Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Павлова Е.Н. Образы войны и мира в испанских репортажах Эрнеста Хемингуэя и в его романе По ком звонит колокол

Журнал "Казанская наука" №10, 2012.

Аннотация: В работе предпринимается попытка оценить влияние военных корреспонденций (1936-1937 гг.) Эрнеста Хемингуэя на жанровое и художественное своеобразие его романа «По ком звонит колокол». Исследуется взаимосвязь фактуальных и фиктивных элементов в структуре художественного произведения. Выявляются единые для публицистики и романа средства создания смыслообразующей оппозиции «война - мирная жизнь».

Эрнест Хемингуэй начал свой творческий путь с журналистики. Однако сегодня Хемингуэй-журналист остался в тени Хемингуэя-писателя. Впрочем, публицистика писателя нередко становилась предметом исследования как отечественных, так и зарубежных литературоведов. К анализу журналистских статей Хемингуэя обращались Я. Засурский, И. Кашкин, Ч. Фентон, Р. Стефенс. Но чаще всего они изучали публицистику писателя как самостоятельную часть его творчества, не анализируя ее связи с художественной прозой. Исследователи признавали, что журналистика стала литературной школой для писателя, о чем не раз упоминал и сам Хемингуэй, но комплексный подход в изучении его творчества не применялся.

Попытку проследить взаимосвязь документальной и художественной прозы Хемингуэя предприняла Л.Ш. Давлетбаева. В своей работе «Тема Испании в документалистике и художественном творчестве Э. Хемингуэя (20-30гг.)» она провела сопоставительный анализ журналистских материалов писателя, посвященных Испании, и романов «Фиеста» и «По ком звонит колокол». В результате Давлетбаева смогла сделать вывод о том, как изменилось взаимоотношение публицистики и художественной прозы писателя на разных этапах его творчества. По мнению автора, в 1920-ые гг. статьи и репортажи Хемингуэя вошли в роман «Фиеста» «в качестве буквального повтора, и роман, приняв их, полностью себе подчинил, определив им новую функцию» [1, с. 19]. В 30-ые же годы, отмечает исследователь, публицистика и роман «По ком звонит колокол» существовали наравне друг с другом, их взаимосвязь проходила не на текстовом, а на смысловом уровне. Те проблемы, о которых упоминал Хемингуэй в своих корреспонденциях, нашли более глубокое и полное выражение в романе [1, с. 19].

Однако нам кажется, что военные корреспонденции 1937-1939 гг. оказали большее влияние на роман «По ком звонит колокол». Можно утверждать, что во многом они послужили источником для создания этого произведения. Проанализировав роман и статьи военных лет, мы постараемся обнаружить взаимосвязь между ними, проследить, как документальное начало проникает в структуру художественного произведения, придавая ему новые черты.

В 1937 году Хемингуэй стал военным корреспондентом Североамериканского газетного объединения НАНА (North American Newspaper Alliance). За два последующих года он четырежды побывал в охваченной гражданской войной Испании и написал около 30 корреспонденций, часть из которых была переведена на русский язык и объединена в цикл «Испанский репортаж» [5]. Корпус военных корреспонденций Хемингуэя включает не только сводки с мест боевых действий, но и репортажи, статьи, очерки. Параллельно писатель работает и над художественными произведениями: рассказами, пьесой «Пятая колонна», участвует в съемках фильма «Испанская земля». В марте 1939 года Хемингуэй приступает к написанию романа «По ком звонит колокол», который можно назвать его итоговым произведениям о гражданской войне в Испании. К этому времени уже было ясно, что республиканцы, которых горячо поддерживал писатель, потерпели поражение.

