Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Норберто Фуэнтес - Критика о романе «По ком звонит колокол» Э. Хемингуэя

Норберто Фуэнтес "Хемингуэй на Кубе", М.: Радуга, 1988.

Работая над романом о гражданской войне в Испании, Хемингуэй воспользовался правом художника изложить свое видение материала. Тем не менее, определенные круги, в особенности руководители Коммунистической партии Испании, познакомившись с суждениями писателя, буквально почувствовали себя оскорбленными. На Хемингуэя обрушился шквал критики, вызвавшей неудовольствие писателя, хотя он и старался не показывать свою досаду вне круга самых близких ему людей.

Одна статья, названная ее автором аргентинцем Гарсия Туньоном "Предатель Хемингуэй", была перепечатана в воскресном приложении кубинской коммунистической газеты "Нотисиас де Ой", редактируемом испанцем-республиканцем Анхелем Кустодио, автором нескольких комедий. На вопрос Хосе Луиса Эрреры Сотолонго, друга писателя, о причинах подобных нападок на Хемингуэя Анхель Кустодио ответил уклончиво, и тогда Эррера Сотолонго обратился за разъяснениями к тогдашнему председателю Коммунистической партии Кубы Хуану Маринельо. В беседе с ним Эррера Сотолонго подчеркнул доброжелательное отношение Хемингуэя к коммунистам и даже напомнил о значительной материальной помощи, оказанной КПК писателем. В подтверждение сказанного он показал Маринельо соответствующие документы. Маринельо счел доводы убедительными и сказал: "Хорошо, с этой кампанией следует покончить, но мы оставляем за собой право критиковать фильм". Когда Эррера Сотолонго передал разговор Хемингуэю, тот ответил буквально следующее: "Скажи Хуану, что если он пожелает, то я сам напишу рецензию, и она будет самой разгромной". Ну а то, какого низкого мнения о голливудском конвейере был Хемингуэй, хорошо известно.

Немногие знают, что роман Хемингуэя "По ком звонит колокол" был переведен и опубликован в Советском Союзе во время войны. Книга вышла небольшим тиражом.

Советский посол в Соединенных Штатах Америки М. М. Литвинов послал из Вашингтона Хемингуэю два экземпляра книги и три или четыре экземпляра газеты "Правда" со статьей Ильи Эренбурга на первой странице. Роман получил высокую оценку советского писателя, а в конце статьи говорилось о том, что пример Роберта Джордана вдохновляет советских солдат. В письме Литвинов сообщал, что гонорар за книгу, начисленный в рублях, положен на счет писателя в Советском Союзе. Именно эти бумаги Эррера Сотолонго показал Маринельо.

Наибольшая часть критических замечаний по поводу политической стороны произведения, поскольку была, конечно, и критика, касающаяся художественного осмысления событий, исходила из лагеря левых сил и от участников гражданской войны в Испании. Так, о своем несогласии с Хемингуэем заявил последний командир бригады Авраама Линкольна Милтон Вольф. В свое время этот лихой офицер-интернационалист вместе с остатками батальона вплавь пересек реку Эбро и после переформирования вновь повел своих солдат в бой. Так вот Вольф воспринял роман как покушение на свою честь. Именно это он и высказал Хемингуэю в уже упомянутом нами письме. Писатель незамедлительно разорвал свои отношения с Вольфом, заметив при этом: "О'кей. А тебе не приходит в голову, что, помимо XV бригады, в испанской армии было еще около 595 тысяч солдат и что действия, описанные в моей книге, в общем имели место до того, как ты сам появился на линии огня?.." Не желая ставить на этом точку, он поинтересовался у Вольфа: "...что бы ты хотел, принимая во внимание опыт и навыки, которые у меня предположительно могут быть, чтобы я еще сделал в смысле помощи Испанской республике из того, что я не сделал?"

Сегодня, спустя сорок лет после публикации романа, может показаться, что споры вокруг "По ком звонит колокол" были чрезмерно жаркими, особенно если учитывать, что роману присущи привычные художественные приемы писателя и что рассказ ведется от имени одного из его типических героев — своеобразного alter ego писателя — в рамках одной из типических ситуаций (в других романах писателя эти элементы вызывали симпатию и одобрение). Дискуссия вспыхнула в связи с историческим контекстом гражданской войны и конкретным географическим местом событий. При этом не последнюю роль сыграл тот факт, что в войне принимали участие многие деятели культуры из разных стран.

Мнение испанских коммунистов той поры выразил дивизионный генерал республиканской армии Энрике Листер. В романе "По ком звонит колокол" Хемингуэй отозвался о Листере иронически и несколько свысока: "Там же, у Гэйлорда, можно было повстречать простого каменщика из Галисии, Энрике Листера, который теперь был командиром дивизии и тоже говорил по-русски...", "Галисийцы бывают или очень умные, или совсем тупицы и скоты. Я знавал и таких и других. Листер тоже галисиец, они с Франко из одного города".

Известно также и мнение Энрике Листера о Хемингуэе: "Когда через несколько лет после нашей войны я прочел его книгу "По ком звонит колокол", то она возмутила меня, но не очень удивила. Я нисколько не сомневаюсь, что Хемингуэй всегда, до самой своей смерти, принадлежал нашему делу. Но как объяснить то, что он написал эту книгу — грубую карикатуру на нашу войну, на героическую борьбу испанского народа и волонтеров свободы? Я думаю, что написал он это потому, что в тот момент не был способен создать что-то другое. Борьба испанского народа была слишком громадным явлением для того, чтобы Хемингуэй, при всем его таланте, сумел постичь ее до конца. Хемингуэй, как и многие другие, часто давал себя увлечь внешними проявлениями событий, курьезными фактами, поверхностной стороной нашей борьбы, не. вникая по-настоящему глубоко в ее сущность...

