Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Першина Т.В. Эмоциональная концептосфера военного романа (на материале сопоставительного анализа текстов произведений М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!»)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, 2011

На правах рукописи

ПЕРШИНА Татьяна Викторовна

Эмоциональная концептосфера военного романа (на материале сопоставительного анализа текстов произведений М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!»)

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Тюмень – 2011

Работа выполнена на кафедре английского языка федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Андреева Кира Алексеевна (ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет»)

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Богданова Людмила Ивановна (ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»)

доктор филологических наук, профессор Брунова Елена Георгиевна (ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет»)

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева»

Защита состоится 23 декабря 2011 года в 9.00 часов на заседании диссертационного совета К 212.274.05 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата филологических наук при государственном образовательном учреждении «Тюменский государственный университет» по адресу: 625003, г. Тюмень, ул. Республики, 9, корпус 1, ауд. 211.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Информационно- библиотечного центра ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет» (625003, г. Тюмень, ул. Семакова, 18).

Автореферат разослан « » ноября 2011 года.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Сотникова Т.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено сопоставительному анализу русской и английской эмоциональных концептосфер романов о военном времени на материале произведений М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!» (“A Farewell to Arms”).

Проблема описания отдельных концептов, концептосфер целых художественных произведений в идиолектах признанных художников слова продолжает оставаться актуальной. Основные направления изучения концептов отражены в трудах таких ученых, как С.А. Аскольдов [1997], А.П. Бабушкин [1996], Н.Н. Болдырев [2001], В.И. Карасик [2004],

В.В. Колесов [1992], Е.С. Кубрякова [1996], Д.С. Лихачёв [1997],

В.А. Маслова [2001], Ю.С. Степанов [1997], И.А. Тарасова [2003, 2004] и др. Вместе с тем, понятия «эмоциональный концепт» (далее ЭК) и «эмоциональная концептосфера» все еще отличаются неоднозначностью трактовки и нуждаются в дальнейшем обобщении существующих лингвистических подходов с учетом достижений в области психологии. Изучением эмоций занимались многие русские и зарубежные психологи и психоаналитики: П.К. Анохин [1964], М. Арнольд [Arnold 1960] К. Изард [1980, 2000], Р. Лазарус [Lazarus 1991], Д. Рапапорт [Rapaport 1960], С. Шехтер [Schachter 1964], A. Ортони [Ortony, Clore 1988], П.В. Симонов [1962, 1982], 3. Фрейд [1990], Ф. Шейвер [Shaver 1984, 1987]. Не обошли стороной проблему эмоций и сами лингвисты, о чем свидетельствуют многочисленные авторитетные публикации [Апресян 1993; Бабенко 1990; Красавский 2001;

Мягкова 1990; Телия 1987; Шаховский 1995; Buller 1996; Ekman, Friesen

1981; Jager, Plum 1989; Kovecses 1986, 1990, 2000 и др.]. Непосредственно эмоциональные концепты были рассмотрены также А. Вежбицкой [1997, 2001] на материале английского языка, Н.А. Красавским [2001] на материале немецкого и русского языков.

Актуальность настоящей темы обусловлена следующими обстоятельствами:

- неоднозначностью самой природы эмоциональных концептов и необходимостью выделения базовых критериев их анализа с учетом данных психологии;

- недостаточной разработанностью проблемы вербализации эмоций в разных языках в сопоставительном аспекте;

- целесообразностью проведения междисциплинарного исследования на основе интегрированного подхода к изучению эмоций с применением лингвистических, психологических, этнографических и общекультурных данных.

В основу работы была положена следующая гипотеза. Несомненно существующие различия вербализации эмоций в разных языках, культурах, а также идиолектах писателей определяются не только общенациональной спецификой в системе языков, но также различиями целей, замыслов и самих структур литературных произведений мастеров слова, обусловленных их личностным языковым самосознанием.

