Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Лукьянова О.А. Эволюция экологического сознания в творчестве Эрнеста Хемингуэя

Вестник Полоцкого государственного университета. Серия A: Гуманитарные науки №10, 2016.

Проведен анализ эволюции экологического сознания Эрнеста Хемингуэя на основе биографических данных, а также автобиографических произведений «Зеленые холмы Африки» и «У подножия Килиманджаро». Приводится определение понятия «экологическое сознание» и подчеркивается роль детства и кризиса среднего возраста в его формировании. Изученные произведения позволяют прийти к выводу, что сознание Эрнеста Хемингуэя претерпевает трансформацию от эгоцентризма к экоцентризму, от стремления возвыситься над природой и подчинить ее себе до страстного желания стать частью архаичного, не отделяющего себя от природы общества. Цивилизованный, белый человек рассматривается как угроза для природы. Проявление любви к животным претерпевает изменение: от убийства с первого выстрела до защиты и любования ими.

Ключевые слова: архетип, Африка, кризис среднего возраста, охота, сафари, экологическое сознание.

Введение.

На протяжении всей жизни человека формирование его сознания и мировоззрения не прекращается. Одной из составных частей понятия сознания является экологическое сознание. В учебном пособии «Экологическое сознание» В.И. Медведевым и А.А. Алдашевой предлагается определение понятия в наиболее общем смысле как «сформированной в виде понятийного аппарата системы отношения человека к его связям с внешним миром, к возможностям и последствиям изменения этих связей в интересах человека или человечества, а также распространение существующих концепций и представлений, имеющих социальную природу, на явления и объекты природы и на их взаимные связи с человеком» [1, с. 6]. Как отмечают сами авторы, такое определение очень близко к определению мировоззрения, т.к. является одним из его базовых компонентов. Цель данной статьи – проследить формирование и эволюцию экологического сознания Э. Хемингуэя на примере фактов его биографии, а также автобиографических произведений «Зеленые холмы Африки» (1935) [2] и «У подножия Килиманджаро» [Книга не переведена на русский язык. Перевод названия и цитат из книги наш. – О.Л.] (Under Kilimanjaro, 2005) [3], созданных на основе первого и второго сафари писателя в Восточной Африке 1933–1934 и 1953 годов соответственно.

Основная часть.

Взаимодействие человека с окружающим миром, природой начинается с момента его появления на свет. Тогда же начинается формирование сознания, в том числе экологического сознания. Эрнест Хемингуэй (1899–1961) известен не только как писатель, Нобелевский лауреат, но и как заядлый охотник и рыбак, что не удивительно, так как с малых лет отец писателя, Кларенс Хемингуэй, приучал его к охоте и рыбалке. Лето семья мальчика проводила в Северном Мичигане на берегу озера Валлун среди дикой природы. Мать Э. Хемингуэя в своих дневниках писала, что в 2,5 года отец научил Эрнеста стрелять, а в четыре он уже умел обращаться с револьвером [4].

Как отмечает Б. Грибанов, «писатель с раннего детства проявлял живой интерес к природе – к восьми годам он знал назубок наименования всех деревьев, цветов, всех птиц, рыб и зверей, встречающихся на Среднем Западе» [5, с. 5].

Итак, едва ли не с младенчества Э. Хемингуэй был охотником и рыбаком, хорошо знавшим повадки животных и птиц. Охота, как и рыбалка, были страстью всей его жизни. В конце 1933 года сбылась давняя мечта писателя – он отправился в свое первое сафари в Восточную Африку. Основанная на событиях данного путешествия автобиографическая повесть «Зеленые холмы Африки» пропитана духом соперничества и борьбой Э. Хемингуэя и его напарника Гарри за трофеи. Писателя жалит «острая зависть» к, казалось бы, менее опытному, но, видимо, более удачливому сопернику, особенно в тот момент, когда ему удается подстрелить куду с огромными рогами, но рога добычи Карла оказываются на несколько дюймов длиннее. У Хемингуэя не просматривается ни капли жалости или сострадания к своим жертвам, хотя, по его мнению, он очень их любит.