Обратимся к сопоставительному анализу романа «По ком звонит колокол» и военной корреспонденции 1937-1939 г. В статьях Хемингуэя часто встречаются описания природы. Правда, реки, горы, холмы и утесы чаще всего упоминаются лишь как ориентиры на местности. Гора, возвышающаяся над Мадридом, - стратегически важная высота, которую пытался занять неприятель, кустарники служат укрытием от вражеских пуль, пригорки и холмы - позициями для наблюдения за боем. Но и в таких скупых описаниях угадываются пейзажи Испании. И все же иногда в статьях, написанных в строгом репортажном стиле, проявляется Хемингуэй-писатель, использующий пейзажные зарисовки, например, «розовые цветы миндаля расцвечивали серые холмы и оживляли пыльно-зеленые вереницы оливковых деревьев» [5, с. 117]. Здесь пейзаж призван создать широкий «вечный» фон природы, на котором война выступает как явление частное и проходящее.

В романе «По ком звонит колокол» действие происходит в горном районе, и объекты природы здесь тоже зачастую упоминаются как ориентиры на местности. Ущелье, река, мост - все это пункты плана Роберта Джордана. Но вместе с тем, пейзаж больше не носит чисто утилитарный характер, он не подчинен всецело военной тематике повествования. Все действие романа разворачивается на фоне природы, вдали от цивилизации. Партизанский отряд Пабло живет в пещере, главный герой Роберт Джордан спит в сосновом лесу. Возникает намеченный уже в статьях контраст между вечной, независимой от человеческих целей природой и случайными, преходящими, как бы противоестественными действиями воющих людей. Более того, Хемингуэй подчеркивает зависимость человека от сил природы. В корреспонденциях он описывает солдат, укрывающихся от ненастья, а в романе неожиданно выпавший снег и вовсе стал причиной гибели отряда Эль Сордо.

Помимо описаний природы, в романе и в статьях упоминаются испанские города: Валенсия, Барселона, Теруэль. Но больше всего внимания писатель уделяет Мадриду. В корреспонденциях город предстает перед читателями в разное время, и во время обстрелов, и когда линия фронта проходила далеко от испанской столицы. В статье «Мадрид» Хемингуэй описывает бомбежку города - снаряды попадали в здания, на улицах лежали трупы прохожих. Но в то же время писателю важно показать, что, несмотря на все ужасы войны, жизнь и в осажденном городе продолжается. «Убитый — не ты и не кто-нибудь из твоих знакомых, и все очень проголодались после холодной ночи» [5, с. 135]. А когда бои отступают от столицы, город и вовсе возвращается к радостям мирной жизни: по вечерам кинотеатры и кафе переполнены.

Мадрид, красота старинного города противопоставлен в романе партизанскому быту, который навязан человеку войной. О мирной жизни в испанской столице после войны мечтают главные герои - Роберт Джордан и Мария - ночью в сосновом лесу: «Вот приедем в Мадрид — будем гулять по парку и кататься в лодке на пруду, если там уже опять есть вода» [4, с. 375]. Но этим мечтам не дано осуществится, война лишила героев совместного будущего: «Ни жизни, ни счастья, ни легких радостей бытия, ни детей, ни дома, ни ванной, ни чистой пижамы, ни утренней газеты...» [4, с. 187]. Действие романа охватывает всего лишь трое суток - семьдесят два часа. Хроникальная точность отличает все статьи испанского цикла. Указание времени и места действия характерно для репортажного стиля, особенно это необходимо в военной журналистике, где репортер указывает точное местоположение, время, расстановку сил. И в романе мы встречаем ту же точность в описании событий. Использование элементов репортажного стиля помогают Хемингуэю создать эффект достоверности, подлинности описываемых событий. Но в художественной системе романа категория времени наделается еще и философским смыслом. Роберт Джордан приходит к осознанию того, что при навязанных войной обстоятельствах ему отведено всего лишь семьдесят часов, но и за этот небольшой промежуток времени можно прожить такую же полную жизнь, как и за семьдесят лет.