В качестве объекта исследования выступают базовые эмоциональные концепты СТРАХ, ПЕЧАЛЬ, ГНЕВ, РАДОСТЬ, ЛЮБОВЬ. Предметом исследования являются вербальные средства репрезентации эмоциональных концептов в художественном дискурсе.

Материалом исследования послужили тексты произведений М. Булгакова «Белая гвардия» (впервые издано в 1929 году), анализ по изданию: Булгаков М.А. Белая гвардия / М.А. Булгаков. – М.: Эксмо-Пресс, 2005. – 352 с.; и Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms” (впервые издано в 1929 году), анализ по: Hemingway E. A Farewell to Arms / E. Hemingway. – Jonathan Cape: London, 1929. – 349 p. на языке оригинала. Общий объем проанализированного материала составил 701 страницу, общий объем выборки – 1630 словоупотреблений.

Оба романа написаны о военном времени, обладают актуальной проблематикой и безусловной значимостью в истории мировой литературы. События войны не могут не затрагивать человеческие судьбы: именно во время войны обостряются и наиболее ярко проявляются все эмоциональные переживания человека. Все это находит отражение в литературных произведениях о войне, что и определило наш выбор жанра военного романа в качестве материала исследования. Общность тематики, близкий по времени период написания и обозримый для анализа объем обусловили выбор романов М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms” для сопоставительного анализа.

Целью работы является выявление специфики реализации эмоциональных концептов и художественных концептосфер эмоций в целом в идиолектах М. Булгакова и Э. Хемингуэя на материале текстов военной прозы.

Обозначенная цель определила основные задачи исследования:

1) изучить, сопоставить и обобщить существующие подходы к понятиям «эмоциональный концепт» и «эмоциональная концептосфера»;

2) выявить основные компоненты в структуре эмоциональных концептов в русской и английской лингвокультурах;

3) рассмотреть специфику лингвистической реализации базовых эмоциональных концептов и соответствующих эмоциональных зон в избранных произведениях;

4) выявить особенности функционирования эмоциональных концептов в текстах военных романов;

5) провести сопоставительный анализ эмоциональных концептов и эмоциональных концептосфер в идиолектах русского и английского писателей.

Методы исследования. Поставленные задачи определяют комплексное использование общенаучных методов анализа (дедуктивный, описательный, метод сравнения) и специальных лингвистических методов и приемов: 1) этимологического анализа; 2) дефиниционного анализа; 3) компонентного анализа; 4) метода текстовой интерпретации; 5) полевого анализа; 6) контекстуального анализа; 7) концептуального анализа; 8) частного приема количественных подсчетов лексических единиц. Отбор средств вербальной репрезентации концептов осуществлялся с использованием приема сплошной выборки.

Методологической и теоретической основой работы послужили фундаментальные исследования по когнитивной лингвистике [Апресян 1993, 1995; Баранов 1991; Болдырев 1999; Карасик 1996; Кубрякова 1994, 1996, 1999; Попова, Стернин 2000; Слышкин 2004; Kovecses 1986, 1988, 1990, 2000, 2008; Lakoff, Johnson 1980 и др.], лингвокультурологии [Арутюнова 1999; Воробьев 1997; Маслова 2001; Нерознак 1998; Степанов 1997 и др.], эмотиологии [Бабенко 1990; Красавский 2001; Мягкова 1990; Шаховский 1988, 1995, 2001, 2008; Wierzbicka 1992 и др.], психолингвистике [Белянин 2000, 2006, 2009; Горелов 1997; Седов 1997; Залевская 2005; Леонтьев 1967; Пищальникова 1992, 1999; Сорокин 1982, 1985 и др.], а также теоретические положения психологии эмоций [Анохин 1964; Вилюнас 1976; Додонов 1978, 1987; Изард 1980, 1999; Ильин 2001; Леонтьев 2002; Симонов 1962, 1982; Ekman, Friesen 1981; Ortony, Clore 1996; Plutсhik 1962, 1980; Shaver 1984, 1987 и др.].

