Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Гиленсон Б.А. Кредо Хемингуэя: «все о себе в своих книгах»

Гиленсон Б.А. История литературы США, Москва, "Академия", 2003

Многие писатели в конце жизни стремятся подвести творческий итог: пишут автобиографии, исповеди. После смерти Хемингуэя была опубликована статья «Кредо человека» (A Man’s Credo, 1963) — своеобразная квинтэссенция его эстетики и жизненной философии.

Труд писателя.

Хемингуэй убежден, что писатель рассказывает «все о себе в своих книгах». Он относил себя к «пионерам новой эпохи», стремился показать глубинные процессы жизни, запечатлеть ее с максимальной правдивостью, «не сгущая красок и ничего не утаивая». При этом содержание его романов «почерпнуто из глубин сердца и личного опыта». Хемингуэй уверен в бессмертии книг как «самого прочного продукта человеческого труда».

Главные качества художника: способность «верно судить о людях и событиях»; умение трудиться упорно и терпеливо; чувство меры, искусство выбрать из огромной массы материала самое важное; воображение и фантазия, позволяющие мысленно жить в гуще событий; критическая интуиция, дающая возможность определять причины и следствия.

Идеал Хемингуэя вырастает из самой природы его эстетики: это добрая, щедрая и умная книга; простота языка и мысли, демонстрирующая «дар блестящей краткости». Классика для Хемингуэя — живой укор многим современным авторам с их мелкотравчатостью, «пустопорожней болтовней», нереальными героями и сюжетами, надуманными проблемами. В книге «Смерть после полудня» (Death in the Afternoon, 1932), этом своеобразном трактате о бое быков, есть принципиально важные для Хемингуэя размышления о литературе и писательском труде. «Каждая правдиво написанная книга — это вклад в общий фонд знаний, предоставленный в распоряжение идущему на смену писателю, но и этот писатель, в свою очередь, должен внести определенную долю своего опыта, чтобы понять и освоить все то, что принадлежит ему по праву наследования, — идти дальше». Эта мысль о своеобразной писательской эстафете приложима к самому Хемингуэю. Выплавляя свой собственный стиль, он, как уже отмечалось, целеустремленно осваивал повествовательные приемы, накопленные его предшественниками — от Шекспира и Флобера до Толстого и Тургенева, Конрада и Джойса. И сформировал свою уверенную манеру, свою «хемингуэевскую» стилистику, на которую не просто ориентировались, но которой откровенно подражали.

В той же книге Хемингуэй сформулировал и свой знаменитый принцип айсберга: «Если писатель хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом. Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды. Писатель, который многое пропускает по незнанию, просто оставляет пустые места. Писатель, который столь несерьезно относится к своей работе, что изо всех сил старается показать читателю, как он образован, культурен и изыскан — всего-навсего попугай».

Смысл жизни.

Писатель реалистического склада должен понимать глубинные закономерности жизни во всей их сложности и противоречивости: «солнце без туч, радость без горя — вовсе не жизнь». Удачи сменяются поражениями, которые закаляют волю, победы не даются без усилий. Для Хемингуэя жизнь — постоянное движение, развитие, когда человек растет, учится на ошибках, становится выше своего прежнего «я». «В жизни и работе куда более важны не способности, а характер, не ум, а сердце, не гений, а самообладание, терпение и дисциплина, подчиненные трезвому суждению». Хемингуэй не был склонен к отвлеченному философствованию. На исходе жизни он пришел к убеждению, что его идеал — это человек, живущий внутренней жизнью, скромный в своих потребностях, умеющий действовать, чуждый пассивной созерцательности, не ищущий коротких путей к счастью.

Огромное место в творчестве Хемингуэя и его жизни занимала любовь. Хемингуэй считал, что «любовь — единый творец человека и мира», «всеобщий инстинкт»; она «умудряет любящих, обостряет их ум и освежает чувства, порождает окрыленность»; «живет и крепнет, отдавая». Любовь для него — «высшая цель существования», а его религия — «любовь в действии».

Б.А. Гиленсон


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"