Каждый видит в «Моби Дике» то, что хочет» [38]. Еще более глубокое понимание проблемы мы находим у Ю. В. Ковалева, автора нескольких монографий и статей о Г. Мелвилле. Он спрашивает: «…кто таков Моби Дик – просто кит, воплощение мирового Зла, эмблематическое обозначение вселенной? Каждое из этих толкований находит свое подтверждение, но и опровержение в романе. Дело не в том, каков он на самом деле, дело в том, как его видят, воспринимают и понимают разные персонажи книги, носители различных типов сознания» [39]. Тем не менее, и А. Н. Николюкин, и Ю. В. Ковалев, освещая все многообразие вариантов расшифровки данного символа, не указывают среди них возможности экологического прочтения, хотя Ю. В. Ковалев в своих истолкованиях бывает к нему близок.

Из зарубежных авторов наиболее близким к нашему варианту прочтения романа оказался выдающийся американский литературовед Ф. О. Маттисен (1902 – 1950), считавший, что в «Моби Дике» Г. Мелвилл сосредоточил все усилия «на изображении изначальной борьбы человека с природой» [40]. Ф. О. Маттисен также указывает на один важный момент - читая статью Арнольда о Спинозе, Мелвилл подчеркнул тремя чертами слова философа о том, что «желание наше не в том, чтобы природа повиновалась нам, но, напротив, в том, чтобы мы покорялись природе» [41]. Данное обстоятельство укрепляет нашу уверенность в возможности дешифровки образа / мифологемы Моби Дика не только как воплощения Бога, что допускают многие исследователи, но и как олицетворения всей природы, ее не только созидающих, но и нередко разрушительных, карающих человека за его прегрешения сил. Следовательно, перед нами еще одно свидетельство типологического сходства образов / мифологем Белого Кита и Царь-рыбы.

Как мы видим, несмотря на все обилие литературоведческих работ, разрабатывающих тот или иной аспект поставленной нами проблемы, ее систематизированное, многостороннее исследование до сих пор еще не было проведено, в связи с чем можно говорить о недостаточной изученности данного вопроса. Его всестороннее рассмотрение может стать чрезвычайно полезным и актуальным не только для изучения наследия одного из значительнейших русских писателей Виктора Петровича Астафьева, но и для более глубокого прочтения творчества двух великих американских писателей – Германа Мелвилла и Эрнеста Хемингуэя. Таким образом, данное исследование явилось бы еще одной ступенью на пути постижения взаимосвязей отечественной и американской литературы.

В.В. Дягтерёва

Библиографический список:

1. Гайденко В. П. Природа в религиозном мировосприятии// Вопросы философии. – 1995. - №3. – С.43-52.

2. Мифы народов мира: Энциклопедия / Гл. ред. С.А. Токарев. В 2 т. Т.2. М.: Сов. энциклопедия, 1982. С.391-393.

3. Астафьев В.П. Собрание сочинений: В 15 т. Т.6. Царь-рыба. Красноярск: Офсет, 1997. С.183. – В дальнейшем ссылка на это издание с указанием страниц в тексте.

4. Мелвилл Г. Собрание сочинений: В 3 т. Т.1. Моби Дик, или Белый Кит: Роман / Пер. с англ. И. Бернштейн; Вступ. ст., послесл. Ю. Ковалёва; Примеч. Е. Апенко, И. Бернштейн. Л.: Худож. лит., 1987. С.226. - В дальнейшем ссылка на это издание с указанием страниц в тексте.

5. Хемингуэй Э. Собрание сочинений: В 4 т. Т.4. Старик и море; Опасное лето; Праздник, который всегда с тобой; Острова в океане / Пер. с англ.; Послесл. А. Старцева. М.: Худож. лит., 1982. С.60. - В дальнейшем ссылка на это издание с указанием страниц в тексте.

6. Старцев А. От Уитмена до Хемингуэя. М.: Сов. писатель, 1972. С.341.

7. Анастасьев Н. Творчество Эрнеста Хемингуэя: Книга для учащихся. М.: Просвещение, 1981. С.85.

8. Алякринский О. А. «Старик и море»// Энциклопедия литературных произведений/ Под ред. С. В. Стахорского. М.: Вагриус, 1998. С. 474.

9. Пальцев Н. М. «Старик и море»// Энциклопедия литературных героев. Зарубежная литература XX века. М.: Олимп; АСТ, 1998. С.599.

10. Вахитова Т.М. Повествование в рассказах В. Астафьева «Царь-рыба»: Учеб. пособие для студентов филол. спец. вузов. М.: Высш. шк., 1988. С.42.