Теоретическая значимость работы состоит в выявлении специфики лексического выражения базовых эмоциональных концептов в индивидуальной поэтической концептосфере писателей, а также в определении универсальных и этноспецифических свойств эмоциональных концептосфер русской и английской лингвокультур. Результаты работы могут использоваться в дальнейших исследованиях по проблемам языковой объективации концептов, а также при сопоставительном исследовании эмоциональных концептов в идиолектах других писателей.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования результатов диссертационного исследования в теоретических курсах лексикологии, стилистики, культурологии, сопоставительной лингвистики, когнитивной лингвистики, чтении ряда спецкурсов, в практике преподавания практического курса иностранного языка.

Научная новизна заключается в выявлении универсальных и национально-обусловленных особенностей базовых эмоциональных концептов и художественных эмоциоконцептосфер в русской и английской лингвокультурах. На материале произведений русских и английских авторов системного описания и сопоставительного анализа эмоциональных концептов и эмоциональных концептосфер в целом ранее не проводилось. Исследование вносит определенный вклад в разработку методики комплексного системного анализа эмоциональных концептов в поэтическом идиостиле.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Системное описание эмоционального концепта предполагает интегрированный подход с применением лингвистических и учетом психологических данных, позволяющих эксплицировать его понятийное, образно-ассоциативное и ценностное содержание.

2) В составе русской и английской эмоциоконцептосфер в изучаемом материале можно выделить пять эмоциональных зон, соответствующих базовым / первичным эмоциональным концептам СТРАХ / FEAR, ПЕЧАЛЬ / SADNESS, ГНЕВ / ANGER, РАДОСТЬ / JOY, ЛЮБОВЬ / LOVE.

3) Базисными способами лексической объективации эмоциональных концептов в идиолектах М. Булгакова и Э. Хемингуэя служат прямые номинации эмоций, пространственные, антропоморфные, природоморфные и сенсорные метафоры, а также акциональные, экспрессивные и физиологические метонимии.

4) Основной аксиологический статус эмоциональных концептов в сопоставляемых лингвокультурах совпадает: отрицательной оценкой традиционно обладают ЭК СТРАХ / FEAR, ПЕЧАЛЬ / SADNESS, ГНЕВ / ANGER, положительную окраску имеют ЭК РАДОСТЬ / JOY, ЛЮБОВЬ / LOVE.

5) Национальной спецификой в русских эмоциональных концептах отмечены признаки пассивного переживания эмоций, внутренней локализации эмоций, связанной с понятиями «душа» / «сердце», сенсорная оценка, основанная на их перцептивном осмыслении. Этнокультурно-маркированной является эмоциональная зона ПЕЧАЛЬ. Культурно-релевантными для английских эмоциональных концептов являются признаки активного переживания эмоций и необходимости их контроля.

6) Особенности функционирования эмоциональных концептов в рамках художественной концептосферы определяются военной тематикой произведений. Война является каузатором и / или объектом негативных эмоций.

Апробация исследования. Основные положения работы были представлены в форме докладов на научных и научно-практических конференциях: в Ульяновском государственном университете «II Межрегиональная научно-практическая конференциия молодых ученых, аспирантов и студентов» (февраль 2009 г.), в Алтайском государственном университете «Актуальные проблемы филологии» (июнь 2009 г.), в Астраханском государственном университете «Основные вопросы лингвистики, лингводидактики и межкультурной коммуникации» (2009 г.), а также на заседаниях кафедры английского языка и Совета факультета романо-германской филологии ТюмГУ. Материалы диссертации отражены в 7 публикациях автора, одна из которых в рецензируемом издании.

Объем и структура работы. Диссертационное исследование состоит из Введения, четырех глав, Заключения, Библиографического списка, включающего 228 наименований использованной литературы, из них 62 источника на иностранных языках, список словарей, список источников исследовательского материала, и Приложений. Общий объем работы составляет 216 страниц печатного текста с 8 приложениями.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы исследования и актуальность работы, определяется цель и задачи, а также объект, предмет и методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, сообщаются сведения об апробации работы.