Любовь заключается в том, чтобы убить с первого выстрела и не мучить животное: «Я со спокойной душой убивал всяких зверей, если мне удавалось сделать это без промаха, сразу: ведь всем им предстояло умереть, а мое участие в «сезонных» убийствах, совершаемых каждый день охотниками, было лишь каплей в море. Да, совесть моя молчала, когда я убивал зверей наповал» [2, с. 359]. Как видим, у Э. Хемингуэя не сформировано осознание личной ответственности за сохранение природных богатств, однако он четко осознает силу коллективного влияния цивилизованного человека на природу, как будто он не является его частью. Писатель много размышляет о том, как манит его своей первозданностью этот «дикий» континент, «хорошая страна», где хорошая охота и рыбалка, и что происходит со странами, когда туда приходит белый человек: «С нашим появлением континенты быстро дряхлеют. Местный народ живет в ладу с ними. А чужеземцы разрушают все вокруг, рубят деревья, истощают водные источники, так что уменьшается приток воды, и в скором времени почва – поскольку травяной покров запахивают – начинает сохнуть, потом выветривается, как это произошло во всех странах и как начала она выветриваться в Канаде у меня на глазах» [2, с. 371]. Однако Эрнест Хемингуэй сам является частью той цивилизации, которую обвиняет в гибели первозданной природы, но, видимо, не хочет этого признавать.

Охота для Эрнеста Хемингуэя – это всего лишь развлечение и возможность показать свое превосходство как над соперниками, так и над природой. Смерть животного веселит и радует писателя. Если рев умирающего буйвола кажется Полин (второй жене Э. Хемингуэя, сопровождавшей его в сафари) тоскливым, то самому Хемингуэю он «показался очень веселым» [2, с. 223]. Эрнест Хемингуэй не скрывает своей ненависти к гиенам, но, возможно стыдясь обнажить свое отвращение во всей полноте, описывает, как веселился ружьеносец М'Кола, наблюдая за подстреленным животным: «истинный разгар веселья начинался после настоящего мастерского выстрела, когда гиена, раненная на бегу в заднюю часть туловища, начинала бешено кружиться, кусая и терзая собственное тело до тех пор, пока у нее не вываливались внутренности, а тогда она останавливалась и жадно пожирала их» [2, с. 145].

Радость писателю доставляет не только соревновательный дух во время охоты. Всеми органами чувств он наслаждается смертью животного: зрением, обонянием, осязанием. С каким упоением он смотрит, трогает и ощущает запах убитого животного: «Это и был наш огромный, прекрасный самец куду, он лежал на боку, мертвый, и рога его, дивные, разлетистые рога, изгибались темными спиралями; он свалился в пяти шагах от того места, где его настиг мой выстрел, и лежал – большой длинноногий, серый с белыми полосами, увенчанный огромными рогами орехового цвета, на концах словно выточенными из слоновой кости, с густой гривой на высокой красивой шее, с белыми отметинами между глаз и на носу – и я, нагнувшись, дотронулся до него, чтобы убедиться, что это не сон. Куду лежал на том боку, куда вошла пуля, вся шкура была целехонька, и от него исходил нежный, приятный запах – так благоухает дыхание телят и тимьян после дождя» [2, с. 322]. Никакие неудобства лагерной жизни, изнурительные преследования, неудачи или даже амебная дизентерия, которой переболел писатель, не могли остановить его.

«Настоящий охотник бродит с ружьем, пока он жив и пока на земле не перевелись звери…» [2, с.118] – такова твердая убежденность писателя.

Итак, во время своего первого сафари Эрнест Хемингуэй предстает как человек, стремящийся обуздать природу и показать свое превосходство над ней, осознающий разрушающее воздействие цивилизации на окружающую среду, но не отождествляющий себя с этой цивилизацией.

