Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Пашков С.М. Иерархия имплицитных смыслов и их языковая репрезентация в рассказе Э. Хемингуэя «Hills like white elephants»

Двенадцатые Герценовские чтения в г. Волхове. Духовный потенциал образования как института социализации - Волхов: ЛЕМА, 2016.

Искусство, будучи "как бы жизнь" (Ю.М. Лотман), всегда служило действенным источником познания. Увеличение научных знаний в XIX-XX веках обусловило изменение форм отражения действительности в художественном тексте (далее XT). Тенденция к имплицитно-подтекстовому способу повествования в современной литературе [Азнаурова, 1988: 108] ориентирует лингвиста на имплицирующие компоненты выражения смысла в тексте, диктует увеличение функциональной нагрузки "мелочей" в XT. В связи с этим уместно сослаться на мнение Р. Барта: "...либо все в тексте имеет значение, либо его не имеет ничто" [Барт, 1987: 395]. Имплицитные смыслы являются предпосылкой смысловой открытости XT, обусловливают компрессию языкового материала, позволяют передать многое посредством малого. "ХТ часто концентрирует большую информацию на "площади" небольшого текста и "выдает разным читателям" различную информацию каждому в меру его понимания" [Филиппова, 2008].

Имплицитным аспектам семантики посвящено множество фундаментальных исследований [См., например, Молчанова, 1988]. Однако до сих пор остаются дискуссионные моменты терминологические разночтения, механизмы актуализации имплицитных смыслов и др., что указывает на сложность данного явления.

В настоящей статье используется термин "имплицитный смысл" (далее ИС), под которым понимается вербально не выраженный семантический компонент в структуре текста, актуализируемый на уровне слова или целого текста. Все имплицитные смыслы текста находятся в строгой иерархической подчиненности, что, в свою очередь, отражает целостность творческого сознания. Опираясь на исследование Г.Г. Молчановой, можно предложить следующую иерархию ИС в рассказе Э. Хемингуэя "Hills like white elephants" ("Белые слоны"):

- ИС (уровень языковой единицы);

- ИС-концентры (уровень микротемы);

- глубинный ИС (уровень текста / гипертемы).

В данном рассказе повествуется о мужчине (American) и девушке (Jig), которые ожидают на железнодорожной станции поезд. Американец пытается склонить свою спутницу к аборту (слово "аборт" ни разу не произносится в рассказе), однако девушка хочет сохранить ребенка. В рассказе полностью отсутствует характеристика персонажей, за исключением одной детали. Американец зрелый образованный мужчина, говорящий на двух языках (английский, испанский), Джиг девушка. Разница в возрасте маркирована лексическими единицами man: an adult male human и girl: female child:

"What should we drink?" the girl asked". "It's pretty hot" the man said. "Let's drink beer" [p. 35].

Несмотря на первичное упоминание, мужчина и девушка вводятся в повествование с помощью определенного артикля the:

"The American and the girl with him sat at a table in the shade out side the building" [p. 35].

Определенный артикль при первом упоминании объекта сообщает существительному целый ряд коннотаций, смысловых и эмоциональных наслоений, увеличивает импликационную емкость сообщения [Кухаренко, 1973: 36]. Создается эффект сопричастности (involvement), иллюзия того, что персонажи и их проблема знакомы читателю.

Обнаруженные в рассказе ИС и их иерархические связи схематически могут быть представлены следующим образом:

Эрнест Хемингуэй

Глубинный ИС рассказа может быть обозначен как проблема аборта. Его формирование происходит благодаря стяжению всех ИС рассказа, которые актуализируются разнообразием языковых средств. Главный лексический репрезентант, манифестирующий глубинный ИС и вынесенный в сильную текстовую позицию (заглавие рассказа) — идиоматическое выражение white elephant: something that is completely useless, although it may have cost a lot of money [Longman Dictionary of Contemporary English, [электронный ресурс] http://www.ldoceonline.com. Далее LDCE]. Известно, что рождение ребенка сопровождается рядом физических, психологических и материальных трудностей, с которыми сталкиваются будущие родители. Используя образ белого слона, автор имплицирует две полярные позиции персонажей относительно будущего ребенка:

- беременность — дорогое, уникальное событие;

- беременность — нечто ненужное, пустое, приносящее одни проблемы.

В экспозиции рассказа автор кратко и в то же время довольно емко описывает местный пейзаж. Перед читателем открывается изнывающая от жары долина реки Эбро, что на севере Испании. С одной стороны долина покрыта длинными и белыми холмами "The hills across the valley of the Ebro were long and white" [p. 35], по другую сторону пустырь и вокзал ""о shade and по tree sand the station was between two lines of rails in the sun" [p. 35]. Пустынный ландшафт вызывает психологическое напряжение при восприятии у читателя (так называемый психологический параллелизм литературное соответствие пейзажа состоянию человеческой души довольно распространен в литературе [Ладыгин, 1978: 10]). Автор дважды использует союзы no и and (полисиндетон), подчеркивая засуху в природе, что приводит к актуализации ИС напряженная психологическая атмосфера.