Глава I «Когнитивные основы концептуализации эмоций» носит теоретический характер; в ней рассматриваются, сопоставляются и обобщаются основные теоретические подходы и понятия реферируемого исследования. Наиболее значимыми понятиями являются концепт, концептосфера, художественная концептосфера, поэтический идиолект, эмоция, эмоциональный концепт, базовый эмоциональный концепт, эмоциональная зона, эмоциоконцептосфера.

Вопросами изучения эмоций, отраженных в языковой картине мира, занимается новая дисциплина – лингвистика эмоций (эмотиология) и новое, развивающееся в ней направление лингвистического анализа –

«концептология эмоций» [Шаховский 2003: 35], в компетенцию которой входит выявление специфики ЭК и их объективации в языковом сознании. Указанные задачи выводят данное направление в область пересечения с такими дисциплинами, как психология, физиология, философия, психолингвистика, лингвокогнитология и лингвокультурология.

В разделе 1.1. «Концепт и концептосфера как базовые термины когнитивной лингвистики» рассматривается взаимосвязь эмотиологии и когнитивной лингвистики, а именно ключевые понятия данных дисциплин «концепт» и «концептосфера», их определения, классификации, внутренняя структурная организация, специфика функционирования в поэтическом идиолекте. В настоящее время существует два основных подхода к пониманию термина «концепт»: лингвокогнитивный (Н.Н. Болдырев, Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин и др.) и лингвокультурологический (Н. Д. Арутюнова, С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Д. С. Лихачев, Ю.С. Степанов и др.), в соответствии с которыми он трактуется нами как сложное структурированное когнитивно-ментальное образование, имеющее языковое выражение, отражающее этнокультурную специфику и личный опыт человека, а также характеризующееся образностью и ценностной значимостью. Совокупность всех концептов составляет единую концептуальную картину мира – концептосферу, отражающую структурирование информации в психике человека. Система концептов, находящихся во взаимосвязи в художественном произведении, составляет индивидуальную художественную концептосферу писателя, которая является основой его поэтического идиолекта. Идиолект рассматривается М.Н. Кожиной в качестве синонима понятиям «идиостиль», «индивидуальный стиль» и определяется как «совокупность языковых и стилистико-текстовых особенностей, свойственных речи писателя, ученого, публициста, а также отдельных носителей данного языка» [Стилистический энциклопедический словарь русского языка 2006: 95].

В разделе 1.2. «Теоретические аспекты изучения эмоций» сопоставлены и обобщены существующие психологические подходы к феномену эмоций, их признаки, функции и классификаций. В реферируемом исследовании под термином «эмоция» понимается любой эмоциональный процесс, «психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта» [Психология: Словарь 1990: 461]. Эмоции являются важнейшей стороной человеческой жизни, формой отражения, познания и оценки объективной реальности, отношения человека к окружающему миру. Нет однозначности в выделении единой системы признаков и классификаций эмоциональных состояний. Наиболее универсальной является классификация эмоций на основании критерия «первичности – производности» на базовые / универсальные и вторичные / производные эмоции [Витт 1984; Изард 1980; Нойманн 1998; Риман 1998; Фрейд 1989; Buck 1984; Ekman, Friesen 1981;

Tomkins, McCarter 1964; Shaver 1987].

В разделе 1.3. «Понятия «эмоциональный концепт» и «эмоциональная концептосфера» подробно рассматривается эмоциональный концепт как один из типов психологических концептов согласно тематической классификации. Опираясь на определение Н.А. Красавского [2001: 60], мы понимаем эмоциональный концепт как сложное структурированное когнитивно- ментальное образование, проецирующее психические переживания человека; как правило, вербализованное, культурно и этнически обусловленное и включающее в себя понятийный, образный и ценностный компоненты. Совокупность эмоциональных концептов образует эмоциональную концептосферу языка.