Между первым и вторым сафари прошло 20 лет. Многое изменилось в жизни писателя: он стал очевидцем ряда военных действий, уничтожения Хиросимы и Нагасаки, был женат уже в четвертый раз. Все эти жизненные перипетии, бесспорно, повлияли на мировоззрение и мироощущение писателя, тем более что они совпали с кризисом среднего возраста. Проведя исследование становления экологического мышления, М.К. Романова получила следующие результаты: «Сравнивая показатели эконаправленности взрослой личности в онтогенезе, мы имеем высокие результаты у лиц, переживающих кризис среднего возраста, независимо от их уровня образованности. Этот факт демонстрирует значимость периода кризиса среднего возраста для развития экологического сознания взрослой личности вследствие переориентации ее смысловой сферы от эгоцентризма к гуманизму и экоцентризму» [6, с.171].

Видимо, такая переоценка ценностей и переход от эгоцентризма, когда главным было самоутвердиться и показать свое превосходство, к экоцентризму произошли и с Эрнестом Хемингуэем. За день до отправления в Африку писатель в интервью Леонарду Лайонсу сказал, что они с Мэри едут в Африку, чтобы сфотографировать и понаблюдать за слонами. Писатель резюмировал: «Я не люблю убивать животных» [7, с. 71].

Прибыв в Африку 1 сентября 1953 года, Эрнест Хемингуэй был удостоен чести стать инспектором по охране дичи. Его обязанностью было охранять близлежащие поселения от животных-мародеров, нападающих на скот местных жителей, а также контролировать популяцию животных. Хемингуэй теперь убивает только для снабжения лагеря мясом, а также животных, «нарушивших закон». Это доставляет ему невероятное удовольствие: «Время охоты ради трофеев давно для меня ушло. Мне по-прежнему нравилось стрелять и убивать с первого выстрела, но я охотился ради мяса, или чтобы подстраховать Мисс Мэри, а также на животных, объявленных вне закона, или ради так называемого контроля над животными-мародерами, хищниками и вредителями» [3, р. 116–117]. Даже лев, на которого с таким азартом на гране одержимости охотится Мэри, – это лев, нападавший на скот, равно как и леопард самого Хемингуэя.

Писателю нравится тот неторопливый и размеренный образ жизни в лагере, который они ведут в этот раз в Африке: «Я думал, как нам повезло в этот раз в Африке довольно долго жить на одном месте. Мы знали каждое отдельное животное, и каждую змеиную нору, и змей, живущих в них» [3, р. 116]. У него появилась возможность наблюдать за природой (он ведет дневник, куда записывает все местные виды птиц), за обычаями и укладом местных жителей, изо всех сил стараясь стать своим в Африке. Местные жители далеки от цивилизации и ведут практически архаичный образ жизни. Жизнь среди племени камба – это способ уйти от цивилизации и испытать единение с природой. У Хемингуэя больше нет желания показать свое превосходство над природой, теперь он осознает себя ее неотъемлемой частью. Эрнест Хемингуэй становится примером того, что цивилизованный, современный человек «в более глубоких слоях своей психики все еще остается человеком архаичным» [8], не отделяющим себя от природы. В своем исследовании племен, ведущих первобытный образ жизни, К.Г. Юнг отмечает, что «их зоологическая классификация не достигает вершины в homo sapiens; наивысшим существом для них является слон, затем лев, потом удав или крокодил, потом человек и затем более низкие существа. Человек здесь все еще включен в природу. … Цивилизованный же человек пытается овладеть природой…» [8]. Удивительным совпадением является то, что даже в то время, когда Хемингуэй гонялся за трофеями, охота на слонов оставалась для него табу. Он всегда испытывал уважение и восхищение этими могучими и спокойными животными. Выполняя миссию инспектора по охране животных во время второго сафари, он с облегчением вздохнул, когда оказалось, что стадо слонов, нанесшее вред шамбе [Деревня или небольшое возделанное поле на суахили.], ушло, и ему не придется, выполняя свой долг, убивать этих величавых животных. Еще в «Зеленых холмах Африки», мечтая о возвращении на континент, писатель с радостью представляет, как «когда слоны пойдут через холмы, мы станем смотреть, как они ломают ветки, и мне не нужно будет стрелять, я буду просто лежать на палых листьях и глядеть» [2, с. 369]. В психологии архетип слона имеет несколько значений: ум, мудрость, долголетие, преодоление смерти, сострадание, верховную власть и так далее [9]. Возможно, с одной стороны, для Хемингуэя на бессознательном уровне убить слона означало убить саму возможность на преодоление смерти, с которой он играл всю жизнь, и много раз ему удавалось ее обмануть. С другой стороны, с точки зрения психоанализа З. Фрейда, слон, очевидно, является фаллическим символом, и убить слона означало бы убить в себе мужчину, а, как известно, всей своей жизнью писатель старательно создавал образ «альфа-самца».