ИС-концентр стремление к материнству формируется посредством стяжения таких лексических единиц (далее ЛЕ), как white elephant, Jig, liquorice, please.

Имя героини (Jig) актуализирует два ИС. Во-первых, ЛЕ Jig в значении танец: a type of quick dance, or a piece of music for this dance [LDCE], актуализирует ИС развлечение американца. Девушка для американца простое увлечение, забава. Он не желает связывать себя семейными узами, отказывается от ребенка. Во-вторых, ЛЕ Jig во вторичном значении зажим: a piece of equipment for holding a tool, a piece of wood etcinposition [LDCE], способствует актуализации ИС девушка между двух огней. Перед девушкой стоит дилемма: удовольствие любимого мужчины или радость материнства.

Место действия рассказа (железнодорожная станция), а также имя американца не обозначены. Автор не связывает драму между персонажами с конкретным местом и человеком, что приводит к семантическому осложнению и появлению двух ИС: типичность образа (американец), актуальность проблемы аборта для всего человечества (неизвестность станции). Кроме того, значительный имплицитный потенциал актуализируется в ЛЕ forty (период ожидания персонажами поезда):

"...the express from Barcelona would come in forty minutes" [p. 35].

Именно сорок недель длится беременность женщины (акушерский срок). Благодаря фоновому знанию, в сознании читателя актуализируется ИС вопрос о жизни и смерти ребенка. Все сорок минут мужчина пытается склонить свою спутницу к аборту. Девушка любит мужчину и боится идти против его желаний. В то же время она хочет ребенка. В эти сорок минут (недель) в сердце девушки идет духовная борьба: прервать беременность и угодить своему возлюбленному или родить ребенка. Кроме того, ЛЕ forty актуализирует следующие ИС, основанные на библейских ассоциациях:

- сорок дней мытарств Иисуса Христа в пустыне (сорок минут духовной борьбы героини на перроне в знойную погоду);

- сорок дней Моисей был на горе Синай, после чего получил Десять Заповедей (победив искушения своего спутника и родив ребенка, девушка может постичь некую новую истину в материнстве);

- сорок лет мытарств евреев в пустыне, перед тем как они пришли в Землю обетованную (сорок минут мучений героини, прежде чем она приходит к решению родить ребенка).

Диалог американца и Джиг начинается с того, как, изнывая от жары, они заказывают пиво. Взгляд Джиг устремлен вдаль на гряду холмов, которые под действием палящего солнца кажутся белыми и ассоциируются в сознании Джиг с белыми слонами:

"They look like white elephants" [р.36].

Показывая образное мышление Джиг, автор снова имплицирует ее юный возраст. Кроме того, данный ИС (юность Джиг) усиливается реакцией американца на слова его спутницы:

"I've never seen one the man drank his beef [p. 36].

Он даже не пытается понять, почему у Джиг холмы вызывают подобные ассоциации, он просто продолжает пить пиво, обрывая полет фантазии своей спутницы и выражая тем самым свое безразличие к ее внутреннему миру. Поведение американца вызывает недовольство Джиг, ее поэтический настрой уходит, разговор переключается на тему алкогольных напитков.

Джиг и американец заказывают водку Anis del Toro, которая отдает лакрицей. "It tastes like liquorice" [р. 36]. Попробовав ее, они замечают, что все алкогольные напитки, которые они пробовали, отдают лакрицей: "Everything tastes of liquorice" [p. 36]. Но Джиг делает одно уточнение, а именно, лакрицей отдает особенно то, что долго ожидалось:

"Especially all the things you've waited so long for..." [p. 36].

Предполагая наличие у читателя определенного фонового знания, автор имплицирует беременность Джиг. Дело в том, что лакрица противопоказана беременным женщинам. Джиг желает ребенка, давно его ждет, но все против нее, все "отдает лакрицей", и в первую очередь ее возлюбленный. Данная мысль не идет вразрез с тем фактом, что Джиг употребляет алкогольные напитки, не боясь навредить плоду, поскольку фетальный алкогольный синдром был открыт только в 70-х годах двадцатого века Рассказ написан в 1927 году, следовательно, с точки зрения автора, возможно, Джиг не наносала вред плоду алкоголем.

Кульминация рассказа совпадая с сальной позицией в структуре текста (конец рассказа), происходит, когда материнский инстинкт Джиг все же преодолевает желание американца избавиться от плода. Слушая его бесчисленные увещевания. Джиг в истерике просит его замолчать:

"Would you please please please please please please please stop talking?" [38]. Многократный контактный повтор JIE please актуализирует ИС нервный срыв. Кроме того, семикратное повторение JIE please позволяет актуализировать в сознании читателя ИС полное отчаяние. Дело в том, что в апокалиптической литературе (в частности, в Откровении Иоанна Богослова) число семь обозначает полноту.

Следующий ИС-концентр отсутствие отцовского чувства, стремление к удовольствию у формируется ЛЕ white elephant, simple, perfect, really, а также фразами I love you и the only thing.

Американец, поняв, что Джиг имеет в виду под лакрицей, начинает злиться "Oh, cut it out"[p. 36], после чего она уходит от темы о ребенке:

"They're lovely hills", she said "They don't really look like white elephants" [p. 37].