Структура ЭК имеет полевую организацию. Опираясь на теории о структурной организации концепта В.И. Карасика [1996], Г.Г. Слышкина [2000], Ю.С. Степанова [1997], И.А. Тарасовой [2003], мы смоделировали структуру эмоционального концепта:

Булгаков и Хемингуэй
Схема 1. Структура эмоционального концепта

Ядро ЭК представлено эмоциональным понятием, включает в себя дефиницию номинанта ЭК и его этимологические признаки. ЭК обладает широкой образно-оценочной периферией, представленной концептуальными метафорами, метонимиями и их оценочными характеристиками.

Концептуальная метафора рассматривается как «видение одного объекта через другой и в этом смысле является одним из способов репрезентации знания в языковой форме» [Кубрякова, 1996: 55]. Мы придерживаемся традиции «широкого понимания метафоры», введенной Дж. Лакоффом и М. Джонсоном [Lakoff, Johnson 1980] и получившей развитие в работах А.Н. Баранова [1991, 1994, 2003], Е.С. Кубряковой [1994,

1996, 1999], А.П. Чудинова [2001, 2003], З. Кёвечеша [Kovecses 1986, 1990, 2000], которые представляют метафорические модели в виде формулы “X (область цели) – это Y (область источника)”.

Концептуальная метонимия признана таким же когнитивным феноменом, необходимым для конструирования структуры ЭК, как и метафора [Бабина 2003; Ковалевич 2004; Козлова 2001; Ko vecses, Radden 1996, 1998; Panther, Thornburg 1996, 1997, 2003; Warren 2006]. Метонимия традиционно понимается как когнитивный процесс, в котором один концепт- средство обеспечивает ментальный доступ к другому концепту-цели в пределах одной идеализированной когнитивной модели. Связь между физиологическими симптомами и эмоциями представлена в виде метонимических моделей по общей формуле “Х > Y”: ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ > ЭМОЦИЯ.

Аксиологический статус ЭК может быть положительным, отрицательным, амбивалентным, а также может иметь дополнительное оценочное значение (сенсорное, утилитарное, этическое и др., согласно типам оценок Н.Д. Арутюновой [1999]). Категория оценки практически всегда создается образностью, поэтому можно утверждать, что ценностно-оценочный компонент ЭК базируется на его образно-ассоциативных признаках.

Содержание компонентов ЭК выявляется путем лингвистического анализа средств вербальной репрезентации ЭК – прямых и косвенных номинаций эмоции (согласно классификации В.Н. Телии [1990]). В.И. Шаховский предлагает следующую классификацию лексических единиц, вербализующих эмоции: 1) обозначение, или прямая номинация (радость, страх и т.п.); 2) описание, или дескрипция (дрожащие руки, слезы и т.д.); 3) выражение, или экспликация (собственно эмотивы) [Шаховский 1988: 25]. Лексические средства объективации ЭК, выявленные В.И. Шаховским и В.Н. Телией, можно представить в виде схемы.

Булгаков и Хемингуэй
Схема 2. Лексические средства объективации эмоциональных концептов

На основании психологической классификации эмоций можно выделить базовые эмоциональные концепты (филогенетически первичные, наиболее универсальные), к которым, вслед за Ф. Шейвером [Shaver 1987], мы отнесли СТРАХ, ПЕЧАЛЬ, ГНЕВ, РАДОСТЬ, ЛЮБОВЬ, и

соответствующие им «эмоциональные зоны», группы эмоций, определенные филогенетическим родством [Витт 1983]. По мнению большинства ученых, базовые эмоции являются генетически врожденным феноменом, но обладают культурно-специфическими особенностями выражения. Этноспецифичность ЭК вызывает необходимость сопоставления особенностей их реализации в разных лингвокультурах, в реферируемом исследовании – в идиолектах русского и американского писателей.

В главе II «Эмоциональные концепты в романе М. Булгакова

«Белая гвардия» выявляются средства и особенности реализации базовых эмоциональных концептов в текстовой семантике романа М. Булгакова.