11. Курбатов В.Я. Миг и вечность. Красноярск: Кн. изд-во, 1983. С.127.

12. Вязмитинова Л.Г. Сантьяго // Энциклопедия литературных героев. М.: Аграф. 1998. С.363.

13. Нагаева А.И. Притча в художественной структуре «Царь-рыбы» В. Астафьева // Фольклор и литература Сибири. Омск, 1981. С.38.

14. Там же.

15. Вязмитинова Л. Г. Указ. соч. С.363.

16. Вахитова Т. М. Указ. соч. С.42.

17. Курбатов В. Я. Указ. соч. С.127.

18. Кузнецов Ф. Жизнь находит уста // Лит. Россия. 1976. № 35. С.5.

19. Максимов В.Н. К вопросу об этико-философской проблематике в повести В.П. Астафьева «Царь-рыба» // Из истории русской литературы и литературной критики: Межвузовский сборник. Кишинёв: Штиинца, 1984. С.95.

20. Смирнова А.И. Поэтика композиции повествования в рассказах «Царь-рыба» В. Астафьева // Проза В. Астафьева (к проблеме мастерства): Межвуз. и межвед. сборник/ Под ред. А.Ф. Пантелеевой. Красноярск: Изд-во КГУ, 1990. С.47,55.

21. Белая Г. Художественный мир современной прозы. М.: Наука, 1983. С.185-186.

22. Ковалев Ю. Герман Мелвилл и американский романтизм. Л.: Худож. лит., 1972. С.222-223.

23. Зверев А. М. Герман Мелвилл и XX век// Романтические традиции американской литературы и современность/ Отв. ред. Я. Н. Засурский. М.: Наука, 1982. С. 244.

24. Шогенцукова Н. А. Опыт онтологической поэтики. Э. По, Г. Мелвилл, Д. Гарднер. М.: Наследие, 1995. С.20.

25. Там же.

26. Алякринский О. А. «Моби Дик»// Энциклопедия литературных произведений/ Под ред. С. В. Стахорского. М.: Вагриус, 1998. С. 299.

27. Пономарев Т. В. Мелвилл Герман// Энциклопедия литературных героев: Зарубежная литература XVIII – XIX веков. М.: Олимп; АСТ, 1997. С.439.

28. Финкельштейн И. Л. Эрнест Миллер Хемингуэй// Краткая литературная энциклопедия/ Гл. ред. А. А. Сурков. Т.8. М.: Сов. энцикл., 1975. Стб.261.

29. Вязмитинова Л. Г. Сантьяго// Энциклопедия литературных героев. М.: Аграф, 1998. С.363.

30. Бару М.З. Нравственный поиск В.П. Астафьева (Концепция мира и человека в художественной структуре «Царь-рыбы») // Проблемы нравственно-психологического содержания в литературе и фольклоре Сибири. Иркутск, 1986. С.59.

31. Коваленко А. Г. Новеллистический цикл 60-70 гг. и индивидуально-стилевые особенности писателя («Царь-рыба» В. Астафьева)// Взаимодействие стиля и жанра в советской литературе: Сб. науч. трудов. Свердловск, 1984. С.69.

32. Бармин А. В. Сказка в повествовании В. П. Астафьева (Материалы к исследованию)// Фольклор народов РСФСР: Межвуз. науч. сб. Уфа, 1983. С.142.

33. Нагаева А.И. Указ. соч. С.40.

34. Максимова Л. К. «Царь-рыба» В. Астафьева. Трансформация жанра проповеди// Художественное творчество и литературный процесс. В. IX. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1988. С.164.

35. Самохвалов Н. И. Американская литература XIX в. (Очерк развития критического реализма). М.: Высш. шк., 1964. С.46.

36. Старцев А. И. От Уитмена до Хемингуэя. М.: Сов. писатель, 1972. С.86.

37. Николюкин А. Н. Американский романтизм и современность / Академия наук СССР; Ин-т мировой литературы им. А. М. Горького. М.: Наука, 1968. С.316-317.

38. Там же. С.340.

39. Ковалев Ю. В. Послесловие// Мелвилл Г. Моби Дик, или Белый Кит: Роман / Пер. с англ. И. Бернштейн. М.: Эксмо, 2003. (Зарубежная классика). С.679.

40. Маттисен Ф. О. Ответственность критики. М.: Прогресс, 1972. С.112.

41. Там же. С.78.

Страница автора: http://amargodiv.ru


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"