Заказав пиво, американец начинает разговор об аборте. Для него убийство ребенка всего лишь небольшой укол:

"It's just to let the air in" [p. 37].

Он не чувствует никаких моральных запретов, для него все просто. Автор раскрывает невежество американца в области медицины, а также его потребительское отношение к девушке, используя различные усилительные слова, когда он говорит об аборте:

"It's really an awfully simple operation, Jig", the man said. "It's not really an operation at all", "It's all perfectly natural", "It's perfectly simple" [p. 37]. Повторение ЛЕ really, simple, perfectly актуализируют ИС безразличие и невежество американца.

Заслуживает внимание тот факт, что американец все время пытается подчеркнуть и убедить Джиг в том, что и она несчастна из-за беременности, в то время как она желает иметь ребенка. Данный ИС актуализируется посредством ЛЕ us:

"That's the only thing that bothers us. It's the only thing that's made us unhappy" [p. 37].

Повтор фразы the only thing порождает ИС отсутствие чувства отцовства у американца.

Джиг, несмотря на свой молодой возраст, гораздо серьезнее рассматривает проблему аборта. Для нее убийство ребенка не просто укол "just to let the ai rin"[p. 37]. Ее скепсис проявляется в ироническом использовании автором ЛЕ happy, которая усилена наречием so. Американец:

"I've known lots of people that have done it". "So have I", said the girl". And afterwards they were all so happy" [p. 37].

Данный ИС (скепсис Джиг) раскрывается репликой американца:

"Well", the man said, "If you don't want to you don't have to. I wouldn 't have you do it if you didn I want to" [p. 37].

Джиг понимает, что аборт не принесет ей счастья. Автор имплицирует данную мысль в ее вопросе:

"And if I do it you 'll be happy and things will be like they were and you 'll love me?"[p. 37].

Она четко понимает, что счастлив будет только ее мужчина: "you'll be happy". На вопрос будет ли он ее любить, американец отвечает:"I love you now. You know I love you" [p. 37]. Повтор фразы I love you формирует ИС лицемерие. Нельзя любить женщину, не любя ее ребенка. Американец смешивает понятия любви и физиологии. Он думает только о себе, об удовольствии и беззаботной жизни:

"I will love it. I love it now but I just can't think about it. You know how I get when I worry" [37].

Автор многократно использует ЛЕ I, что актуализирует ИС эгоизм. Постепенно Джиг начинает уступать доводам американца. Она соглашается сделать аборт, при этом трижды повторяет фразу "I don't care about me", что формирует ИС жертвенность. Но эта жертвенность мнимая. Она не имеет под собой нравственного основания. Джиг ищет счастья с любимым человеком. Но на убийстве ребенка своего счастья не построишь. Американец чувствует внутренние противоречия своей спутницы. Он не перестает все время приводить свои псевдоубедительные аргументы в пользу аборта, стараясь развеять все сомнения Джиг.

После истерического восклицания Джиг (семикратное please), американец отказывается от дальнейших разговоров и переносит чемоданы на другую платформу, тем самым показывая, что он отказывается от аборта. В конце рассказа две последнее реплики указывают на то, что Джиг вынесла свое сорокаминутное испытание:

"Do you feel better?", he asked. "feel fine", she said. "There is nothing wrong with me. I feel fine"[38].

Рамочный повтор фразы I feel fine актуализирует ИС жизнь ребенка спасена.

Итак, ИС, обнаруженные в рассказе "Hills like white elephants", иерархически взаимосвязаны. Глубинный ИС рассказа проблема аборта формируется стяжением двух ИС-концентров стремление к материнству и отсутствие отцовского чувства, стремление к удовольствию. Формирование ИС рассказа реализуется лингвистическими и экстралингвистическими средствами. Проанализированные средства существенно увеличивает прагматический потенциал рассказа, позволяя автору раскрыть психологические противоречия человека, связанные с незапланированной беременностью, призывает читателя к рефлексии об этических проблемах аборта.

С.М. Пашков

Литература:

1. Азнаурова Э.С. Прагматика художественного слова Изд-во "Фан", 1988.

2. Барт Р. Введение в структурный анализ повествовательных текстов / пер. Г. К. Косикова // Зарубежная эстетика и теория литературы XIX — XX вв.: трактаты, статьи, эссе. — М: МГУ, 1987. С. 387 — 422.

3. Кухаренко В.А. Лингвистическое исследование английской художественной речи (учебное пособие), Одесса, 1973. 60 с.

4. Ладыгин Ю.Б. Английский "готический" роман проблемы предромантизма Автореферат дис… канд. наук. М., 1978. — 16с.

5. Молчанова Г.Г. Семантика художественного текста: импликативные аспекты коммуникации. Ташкент: ФАН, Ташк. гос. ун-тет, 1988 — 162 с.

6. Филиппова С.Г. Интертекстуалъность как средство объективации картины мира автора Дисс... канд. филол. наук. — СПб, 2008.

7. Hemingway E. Men without women. New York, 1972.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"