Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Лазуткина О.А. Устойчивые эмоции персонажей «потерянного поколения» (на примере хемингуэевской прозы)

Материалы конференции «Гуманитарные аспекты повседневности» - 2014 - IV Всероссийская научно-практическая заочная Интернет-конференция «Гуманитарные аспекты повседневности: проблемы и перспективы развития в XXI веке» Воронеж, 2014

Психологический портрет «потерянного поколения» включает, прежде всего, эмоции – субъективные переживания, которые сигнализируют о благополучном или неблагополучном состоянии их психики. Очевидно, что, описывая «неучтенных жертв войны», Э. Хемингуэй не может говорить о благополучном эмоциональном состоянии персонажей. Писатель считал, обращая внимание на «принцип айсберга», что нет необходимости говорить прямо об эмоциях героев, достаточно описывать действия, при которых они возникают.

При анализе эмоционального состояния героя следует обратить внимание на настроение, аффекты, стрессы и фрустрации – это так называемые «чистые эмоции», которые включены в психические процессы и различные состояния человека.

Настроение героев ранних произведений Э. Хемингуэя характеризуется постепенным возрастанием пессимистических тенденций. Оно формируется в течение определенного периода времени – периода первой мировой войны, то есть существует абсолютно четкая причина подобному состоянию.

Можно проследить нарастание пессимистических настроений героя. Так, в сборнике рассказов «В наше время» Ник Адамс предстает перед читателем подростком в кругу своей семьи в довоенное время. В рассказе «Индейский поселок», который служит камертоном всей книге, ощущается настроение покоя. Из лодки, в которой юноша плывет с отцом доктором принимать роды у индейской женщины, он видит невероятную красоту природы – воду озера, встающее солнце, плещущуюся рыбу – все вызывает ощущение гармонии. Даже то, что он становится невольным свидетелем кесарева сечения и самоубийства мужа рожающей женщины, не меняет его оптимистического настроя на будущее. Встреча со смертью всего лишь вызывает определенный интерес:

«- Трудно умирать, папа?

- Нет. Я думаю, это совсем нетрудно, Ник. Все зависит от обстоятельств.

Они сидели в лодке. Ник - на корме, отец - на веслах. Солнце вставало над холмами. Плеснулся окунь, и по воде пошли круги. Ник опустил руку в воду. В резком холоде утра вода казалась теплой.

В этот ранний час на озере, в лодке, возле отца, сидевшего на веслах, Ник был совершенно уверен, что никогда не умрет» [Хемингуэй, с. 110]. Ощущение тепла холодной воды – внешнее проявление спокойствия в предвоенном мире. Концовка рассказа создает положительный посыл, который, к сожалению, не оправдается в последующих историях сборника и романах.

Радужный настрой меняется в связи с пребыванием хемингуэевского героя на войне. Гнев, который испытал лейтенант Фредерик Генри (роман «Прощай, оружие!») по поводу расправы итальянской жандармерией с предполагаемыми дезертирами во время отступления, которых они принимают за переодетых немцев, явился краткой эмоциональной реакцией – так называемой реакцией фрустрации (от лат. frustatio - обман, разрушение планов). Такое состояние возникало у героя в ответ на появление непреодолимого препятствия на пути удовлетворения потребности честно выполнять обязанности санитара в условиях войны.

Американский акцент героя показался итальянским полицейским особенно подозрительным в хаосе отступления. Генри удается уйти от расстрела и от погони, он быстро принимает решение с разбега прыгнуть в реку. Оказавшись в вагоне грузового поезда, лейтенант размышляет о своих чувствах и эмоциях. «Гнев смыла река вместе с чувством долга. Впрочем, это чувство прошло еще тогда, когда рука карабинера ухватила меня за ворот. Мне хотелось снять с себя мундир, хоть я не придавал особого значения внешней стороне дела. Я сорвал звездочки, но это было просто ради удобства. Это не было вопросом чести. Я ни к кому не питал злобы. Просто я с этим покончил. Я желал им всяческой удачи. Среди них были и добрые, и храбрые, и выдержанные, и разумные, и они заслуживали удачи. Но меня это больше не касалось…» [Хемингуэй, с. 200]. Эмоции американца Фредерика Генри порождают в нем отрицание бессмысленных убийств на войне. Чувство долга ему не присуще, так как это не его война, а итальянская, австрийская, немецкая. В книге описывается время, когда Америке только предстояло вступить в союзную коалицию. Поэтому нельзя назвать его предателем или обвинить в трусости.

