Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Кашкин И.А. О сборнике рассказов В наше время

Избранные произведения в 2-х томах. Под ред. И.Кашкина. Государственное издательство Художественной литературы, Москва 1959.

В наше время (In Our Time) - под этим заглавием опубликованы две книги. Первая (Париж, 1924, 32 стр., тираж 170 экз.) состояла из 18 миниатюр, которые позднее вошли как нумерованные главки-миниатюры во вторую книгу под тем же заглавием. Эта книга, вышедшая в Нью-Йорке в 1925 г., включала еще 18 рассказов, вмонтированных между нумерованными главками, в том числе два рассказа («Не в сезон» и «Мой старик») из книги «Три рассказа и десять стихотворений».

Введение «В порту Смирны» было добавлено при переиздании сборника «В наше время» в 1930 г.

Рассказы «У нас в Мичигане», «Мой старик» и «Дома» написаны в манере Шервуда Андерсона. Преодолевая подражательность, Хемингуэй через некоторое время жестоко высмеял манеру Шервуда Андерсона в своем пародийном романе «Вешние воды» («Torrents of Spring», N.-Y., 1926).

Даты в конце отдельных текстов даны по времени первого напечатания.

Место действия миниатюр и некоторых рассказов:

1. Первая мировая война. Начальный период войны в 1914 г. на фронтах Бельгии и Франции — в главах I, III и IV. И конец войны в 1917 — 1918 гг. на итало-австрийском фронте — главы VI и VII.

2. Греко-турецкая война 1921 — 1922 гг. и греческий дворцовый переворот 1922 г. во Введении, в главах II, V и в «L'envoi» (Заключение). Здесь показана эвакуация греками восточной Фракии, расстрел шести греческих министров — зачинщиков войны и виновников поражения Греции, и наконец интервью с экс-королем Константином, низложенным в результате военного переворота, произведенного в 1922 г. Пластирасом.

3. Провинциальная жизнь в США по воспоминаниям о газетной работе в Канзас-Сити — в главах VIII и XV.

4. Испания — бой быков — в главах IX, X, XI, XII, XIII, XIV.

По мысли Хемингуэя, сложная композиция книги должна была отражать раздробленное восприятие мира, характерное для его сверстников в этот сложный послевоенный период. Он как бы сопоставляет два плана — фрагментарные события внешнего мира в главках-миниатюрах и переживания его лирического героя в основных рассказах. Поэтому самое расположение главок и рассказов подчинено той же мысли.

Книга впитала газетный материал, на основе которого создавалась. Сравнение первоначальных газетных вариантов с окончательным книжным текстом дает возможность судить о том, какую большую работу проделал Хемингуэй. Вот первоначальный вариант, напечатанный 20. X 1922 г. в газете «Торонто Дейли Стар»:

«Нескончаемый, судорожный исход христианского населения Восточной Фракии запрудил все дороги к Македонии. Основная колонна, переправляющаяся через реку Марицу у Адрианополя, растянулась на двадцать миль. Двадцать миль повозок, запряженных коровами, волами, заляпанными грязью буйволами; измученные, ковыляющие мужчины, женщины и дети, накрывшись с головой одеялами, вслепую бредут под дождем вслед за всеми своими жалкими пожитками.

Этот главный поток набухает от притекающих из глубины страны пополнений. Никто из них не знает, куда идет. Они оставили свои дома и селения и созревшие, буреющие поля и, услышав, что идет турок, присоединились к главному потоку беженцев. И теперь им только и остается, что держаться в этой ужасной процессии, которую пасут забрызганные грязью греческие кавалеристы, как пастухи, направляющие стада овец.

Это безмолвная процессия. Никто не ропщет. Им бы только идти вперед. Их живописная крестьянская одежда насквозь промокла и вываляна в грязи. Куры спархивают с повозок им под ноги. Телята тычутся под брюхо тягловому скоту, как только на дороге образуется затор. Какой-то старый крестьянин идет, согнувшись под тяжестью большого поросенка, ружья и косы, к которой привязана курица. Муж прикрывает одеялом роженицу, чтобы как-нибудь защитить ее от проливного дождя. Она одна стонами нарушает молчание. Ее маленькая дочка испуганно смотрит на нее и начинает плакать. А процессия все движется вперед».

Если сравнить этот первоначальный вариант с той окончательной редакцией, в которой он вошел, как глава II, в книгу «В наше время», то видишь, что текст сжат вдвое, снято две трети определений и тем самым ослаблено все непосредственно обращенное к эмоциям читателя. Внесена добавочная конкретизация. Вместо общего обозначения «все свои жалкие пожитки», введены «узлы, матрацы, зеркала, швейные машины». Чтобы дать глубину и перспективу, введен ориентир — минареты Адрианополя, а с другой стороны, как центральная группа первого плана, выделена роженица с молоденькой девушкой. Муж, в первоначальном тексте оберегавший ее от дождя, убран. Женщины одни и подчеркнуто беззащитны.

Затем, помимо уточнений, уплотнений, композиционной перестройки, устранено трижды повторяющееся слово «процессия», почти вытеснен оскорбительный для беженцев образ стада и кавалеристов, как пастухов. От него остался лишь глагол «herded» (пасли, направляли). Зато, нагружая образным подтекстом глагол «jam», часто встречающийся в словосочетании the river jammed with logs, Хемингуэй подсказывает другой образ, который подготовлен обдуманным отбором деталей и пронизывает весь текст. Дождь, разлившаяся река, людской поток, «дороги забиты», «мост наглухо забит» — затор повозок, который приводит на ум сплывший и сгрудившийся у запани лес, — и образ народа, выплеснутого на дороги половодьем войны, образ великого исхода все под тем же зловещим дождем.

И.А. Кашкин


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"