Оппозиция войны и мирной жизни организует сюжет как репортажей, так и романа. В статьях это противопоставление звучит более открыто: «По всему побережью, пока мы ехали в Валенсию, ликующие толпы заставляли думать больше о ferias и fiestas прежних дней, нежели о войне. И только вышедшие из госпиталя солдаты ... напоминали, что идет война» [5, с. 104]. В романе же оно находит свое выражение в воспоминаниях героев о прежней жизни, их мечтах. Так, партизан из отряда Пабло - Андрес мечтает о том, как он пошел бы ловить раков в ручье у фашистского поста, не будь войны.

Наряду с природой, изображениями испанских городов, размышлениями героев контрастным фоном войне служит быт, описания обедов и выпивки. В статье о Мадриде Хемингуэй пишет: «Пива не хватает, и виски почти нигде не найдешь. В витринах выставлены испанские подделки ликеров, виски и вермута» [5, с. 113]. В корреспонденции «Кастеллон» мы встречаем перечисление того, что подают на обед в разных городах Испании. Также подробно писатель описывает и обеды партизан в романе: «Мясо было заячье, поджаренное с луком и зеленым перцем, и к нему — соус из красного вина, в котором плавал мелкий горошек»[4, с. 30]. С помощью этих деталей Хемингуэй подчеркивает, что война - временное состояние, которое чуждо человеческой природе, когда такие простые желания как вкусно и сытно поесть всегда будут присущи человеку. Перед этим естественным укладом жизни война бессильна.

Большое внимание в статьях и романе Хемингуэй уделяет алкоголю. Но если в корреспонденциях, он упоминается как важный атрибут мирной жизни, то в романе спиртные напитки играют более важную роль. В момент, когда война разорвала привычные связи между людьми, алкоголь помогает восстановить человеческую солидарность. Когда главный герой впервые появляется в отряде партизан, его в первую очередь угощают вином.

Интересно проследить в этом аспекте отношения между Робертом Джорданом и Пабло. Уже в момент первой встречи они начинают относиться друг к другу подозрительно, Роберт сомневается в верности и надежности Пабло, а тот видит в пришедшем иностранце нарушителя покоя. Обратимся к двум эпизодам романа. В первом описывается разговор Пабло и Роберта Джордана в пещере сразу после того, как был уничтожен отряд Эль Сордо. Пабло говорит о своем доверии Роберту Джордану, который в это время, не поднимая головы, пишет донесение в Генеральный штаб. Знаком разобщенности становится, казалось бы, несущественная деталь: на столе стоит разлитое по стаканам вино; Пабло неотрывно на него смотрит, но ни он, ни Роберт к вину не прикасаются. И совсем по-другому складываются их отношения, когда Пабло возвращается в отряд после совершенного им предательства. Он просит у Роберта Джордана флягу с вином, и это означает, что он рассчитывает на понимание, ищет его и собирается сам быть откровенным.

В военных статьях и романе «По ком звонит колокол» встречается общий герой, а именно - испанский народ. В одном из репортажей Хемингуэй описывает поток беженцев, среди которых он встречает женщину с новорожденным младенцем на руках. В этой небольшой сцене писатель подчеркивает контраст рождения и смерти и тем самым неестественную природу войны, ее бесчеловечность.

В этой же статье мы находим описание испанцев: «На одной из повозок старуха рыдала, заливаясь слезами и взмахивая кнутом. Больше я не видел в этот день плачущих женщин» [5, с. 117]. В репортажах с мест военных действий народ чаще всего предстает как безликая масса: это простые республиканские солдаты, офицеры, горожане. Но и в этих скупых деталях находит выражение национальный характер испанцев - мужественных, сильных людей, пренебрегающих опасностью.