Возникшее настроение безразличия у лейтенанта Ф. Генри к внешним событиям перерастет затем в пессимистическое восприятие военной действительности, когда герой будет размышлять о мире и его жертвах. «Он еще далек от того, чтобы объявить войну войне <…>, он лишь заключает сепаратный мир и выходит из игры» [Кашкин, с. 94]. Эмоциональному безразличию противостоит любовь Фредерика и Кэтрин, которая создаст барьер между их частной жизнью и внешним миром. Показательно, что настроение одного человека может передаваться другим людям. Кэтрин Баркли полностью поддалась настроению своего возлюбленного.

Эмоциональное безразличие характерно и героям Э. Хемингуэя, которые в послевоенное время налаживают свой быт. Обратимся к рассказу «Кошка под дождем» (сборник рассказов «В наше время»). Писатель стилистическими повторами подчеркивает безразличие американца к происходящему вокруг и к его супруге. После кратких реплик, обращенных к жене, следуют ремарки: «муж продолжал читать, полулежа на кровати, подложив под голову обе подушки»; «Джордж уже снова читал»; «Джордж не слушал. Он читал книгу. Она смотрела в окно, на площадь, где зажигались огни» [Хемингуэй, с. 204-205]. Эмоциональный кризис героя спровоцирован его участием в войне. Писатель не говорит об этом прямо, но в начале рассказа указывает на памятник жертвам войны, как бы фокусируя проблему в бронзе.

В то же время у жены Джорджа возникает аффект – своеобразный эмоциональный шквал, внезапно обрушивающийся на душевное состояние героини: «– И хочу есть за своим столом, и чтоб были свои ножи и вилки, и хочу, чтоб горели свечи. И хочу, чтоб была весна, и хочу расчесывать волосы перед зеркалом, и хочу кошку, и хочу новое платье…» [Хемингуэй, с. 205]. Ее эмоциональный взрыв подготавливался постепенно на основе аккумуляции накопившихся переживаний, когда желание домашнего уюта просто переполнило ее душу.

Проявлением аффекта можно назвать и избиение юного матадора Робертом Коном (роман «Фиеста»). Причиной драки стал любовный треугольник – Педро Ромеро – Брэт Эшли – Роберт Кон. Последний влюбился в тридцати четырехлетнюю красавицу, которая использовала мужчин в целях собственного удовольствия. Брэт в очередной раз поддалается чувству влюбленности, не смогла устоять при виде мужества и божественной красоты матадора Педро. Эмоционально импульсивный Роберт попытаетя таким способом отстоять свою возлюбленную. Эмоции же главного героя Джейка Барнса контрастны эмоциям Кона, по крайней мере, внешне. С одной стороны, его спокойные фразы безэмоцинальны, ровны, передают чувство смирения с тем, что его любовь к Брэт может быть только платонической из-за физической неполноценности, приобретенной в военное время:

«- Нельзя ли нам жить вместе, Брет? <…>

- Не думаю. Я бы изменяла тебе направо и налево. Ты бы этого не вынес.

- Сейчас выношу ведь.

- Это другое дело. В этом я виновата, Джейк. Уж такая я уродилась.

- Нельзя ли нам уехать на время из города?

- Это ни к чему не приведет. Поедем, если хочешь. Но я не смогу спокойно жить за городом. Даже с любимым.

