Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Макарова Н.П., Хайрова Н.Г. О реализации лингвистической пресуппозиции в художественном тексте (на примере романа Э. Хемингуэя «Прощай оружие»)

Лингвистические и экстралингвистические проблемы коммуникации. Теоретические и прикладные аспекты. Межвузовский сборник научных трудов вып. 6. Изд. Мордовского университета, Саранск, 2008

Пресуппозиция — новое понятие в лингвистике, и круг явлений, подводимых под него, настолько широк, что иногда правомерно ставится вопрос, а есть ли вообще в трактовке пресуппозиции нечто общее, относительно чего у всех языковедов, рассматривающих пресуппозицию, было бы общее понимание.

Понимание пресуппозиции как отношения предложения к миру по существу заимствовано из стандартной математической логики, в которой, в частности, определяются условия, которым должен удовлетворять описываемый логическим языком мир, чтобы предложение определенного типа на этом языке было истинным. Определение этих условий связано с понятием логической пресуппозиции: предложение S предполагает (presupposes) предложение S’ в том случае, если предложение S’ выводится из предложения S и отрицание предложения S (т. е. — S) не затрагивает выводимости S’. Предложение 5” должно быть истинным, иначе не может быть истинным предложение S.

Следует заметить, что слово «пресуппозиция» (presupposition) заимствовано из английского языка, в котором оно означает «предположение», «допущение» или «исходную предпосылку».

Проблема пресуппозиции в современной лингвистике выдвинулась в ряд самых важных проблем. Она стала дальнейшим этапом изучения вопросов семантики синтаксиса, семантики предложения.

В лингвистической литературе пресуппозиция в основном определяется как «условия, которые должны удовлетворять употреблению определенного предложения» [Fillmore, 1969: 109]. Обычно исследование пресуппозиции проводится лингвистами на примерах изолированных предложений, однако анализ пресуппозиций предложения можно сделать более объективным, если выйти за рамки отдельно взятого предложения и рассматривать определенный текст. Наиболее благоприятным текстом может быть текст художественного произведения. Понятие пресуппозиции будет рассмотрено в применении к повествовательным предложениям.

Под лингвистическими (коммуникативными) пресуппозициями повествовательных предложений понимаются ретроспективно осознаваемые высказывания, которые по своей семантике сигнализируют о достоверности сообщаемого, причем пресуппозиции должны быть представлены эксплицитно в предшествующем тексте. Как явствует из определения, понятие пресуппозиции основывается на коммуникативном характере предложения как средстве передачи информации.

Следует выделять пресуппозиции повествователя и пресуппозиции читателя. [Царев, 2003: 41]. Предложение в тексте художественного произведения лишь тогда будет понято правильно, когда пресуппозиции повествователя и читателя совпадают или, если применить термин Н. Д. Арутюновой, составляют их «фонд общих знаний» [Арутюнова, 1973: 84].

Исходя из вышесказанного, проведем пресуппозиционный анализ первого предложения романа «Прощай, оружие» Э. Хемингуэя.

In the late summer of that year we lived in a house in a village that looked across the river and the plain to the mountains.

Это предложение является повествовательным зачином романа. Зачину в произведениях художественной литературы отведена особая роль. В зависимости от того, как построен (оформлен) зачин, какие средства национального языка использовал в нем писатель, как он их аранжировал, возникают первые пресуппозиции читателя, его первые эстетические и художественные впечатления.

К лингвистическим средствам — выразителям пресуппозиции достоверности — можно отнести следующие средства: зачинательный формант there be, имена собственные, указательные слова, определенные артикли, личные местоимения.

Одним из наиболее широко употребляемых выразителей пресуппозиции достоверности в английском языке является зачинательный формант there be. «Роль этого форманта there be... особенно очевидна в текстах, события которых заведомо вымышлены, но которые тем более надо представить как события достоверные» [Иртеньева, 1975: 12].

Другим выразителем пресуппозиции достоверности в английском языке являются имена собственные. Вымышлено это имя или реально, при упоминании имени собственного у получателя сообщения немедленно возникает пресуппозиция достоверности получаемой информации.

Широко употребляемыми выразителями пресуппозиции достоверности являются определенные артикли и указательные слова. Семантика определенного артикля и указательных слов содержит в себе семы достоверности, поскольку в сообщении речь идет о чем-то реально существующем.

Выразителями пресуппозиции достоверности наряду с ранее упомянутыми являются также личные и указательные местоимения. Это связано с основным значением местоимений. Употребление личных и указательных местоимений сигнализирует о том, что в сообщении речь идет о лице или предмете уже знакомом, ранее упоминавшемся и реально существующем, достоверном.

В анализируемом предложении структурно-семантическому ядру предложения we lived предшествует обстоятельство времени in the late summer of that year. С точки зрения информативности данное предложение является типичным «временным» зачином. Однако с точки зрения семантики оно не совсем обычно. Повествователю совершенно достоверно известно, о каком именно лете какого года он вспоминает. На это указывают грамматические индикаторы пресуппозиции достоверности — определенный артикль the и указательное местоимение that. Он не указывает точные даты событий. Повествователь также хорошо знает людей, которые вместе с ним принимали участие в описываемых событиях и которые скрыты за местоимением we. Наконец, он знает места событий, что ясно из семантики предложения. Таким образом, у повествователя имеются определенные знания обстановки и событий, о которых он не упоминает в начале своего рассказа. Назовем эти знания «фондом знаний повествователя». Этот фонд знаний составляет пресуппозиции повествователя.

Согласно положению о том, что семантика предложения в художественном тексте лишь тогда будет понята правильно, когда пресуппозиции читателя и повествователя совпадают, проведем анализ пресуппозиций читателя.

Прежде всего, у читателя возникает пресуппозиция достоверности описываемых повествователем событий. Выразителями пресуппозиции достоверности в данном случае выступают указательное место- имение that, личное местоимение we и определенные артикли. Эти же лексико-грамматические индикаторы указывают на то, что повествование не рассчитано ни на кого, кроме самого повествователя. Это составляет вторую пресуппозицию читателя. Далее, грамматическая форма времени глагола live (Past Indefinite) показывает, что речь идет о событиях прошлого.

Итак, читатель понимает, что перед ним воспоминания о достоверных событиях, которые имели место в прошлом. Указанные пресуппозиции являются «фондом знаний» читателя. Но они же являются и «фондом знаний» повествователя. Таким образом, они становятся «фондом общих знаний» автора и читателя, пресуппозициями, которые далее имеют силу на протяжении всего произведения.

Макарова Н.П., Хайрова Н.Г.

Библиографический список

1. Арутюнова Н. Д. Понятие пресуппозиции в лингвистике // Изв. АН СССР. — Сер. лит. и яз. - 1973. - Т. XXXII, вып. 1. - С. 84-89.

2. Иртеньева Н. Ф. О лингвистической пресуппозиции/ Н.Ф Иртеньева// Проблемы семантического синтаксиса (Лингвистическая пресуппозиция). — Пятигорск, 1975. - С. 10-17.

3. Царев А. М. Основы семантико-синтаксического анализа закрытой системы текста/ А. М. Царев. — Стерлитамак : Стерлитамак. гос. пед. ин-т, 2003. — 127 с.

4. Fillmore Ch. Types of Lexical Information/ Ch. Fillmore// Studies in Syntax and Semantics. — Dordrecht, (Holland), Reidel, 1969. — P. 109—137.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"