Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Макенова Ж., Макенова Г.Т. Основной лейтмотив романа Э. Хемингуэя Прощай оружие

Научный журнал "Зерттеушi - Исследователь", №1-2 (45-46), 2010.

Поэтика известного американского писателя Эрнеста Хемингуэя - поэтика намека, недомолвок. И это поэтика простоты. О главном не говориться, оно подразумевается. Автор стремится к предельному лаконизму, оставляя только самое необходимое, неустранимое. Слова имеют точный смысл, лишены той неопределенности, и нюансности.

Лирическая стихия выражается не словами, а тем. что за ними стоит, что угадывается по ряду косвенных признаков.

Ключ к поэтике Хемингуэя — «принцип айсберга». «Если писатель хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое нз того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опушенное так же сильно, как если бы читатель сказал об этом» (N. Bales 1942:182).

Величавость движения не жалуется, не произносит слов осуждения. А между тем чувство рвущийся близости, нестерпимого нервного напряжения, непоправимой трагедии нарастает.

У Хемингуэя, прежде всего, замечают стиль, необычную форму повествования. Лаконичность предложения, поддерживающую высокий темп повествования, точные слова, а главное, конечно, - приемы: повторы, лейтмотивные фразы, неожиданные сочетания. Что ж. молодой писатель действительно упорно вырабатывал мастерство, а потом на основании собственного опыта, предложил формулу - ее называют «теорией айсберга»: "Можно опускать что угодно при условии, если ты знаешь, что опускаешь, тогда лишь укрепляет сюжет и читатель чувствует, что - за раскрытое" (Сучков Б. 1970:414-415).

Знаменитый колумбийский писатель Габриель Гарсия Маркес в интервью корреспондентом «Комсомольской правды» следующим образом отозвался о Хемингуэе: «Он был и остался величавым учителем профессиональных писателей. В его работе видны все писательские приемы и у него легко учиться» («Комсомольская правда». 1977:2).

Сложные взаимоотношения людей в романе выражаются через простейшие ассоциации. Кэтрин сообщила Фреду о своей беременности.

Оба смущены и обеспокоены. «Она вдруг далеко ушла от меня, хотя не шевельнулась и не отняла руки (Э.М. Хемингуэй, 1976:154).

В «Прощай, оружие!» Хемингуэй впервые широко использует лейтмотив («ключевое слово»). Т. Мотылева пишет: «Образ дождя, как однообразно-грустная мелодия, сопутствует всему повествованию - вплоть до последней страницы, где главный герой романа Генри после смерти Кэтрин идет к себе в отель под дождем».

Т. Мотылева - как и другие критики справедливо придает образу дождя особенное значение. Дело в том, что это «ключевое слово» романа в целом, немало способствующее созданию необходимой тональности. Т. Мотылева очень тонко подметила, что образ дождя используется для выражения множества оттенков того же доминирующего настроения. (Мотылева Т. 1966:356). «Под дождем» заканчивается первая глава, под дождем совершается отступление под Капоретто. Кэтрин боится дождя, видит себя мертвой под дождем, умирает во время дождя, и последняя фраза романа выглядит так: «Немного погодя я вышел и спустился по лестнице н пошел к себе в отель под дождем». Несомненно, дождь используется в романе как символ, но символ реалистический, имеющий конкретное эмоциональное назначение. Стремясь вызвать определенную эмоциональную реакцию читателя, он использует те средства, которые считает наилучшими, причем использует их реалистически. И эта особенно хорошо просиживается на примере с дождем. «Было уже совсем светло, и шел мелкий дождь. Ветер еще дул с юга, и видны были белые гребни барашков, уходившие от нас по озеру. Я уже не сомневался что мы в Швейцарии» (Э.М. Хемингуэй. 1959:644). Здесь герой не в уютной комнате, а в лодке в бурном озере, во время трудного бегства, но дождь не мешает, наоборот, он даже помогает скрытной переправе. Дождь важнейшие «ключевое слово», но, установив необходимые соотношения. Хемингуэй реалистически использует этот образ и в других функциях, отнюдь не опасаясь нарушить «рефлекс».

Обратимся к роману «Прощай оружие!» еще раз. Фредерик и Кэтрин вместе. Ночь. По крыше барабанит дождь.

- Слышишь - дождь.

- Сильный дождь.

- А ты меня никогда не разлюбишь.

-Нет.

- И это ничего что дождь?

- Ничего.

- Как хорошо. А то я боюсь дождя.

- Почему?

Меня клюнула ко сну. За окном упорно лил дождь.

- Не знаю милый. Я всегда боялась дождя.

- Я люблю гулять под дождем. Но для любви это плохая примета. Разговор о дожде длится долго. В конце концов, Кэтрин признается:

«Я боюсь дождя, потому что иногда мне кажется, что я умру в дождь» (Эрнест Хемингуэй. 1959:272).

Фредерик называет ее страхи сумасшедшими шотландскими бреднями.

Он не склонен верить в приметы. Но все в этом бессвязном диалоге нагнетает чувство тревоги ожидания неотвратимой трагической развязки. Подобно музыкальной теме, тема дождя - тема смерти, нарастая, заполняет все. Окончание разговора не ослабляет напряжение... «Это только глупости.

Я не боюсь дождя. Ах. господи-господи, если б я могла не бояться! - Она плакала. Я стал утешать ее. Она перестала плакать. Но дождь все шел». (Э.М. Хемингуэй. 1959:272).

Многозначительная последняя фраза предвещает роковую неизбежность того, что предчувствует Кэтрин, оно эмоционально окрашивает следующее повествование подобно тому, как тревожные предсказания хора в античной трагедии опережают трагическую развязку. То есть, не устранена главная причина, по которой с ними может произойти что-то плохое - «вселенская непогода», которая в образе обыкновенного дождя заявляет, что всегда была, есть, будет, и от нее зависят человеческие судьбы. Ф. Янг отмечает, что дождь обозначает зловещее.

Дождь сопровождает прощание героев при возвращении Фреда на фронт, он сопутствует их встрече после дезертирства героя из армии, он идет во время бегства в Швейцарию. Когда трагическая развязка приближается, ее опять предваряет тема дождя.

«Под дождем они едут в отель н из окна отеля видят, как идет дождь.

И после операции Кэтрин Фредерик идет ужинать под дождем. Под дождем возвращается, чтобы узнать, что любимая умирает. И когда это произошло, он вышел, и спустился по лестнице н пошел к себе в отель под дождем (Э.М. Хемингуэй 1959:207).

Тема дождя не перестает звучать, усиливается, и роман кончается смертью героини. Так вполне реальная деталь, «разрастаясь» эмоционально превращается в некий трагический символ, нисколько при этом, не теряя своей реальной основы.

Макенова Ж., Макенова Г.Т.

Литература

1 Bates Н.. The Modem Story. Lad. 1942. p. 182.

2 Сучков Б. Исторические судьбы реализма. - М.. 1970. — стр. 414-415.

3 Комсомольская правда. — 5 мая 1977. — стр. 2.

4 Hemingway Е.М. A Farewell to Arms! The Bodley Head. L.. 1976. p. 78.

5 Мотылева T. Зарубежный роман сегодня. - M.. 1966. — стр. 356.

5 Хемингуэй Э.М. Избранные произведения. - М.. 1959. — т. 2. — стр. 644.

6 Хемингуэй Э.М. Избранные произведения. - М.. 1952. — т. 2. — стр. 272.

7 Хемингуэй Э.М. Избранные произведения. - М.. 1959. — стр. 207.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"