В разделе 2.1. «Общее описание материала исследования» дается краткая справка об авторе, жанре, структуре и содержании исследуемого произведения, обзор литературы, посвященной его изучению.

В разделе 2.2. «Методика анализа эмоциональных концептов» определяется поэтапная методика анализа базовых ЭК, раскрывающая их сущностные характеристики:

1) выявление понятийного ядра базового концепта с помощью этимологического и дефиниционного анализа номинанта эмоции;

2) определение составляющих эмоциональной зоны на основе данных лексикографических источников и работ по психологии эмоций и психолингвистике;

3) выборка номинантов эмоций и эмотивно маркированной лексики в тексте произведения с использованием приема количественных подсчетов;

4) отбор концептуальных метафор и метонимий и выявление типичных когнитивных моделей эмоции, составляющих образно-ассоциативный компонент ЭК;

5) определение ценностно-оценочной значимости ЭК в тексте произведения;

6) исследование структурно-смысловых и функциональных отношений ЭК, а также их взаимодействия в рамках единой эмоциоконцептосферы романа.

Разделы 2.3. «Эмоциональный концепт СТРАХ», 2.4. «Эмоциональный концепт ПЕЧАЛЬ», 2.5. «Эмоциональный концепт ГНЕВ», 2.6.

«Эмоциональный концепт РАДОСТЬ», 2.7. «Эмоциональный концепт ЛЮБОВЬ» посвящены непосредственному анализу базовых ЭК. Каждый из разделов включает подраздел «Эмоциональный концепт в обыденном языковом сознании», в котором анализируются основные этимологические и понятийные признаки ЭК по данным этимологических словарей [Преображенский 1959; Срезневский 1989; Фасмер 1996; Meillet 1961], толковых словарей [Даль 1998; Словарь русского языка под ред. А. П. Евгеньевой 1985-1988; Словарь современного русского литературного языка под ред. В.И. Чернышева 1950–1965; Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н. Ушакова 2000] и определяется эмоциональная зона родственных ЭК в русской лингвокультуре на основании данных синонимических словарей [Абрамов 1994; Александрова 1998; Горбачевич 1996; Евгеньева, 1970; Словарь синонимов русского языка под ред. Л.А. Четко 1986] и исследований по психологии и лингвистике эмоций [Додонов 1978, 1987; Изард 1980, 2000; Ильин 2001; Шаховский 2008; Arnold 1960; Kovecses 1990,

2000; Lazarus 1970; Plutсhik 1991], и подраздел «Реализация эмоционального концепта в идиолекте М. Булгакова», в котором на основании анализа прямых номинаций, экспликаций, косвенных метафорических номинаций, метонимических дескрипций выявляются основные когнитивные признаки ЭК в идиолекте писателя (понятийные, образно-ассоциативные и аксиологические) и определяется содержание эмоциональной зоны базового ЭК в эмоциоконцептосфере романа.

В разделе 2.8. «Особенности эмоциональной концептосферы романа М. Булгакова «Белая гвардия» сопоставляются когнитивные признаки в структуре базовых ЭК в русском языке, выявляются их интегральные и дифференциальные параметры, определяется содержание художественной эмоциоконцептосферы романа, исходя из содержания эмоциональных зон базовых ЭК, прослеживаются особенности функционирования и взаимодействия ЭК друг с другом и другими художественными концептами.

На основании анализа лексических номинаций эмоций в тексте произведения методом сплошной выборки было выявлено 79 ЭК (всего 982 номинации) в рамках пяти эмоциональных зон. Эмоциональная зона СТРАХ, соответствующая базовому ЭК СТРАХ, включает 13 ЭК (всего 313 номинаций): страх, боязнь, испуг, ужас и др.; эмоциональная зона ПЕЧАЛЬ – 21 ЭК (260 номинаций): печаль, грусть, уныние, тоска и др.; ГНЕВ – 16 ЭК (130 номинаций): гнев, бешенство, ярость, ненависть и др.; РАДОСТЬ – 17 ЭК (181 номинация): радость, веселость, счастье, надежда и др.; ЛЮБОВЬ – 12 ЭК (98 номинаций): любовь, привязанность, влюбленность, симпатия и др.