Несмотря на миросозерцательный образ писателя в произведении «У подножия Килиманджаро» внимательный читатель может заметить своего рода противоречие. Ведь Хемингуэй всеми силами пытается стать одним из камба, и при этом ему платят колониалисты и журнал Look, который заказал фото и статьи о сафари, что, учитывая известность писателя, наверняка привлечет очередных охотников за трофеями. Мэри интересуется: «Для кого мы на самом деле охраняем дичь?», и, получив ответ мужа, радуется, «что мы делаем это ради самой дичи. Все остальное – не важно» [3, с. 132].

Заключение.

Сравнивая поведение писателя во время первого и второго сафари, мы видим, что произошло изменение экологического сознания писателя от эго- к экоцентризму, от потребительского к созидательному отношению к природе и стремлению единения с ней. Писатель больше не пытается показать свое превосходство над окружающей средой, а осознает себя неотъемлемой ее частью. Э. Хемингуэй не перестает охотиться, но меняется сам смысл охоты, суть которой сейчас сводится к добыче пропитания или контролю популяции отдельных видов. Любовь к животным претерпевает трансформацию от милостивого убийства с первого выстрела до их защиты. Эволюция экологического сознания Эрнеста Хемингуэя еще раз подтверждает, что, пройдя кризис среднего возраста, наряду с переоценкой всех других ценностей, у него происходит и переоценка своего отношения к природе и взаимодействия с ней.

О.А. Лукьянова

Литература:

1. Медведев, В.И. Экологическое сознание : учеб. пособие / В.И. Медведев, А.А. Алдашева. – Изд. второе, доп. – М. : Логос, 2001. – 384 с.

2. Хемингуэй, Э. Старик и море. Зеленые холмы Африки / Э. Хемингуэй. – М. : Изд-во АСТ, 2015. – 381 с.

3. Hemingway, E. Under Kilimanjaro / E. Hemingway ; ed. by R.W. Lewis, R.F. Fleming. – Kent State University Press, 2005. – 456 p.

4. Hemingway and Africa: Studies in American Literature and Culture / ed. by M.B. Mandel. – Rochester, N.Y.: Camden House, 2013. – 426 p.

5. Грибанов, Б.Т. Эрнест Хемингуэй / Б.Т. Грибанов – М. : Молодая гвардия, 1971. – 448 с. – (ЖЗЛ).

6. Романова, М.К. Онтогенетические особенности развития экологического сознания взрослой личности с разным уровнем образованности [Электронный ресурс] / М.К. Романова // Science and Education a New Dimension. Pedagogy and Psychology. – 2014. – II(8), Вып: 16. – Mode of access: http://seanewdim.com/uploads/3/2/1/3/3213611/romanova.html. Режим доступа: 18.05.2016.

7. Conversations with Ernest Hemingway / ed. by M.J. Bruccoli. – Univ. Press of Mississippi, 1986. – 205 p.

8. Юнг, К.Г. Архиачный человек [Электронный ресурс] / К.Г. Юнг. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/_yungk02.htm. – Дата доступа: 20.05.2016.

9. Энциклопедия символов и геральдики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.symbolarium.ru/index.php/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%BD. – Дата доступа: 20.05.2016.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"