Когда я прочитал его книгу и те места, где говорится обо мне, я нисколько не удивился; это был его маленький реванш, и он сам еще тогда не раз говорил мне об этом, говорил, что не простит мне, что я не показал ему всего, что он хотел увидеть... Всей своей книгой он не только оскорбил борьбу испанского народа, но и предал все то, что он сам думал об этой борьбе и о чем говорил и в ходе войны, и после нее во многих своих работах и при помощи различных средств, в частности в отличном фильме, который он сделал вместе с кинематографистом Йорисом Ивенсом в 1937 году. Поэтому, несмотря на эту книгу, я до сих пор храню к Хемингуэю самые сердечные чувства, рожденные во время войны в Испании, и знаю, что он до самой смерти питал такие же чувства ко мне" {Листер Э. Наша война. М., Политиздат, 1969, с. 255 — 256}.

У Эрреры Сотолонго есть своя точка зрения:

"Я видел много известных писателей, которые делали заметки для своей будущей книги, а в результате выходила ерунда. Был у меня знакомый писатель, немец Густав Реглер. Он воевал в Испании, и воевал на совесть, — был политкомиссаром. Так вот, каждую ночь он записывал мелким почерком на нескольких четвертушках бумаги все случившиеся за день события, вел, так сказать, дневник, который, возможно, оказался бы лучшей военной хроникой тех лет. Но когда Реглер опубликовал свою книгу о войне в Испании ("Зеленый крест". — Прим. авт.). это был полный провал... В ней не было ни малейших художественных достоинств, и это при том, что Хемингуэй, дабы облегчить дело, написал к ней предисловие, потому что они с Реглером были друзьями.

Отношение Эрнесто к Испанской республике и его помощь республиканцам всегда были искренними. И хотя на этот счет есть немало противоречивых мнений, я могу засвидетельствовать его горячий энтузиазм и убежденность в правоте дела испанского народа... Дело в том, что некоторые вещи, написанные в "По ком звонит колокол", были использованы для того, чтобы представить его личность в несколько искаженном свете. Но я убежден, что на книгу нападали те, кто не сумел правильно ее понять. Это одновременно и очень легкая, и очень трудная книга. Я не раз спорил с ним, мы, Эрнесто и я, говорили об этой книге, иногда очень подробно, и мы пришли к выводу, что действительно не все, кто ее прочитал, поняли эту книгу. Одни видят в ней приключение, другие считают, что в ней описан некий военный эпизод, третьи расценивают книгу как критику различных аспектов испанской политики. И никто не попадает в точку. В этой книге есть непреходящий смысл, и заключается он в том глубочайшем впечатлении, которое произвела на Эрнесто война в Испании. Когда он пытается выразить свои ощущения, в нем, возможно, слегка проглядывает романист, а в некоторых моментах дают себя знать и ухватки репортера, но это всегда подлинное, глубоко личное чувство, которое он испытывает к испанскому народу".

Эррера Сотолонго говорит, что позицию Хемингуэя можно в целом определить английским выражением "fellow-traveller" {Попутчик, сочувствующий (англ.).}, и повторяет свою мысль по-испански: "Он был сочувствующим".

Однако с такими оценками не соглашались командиры и бойцы бригады Линкольна, среди которых было немало деятелей культуры: Вольф, Бесси (автор замечательной книги об испанской войне "Люди в бою"), Келлер, Гофф, выступившие против Хемингуэя на страницах "Нью-Мэссиз" и "Дейли уоркер".

Организация "Ветераны бригады Авраама Линкольна" также напустилась на Хемингуэя, забыв о том, что писатель был одним из самых активных организаторов помощи Испанской республике. Члены организации единодушно осудили Хемингуэя, а произведения писателя были исключены из антологии, издававшейся по инициативе этой организации. Тем не менее несколько ветеранов посетили Хемингуэя в Нью-Йорке и выразили ему свою поддержку.

Публикация романа "По ком звонит колокол" стала причиной разрыва Хемингуэя с его старыми товарищами по бригаде Линкольна. Романтические идеи, связанные с той войной, постепенно ветшали. Кульминация наступила менее чем через десять лет, когда гайки маккартизма были закручены до отказа. Давнее боевое товарищество превратилось для ветеранов в источник неприятностей. К тому времени немалая часть этих людей занимала более передовые позиции, чем Хемингуэй, однако и в хоре хулителей коммунизма голос писателя тоже никогда не звучал. Многие говорили, что он сохранил верность Испании до самой своей смерти. На Финке Вихии есть один немой свидетель событий того времени.

В так называемой "венецианской" комнате, обычно предназначавшейся для гостей, хранится документ, озаглавленный следующим образом: "Бюро контроля за подрывной деятельностью (Выписка из приговора № 108-53) Герберт Бронуэлл младший (Министр юстиции Соединенных Штатов Америки) (истец) против Ветераны бригады Авраама Линкольна (ответчики) 18 мая, 1955". На страницах 167 и 168, помеченных Хемингуэем, сказано, что в 1939 году Альва Бесси поместил в журнале Коммунистической партии США "Нью-Мэссиз" статью, где он критикует Хемингуэя за то, как он охарактеризовал Андре Марти в романе "По ком звонит колокол".

Норберто Фуэнтес


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"