Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Гиленсон Б.А. О книге «Старик и море» Э. Хемингуэя

Эрнест Хемингуэй, «Избранные произведения», М.: "Панорама", 1993.

Ранней заявкой на "Старика и море" был очерк Хемингуэя "На голубой воде" (1936). Однако путь от очерка к повести был долог. Он должен был стать "морской" частью задуманной Хемингуэем трилогии о "земле, море и воздухе". Но трилогии не получилось. А роман "За рекой в тени деревьев" (1950) — отклик на минувшую войну — критики встретили весьма прохладно. Хемингуэй решил повестью восстановить свою репутацию. Писал на одном дыхании, вдохновленный пребыванием на его вилле девятнадцатилетней итальянки Адрианы Иванчич, гостившей у него вместе с матерью (она же была "моделью" графини Ренаты из романа "За рекой в тени деревьев"). Что ж, у каждой его крупной вещи была своя муза! Сам Хемингуэй писал о своей работе Ч. Скрибнеру в октябре 1951 года: "Это проза, над которой я трудился всю свою жизнь, она должна быть легкой, простой и лаконичной и в то же время передавать все колебания видимого мира и сферы человеческого духа". 17 февраля 1952 года повесть завершена. Но Хемингуэй решил, что ей надо отлежаться и что ее следует показать друзьям. Его ждало их одобрение. Профессор филологии Карлос Бейкер заявил, что старик Сантьяго достоин занять место рядом с самим шекспировским Лиром, кинорежиссер Леланд Хейуорлд настаивал на немедленной публикации.

И в сентябре 1952 года толпы нью-йоркцев (факт, конечно, сам по себе замечательный) осаждали газетные киоски ради журнала "Лайф", где публиковалась повесть. Она действительно стала "возрождением Хемингуэя". Пять миллионов "Лайфа" были раскуплены, затем последовали отдельные издания, переводы на другие языки, экранизация. В ту осень Хемингуэй получал по восемьдесят — девяносто писем в день. Писали и школьники, и солдаты, и профессора, и старые знакомые из Европы. Предвидя споры критиков относительно милых их сердцу символов, Хемингуэй в письме Бернарду Беренсону, мнением которого очень дорожил, подчеркнул: "Море означает море, старик — старика, мальчик — это мальчик, а акулы не лучше и не хуже, чем все прочие акулы". "Старый мудрец" Беренсон по просьбе Хемингуэя прислал из Италии отзыв, "несколько строк об этом скромном шедевре": "Старик и море" Хемингуэя — это идиллия моря как такового, не моря Байрона и Мелвилла, а моря Гомера, запечатленного в прозе, столь же величавой и неотразимой, как гомеровская поэзия". Его соперник и антипод Уильям Фолкнер, Нобелевский лауреат 1950 года, считал: "Его лучшая вещь. Может быть, лучшее из всего написанного нами — его и моими современниками".

За повесть взялись литературоведы, обнаружив в повести два уровня, событийный и аллегорический. Основной темой называли борьбу человека с темными силами, извечное противоборство с природой. Часто произведение сравнивали с фолкнеровской повестью "Медведь" (1942). Некоторые отыскали и религиозный подтекст, опираясь на сакраментальные для христианства цифры: битва с марлином длится три дня; Сантьяго семь раз падает, укрепляя мачту, убивает семь акул; сам рыбак несет в себе черты Христа, а его мучения сродни крестным мукам.

Некоторые считали, что тут зашифрованы литературные перипетии Хемингуэя в 50-е годы, акулы — это критики, недооценившие роман "За рекой в тени деревьев", а мудрый рыбак, естественно, сам Хемингуэй.

Нашлось множество прототипов Сантьяго, по крайней мере таковыми себя считавших. Это и понятно. Вдова писателя Мери Хемингуэй в интервью журналу "Лук" (1956, XI) заметила: "На Кубе нет рыбака, который не имел бы своей собственной истории о сражении с огромной рыбой. Поэтому, когда вышла книга, каждый из них решил, что это пересказ именно его истории".

Кубинцы считают, что Хемингуэй очень точно отразил их национальный характер. В предместье Гаваны (Кохимар) установлен бюст писателя с надписью "Эрнест Хемингуэй. Автор повести "Старик и море".

Б.А. Гиленсон


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"