В статье «Мадридские шоферы» [5, с. 141] впервые появляются образы людей из народа, их индивидуальные характеристики, портретные описания. Хемингуэй поочередно рассказывает о шоферах военных корреспондентов. Первого из них звали Томас. Прибегая к иронии, писатель высмеивает отрицательные черты характера этого молодого испанца. Он называет Томаса человеком благороднейших чувств, пламенным патриотом, но при этом замечает, что после каждой бомбежки он пугался настолько, что на следующий день не мог завести мотор машины. Второй шофер, имени которого писатель даже не запомнил, оказался вором. Он украл около 40 литров бензина, который во время войны был особенно ценен, как раз в тот момент, когда группа готовилась к поездке на передовую. Для Хемингуэя такой поступок сродни предательству. Третий шофер Давид — юный анархист, лексикон которого поражал автора своим цинизмом и грубостью. Он был бесстрашным, впрочем, как отмечает Хемингуэй, он обладал одним недостатком - не умел водить машину. Поначалу стрельба приводила Давида в восторг, но когда на его глазах от разрыва снаряда погибло несколько женщин, восхищение исчезло. Последним шофером, «гвоздем рассказа» [5, с. 142], был Ипполито, который был тверд как гранит, здоров как бык и точен, как часы железнодорожника. Хемингуэй восхищается мужеством и храбростью Ипполито, который водит машину во время обстрела Мадрида. Причина его геройства кроится отнюдь не в безрассудстве, наоборот, оно основано на мудрости, житейской смекалке. Он не боится отвезти во время обстрела корреспондентов обедать, потому что знает, что огонь вскоре прекратится, «они тоже обедают». И в этом небольшом эпизоде Хемингуэй остается верен себе, он указывает на естественный ход жизни, какие бы ожесточенные бои не вели люди, как бы яростно они не воевали, они не могут обойтись без еды.

Те черты испанского национального характера, которые уже отмечал в своих статьях Хемингуэй, находят более полное выражение в героях романа. Бесстрашие, самоотрешённость Ипполито присуща и Пилар. Предчувствие будущей неудачи, гибели всех надежд преследует ее с самого начала действия романа, но она все равно принимает участие в операции и призывает к этому других партизан. Старик Ансельмо во всем старается быть верным общему делу. Он мерзнет под падающим снегом и не смеет уйти, пока его не сменят на посту.

В романе «По ком звонит колокол» мы можем проследить, как изменился характер людей под влиянием войны. Пабло в прошлом поставлял лошадей для корриды и армии. В начале войны он прославился как смелый и отважный партизанский командир, но после того, как его отряду удалось захватить несколько лошадей, Пабло стал осторожным, переживающим за свое благополучие, что, в конце концов, привело его к предательству. Возможно, к такому исходу Пабло подтолкнули вовсе не корыстные цели, а усталость от войны, желание вернуться к нормальной, мирной жизни. Хемингуэй оставляет этот вопрос открытым. Старика Ансельмо война тоже заставляет сильнее осознать нравственные ценности. Заядлый охотник, гордившийся, когда ему удавалось убить медведя, он только на войне со всей ясностью понимает, что убийство людей - величайший грех.

Таким образом, противопоставление мирной жизни и войны становится смыслообразующей оппозицией как романа «По ком звонит колокол», так и военных репортажей Хемингуэя. Акцентируя бытовую сторону жизни, ее простые «радости» (еду, выпивку, красоту природы, цивилизованную жизнь городов), писатель обнажает противоестественную сущность войны, ее чуждость человеческой природе.

Е.Н. Павлова

Список литературы

1. Давлетбаева Л. Ш. Тема Испании в документалистике и художественном творчестве Э. Хемингуэя (20-30-ые гг.): Автореф. дисс. канд. филолог, наук. - М., 1987. - 24 с.

2. Засурский Я.Н. Хемингуэй и журналистика//Хемингуэй Э. Репортажи. - М.: Сов. писатель, 1969. - С. 5-10.

3. Кашкин И.А. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. - М.: Худ. лит., 1966,- 320 с.

4. Хемингуэй Э. По ком звонит колокол. - М.: ACT: Астрель, 2010. - 508 с.

5. Хемингуэй Э. Старый газетчик пишет. -М.: «Прогресс», 1983. - 338 с.

6. Fenton Ch. The apprenticeship of E. Hemingway. The early years. - N.Y., 1954. - 302 p.

7. Stephens R. O. Hemingway's Nonfiction: The Public Voice. -N. Y., 1968. - 391 p.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"