- Знаю» [Хемингуэй, с. 583]. За таким внешне эмоциональным спокойствием в душе скрывается шквал чувств, однако, побывав на войне, он научился справляться со своими переживаниями и может разумно управлять своим поведением. Джейк Барнс, в отличие от Кона, не совершает таких действий, о которых потом будет сожалеть. Управляя своими эмоциями, он уравновешивает баланс между жизнью и смертью.

Условия войны для человека можно определить как экстремальную ситуацию (предполагают опасность для жизни), в связи с которой, чаще всего, возникает эмоциональное состояние стресса. Герои Э. Хемингуэя послевоенного поколения испытывали чрезмерно сильное и длительное психологическое напряжение на фронтах первой мировой, что привело к эмоциональной перегрузке их нервной системы. Так, герой рассказа «Дома» (сборник рассказов «В наше время») Кребс, находясь рядом с близкими, не в состоянии забыть войну, его эмоциональное состояние сигнализирует о нервном надломе. Он не желает добиваться девушек, так как ему «лень и скучно», он не хочет работать, не верит в Бога:

«– Бог всем велит работать, – сказала мать. – В царстве божием не должно быть лентяев.

– Я не в царстве божием, – ответил Кребс.

– Все мы в царстве божием.

Как всегда, Кребс чувствовал себя неловко и злился.

– Я так беспокоюсь за тебя, Гарольд, – продолжала мать. – Я знаю, каким ты подвергался искушениям. Я знаю, что мужчины слабы. Я еще не забыла, что рассказывал твой покойный дедушка, а мой отец, о Гражданской войне, и всегда молилась за тебя. Я и сейчас целыми днями молюсь за тебя» [Хемингуэй, с. 216]. Эмоциональное состояние стресса у Кребса продолжается довольно долго и оказывает отрицательное влияние на его личность. Оно координирует поведение героя, бывший фронтовик проявляет свою полную беспомощность в противостоянии стрессовому воздействию.

Перенесенный стресс может оказывать и положительное влияние на личность. В судьбе Фредерика Генри такое эмоциональное состояние выполнило мобилизационную функцию. В поведении героя это проявилось в отказе от участия в войне и в привлечении всех сил для пересечения границы Швейцарии с целью начать там гармоничную мирную жизнь с возлюбленной. В отличие от Кребса личность лейтенанта Генри характеризуется стрессоустойчивостью. Он сумел проявить решимость и не отступить от своих намерений именно в опасный момент – момент угрозы расстрела.

Таким образом, психологическое состояние представителей «потерянного поколения» можно обозначить как эмоционально нестабильное. Следует помнить, что эмоции как определенная система сигналов указывает на значимость происходящего в жизни человека и героя произведения. Эмоциональное состояние персонажей Э. Хемингуэя характеризуется наращением пессимистических настроений, проявлением интенсивных эмоциональных реакций – гнева, шквала чувств, физических расправ. Война для ее участников является стрессовой ситуацией, выход из которой герои писателя находят в двух направлениях – ощущение беспомощности и максимальной мобилизации всех сил личности.

О.А. Лазуткина

Литература:

1. Кашкин, И. Эрнест Хемингуэй [Текст] / И. Кашкин. – М. : Худож. лит., 1966. – 320. с.

2. Хемингуэй, Э. В наше время [Текст] / Э. Хемингуэй // Собр. соч. В 4 т. – М. : Худ. лит., 1968. –Т.1. – С. 107-299.

3. Хемингуэй, Э. Фиеста (И восходит солнце) [Текст] / Э. Хемингуэй // Собр. соч. В 4 т. – М. : Худ. лит., 1968. – Т. 1. – С. 562-715.

4. Хемингуэй, Э. Прощай, оружие! [Текст] / Э. Хемингуэй // Собр. соч. В 4 т. – М. : Худ. лит., 1968. – Т. 2. – С. 5-326.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"