Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Оруджева И.Г. Новаторский стиль Эрнеста Хемингуэя

Журнал "Научный аспект" № 2, 2014.

Аннотация: Стиль американского писателя Эрнеста Хемингуэя оказался новаторским не только для литературы середины XX века, но и по сей день остается предметом подражания для писателей и споров между литературными критиками и лингвистами. В подтверждение этого утверждения автор тезисов приводит примеры необычного использования Хемингуэем композиционных приемов, а также своеобразной техники сочетания различных типов повествования.

Ключевые слова: Композиция, миниатюры, повествование, поток сознания, образ непосредственного восприятия.

Стиль известного американского писателя-модерниста XX века Эрнеста Хемингуэя по тем временам являлся новаторским, даже революционным, по определению многих критиков. Манера его письма отражает уникальный писательский талант, сформировавшийся под влиянием своеобразных личностных качеств Э. Хемингуэя и его богатого жизненного опыта.

Стилистическое своеобразие произведений писателя проявляется на всех языковых и композиционных уровнях его рассказов и романов. Так, например, необычная архитектоника первого сборника рассказов Э. Хемингуэя «В наше время» поражает нетрадиционным композиционным решением, при котором разрозненные, разножанровые, и на первый взгляд несвязанные между собой рассказы, или главы, переплетаются с короткими эпизодами - вставками, именуемыми миниатюры, или виньетки (англ, interchapters, vignettes). Тем не менее, оригинальная структура рассказов писателя пронизана пространственно- временными связями, образующими неразрывное единство, отражающее социально-историческую действительность. Социально-исторический колорит, играющий огромную роль в раскрытии авторской мысли, исходит из особенностей стиля писателя, он мастерски скрыт в подтексте, в многочисленных импликациях, выражается в многочисленных символических образах. Эффект своеобразной комбинации рассказов и миниатюр усиливается авторскими стилистическими экспериментами с чередованием типов повествования, точки зрения и ритмики предложений. Особая композиционная архитектоника, наряду со сжатостью и лаконичностью отличают своеобразие авторского стиля Хемингуэя.

Особая роль в его рассказах отводится психологическому состоянию героев, их чувствам и переживаниям, которые передаются посредством внутренних монологов. Подобная форма психологического скетча, которую разработал Э. Хемингуэй, создавая свои рассказы, также отличается новаторским подходом. Суть подобного метода заключается в большом количестве диалогов, детальном изложении действий, недомолвках и неясностях при описании событий, происходящих вокруг, обильном использовании повторов. В подобной технике улавливаются импрессионистские черты творческой манеры писателя, а также его стремление к изобразительной индивидуальности.

Создавая художественные образы, Хемингуэй основывался на так называемой теории «айсберга»; он разработал технику написания рассказа, носящую название «нулевого конца», которая заключается в том, что произведение не оканчивается явным, понятным для всех читателей эпизодом, а дальнейшие действия героя остаются непредсказуемыми. Своеобразное сочетание объективных и субъективных характеристик в повествовании, обуславливает огромную роль подтекста, основанного на взаимодействии сказанного и скрытого, подразумеваемого.

Типы повествования в произведениях Э. Хемингуэя также отличаются неординарностью. Зачастую автор использует разнонаправленное повествование, при котором точка зрения автора и рассказчика не совпадают. Чужая точка зрения перебивает авторское повествование или существует параллельно с ним, не подчиняя себе всего повествования. Такое сосуществование нескольких точек зрения делает произведение многоголосым, полифоническим, позволяющим представить события, предметы и явления полнее, с разных сторон. Смена точек зрения, делающая повествование сложным и запутанным, выражается в нестабильном использовании личных местоимений, как, например, в следующем отрывке из рассказа «Снега Килиманджаро»:

We must all be cut out for what we do, he thought. However you make your living is where your talent lies. He had sold vitality, in one form or another, all his life and when your affections are too involved you give much better value for the money. He had found that out but he would never write that now, either [2, c. 45].

Необычным образом автор использует и внутреннюю непроизнесенную речь, внутренний монолог или авто-диалог. Подобный вид повествования составляет большую часть повести «Старик и море» и рассказа «Какими вы не будете», а также романа «По ком звонит колокол». Прибегая к изложению внутренним монологом, Э. Хемингуэй зачастую использует так называемую технику «потока сознания» (англ. «stream of consciousness»), при которой внутренний монолог главного героя знакомит читателя с его внутренним миром. Подобные внутренние монологи представляют собой связные или запутанные мысли персонажей, не произнесенные вслух. Этот тип изложения характеризуется употреблением большого количества эллиптических структур, неполных, даже односоставных предложений, иногда сокращением слов.

В позднем периоде творчества Э. Хемингуэй разнообразил типы повествования в своих рассказах, используя так называемый образ непосредственного восприятия [1, с. 29]. Этот вид непроизнесенного внутреннего монолога отличается необычным использованием грамматического времени. В приведенном ниже отрывке из рассказа «Какими вы не будете» события представлены не в ретроспективе, они происходят одновременно с размышлениями персонажа, находящегося в окопе и размышляющего о пушечных ядрах:

... I'd shoot one but it’s too late now. They’d all be worse. Break his nose. They’ve put it back to five-twenty. We’ve only got four minutes more. Break that other silly bugger’s nose and kick his silly ass out of here. Do you think they’ll go over? If they don’t, shoot two and try to scoop the others out some way. Keep behind them, sergeant. It’s no use to walk ahead and find there’s nothing coming behind you. Bail them out as you go. What a bloody balls. All right. That’s right [2, c. 310].

Рассуждения героя представляют его субъективное, эмоционально-оценочное отношение к происходящему, давая ему косвенную характеристику. Процесс развития мысли в этом внутреннем монологе отличается скачкообразным, неплавным характером. Язык монолога обладает всеми отличительными признаками разговорной речи, налицо разговорные грамматические структуры - эллиптические предложения, разговорная лексика, сленг, жаргонизмы и даже вульгаризмы.

И.Г. Оруджева

Список литературы

1. Кухаренко В.А. Индивидуально - художественный стиль и его исследование. Киев-Одесса, Вища школа, 1980,167 с.

2. Hemingway, Ernest. The Complete Short Stories of Ernest Hemingway. Finca Vigia Edition, 2003, 651 p.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"