Этимологический анализ базовых ЭК показал, что первоначальные значения номинантов базовых эмоций не были эмоциональными: в этимологических значениях прослеживается либо связь с конкретным физическим веществом (например, «гнев» от рус.-ц.-слав. гн въ «гниль, гной, яд» [Фасмер 1996, т. 1: 420]), либо с архетипом огня, являющегося наиболее актуальным социально-культурным феноменом для архаичного сознания людей [Белякова 1995: 6-7; Касавин 1999: 165-167] (например, «печаль» от печь в значении «гореть» [Маковский 1980: 138]), либо с ощущением холода (например, «страх» сближается с лит. stregti, stregiu «оцепенеть, превратиться в лед», лтш. streg?ele «сосулька» [Фасмер 1996, т.3: 772].).

С помощью методов дефиниционного и компонентного анализа были обозначены основные понятийные признаки базовых ЭК. Ядерным понятийным параметром для всех концептов является интегральная сема «эмоциональное состояние». Другие интегральные семы – «интенсивность эмоции» и «переживание эмоции с указанием или без указания ее каузатора». Дифференциальными признаками являются семы «возникновение / исчезновение эмоции», «эмоция как каузатор действия», «процессуальный характер эмоции», «причины возникновения эмоции», «непонимание причин появления эмоции», «качественные свойства эмоции», «подлинность / иллюзорность эмоции», «кратковременность / продолжительность эмоции», «связь с другими эмоциональными состояниями».

Высокочастотные, продуктивные метафорические обозначения обнаруживают следующие образные параметры ЭК: пространственные характеристики эмоции, очеловечивание действий эмоции, связь с явлениями природы, уподобление огню, жидкости, потеря рассудка от переживаемой эмоции, смерть, обладание свойствами рукотворных предметов, цветовые, температурные, вкусовые характеристики.

Приведем в качестве иллюстрации фрагмент романа, представляющий метафорические модели ПЕЧАЛЬ (ТОСКА) – ЖИДКОСТЬ, СТРАХ (ТРЕВОГА) – ЖИДКОСТЬ, ТОСКА – ЖИВОЕ СУЩЕСТВО, ТОСКА – НЕЧТО ТЕМНОЕ, ТОСКА – НЕЧТО ЖЕЛТОЕ, ТОСКА – РУКОТВОРНЫЙ ПРЕДМЕТ, ТОСКА – РАСТЕНИЕ:

Тогда тревога и тоска в розовой спальне вдруг стали таять и расплываться. Тоска пришла, как серый ком, рассевшийся на одеяле, а теперь она превратилась в желтые струны, которые потянулись, как водоросли в воде [Булгаков, Белая гвардия, ч. III, гл. 12: 222].

Как видно из примера, в романе наблюдается высокая плотность корреспонденции различных метафорических моделей. Эмоции представлены в виде жидкости. Тоска очеловечивается, ассоциируется с рукотворным предметом (струны) и растением (водоросли), предстает темной, серой сущностью, что соответствует традиционному образу печали в русской лингвокультуре (ассоциация с темным временем суток), но также в индивидуальном сознании писателя ассоциируется с желтым цветом (в то время как в обыденном русском языковом сознании – с зеленым: тоска зеленая).

Физиолого-психологическая значимость эмоций реализована в когнитивных параметрах «проявление эмоции в активных действиях человека» и «экспрессивно-физиологическое проявление эмоции» посредством метонимических дескрипций по модели ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ > ЭМОЦИЯ (перенос наименования поведенческой или соматико- физиологической реакции на само психическое ощущение человека). Так, например, метонимические номинации эмоции СТРАХ несут на себе отпечаток негативной оценки, поскольку соматическое выражение страха связано с неприятными физиологическими ощущениями, такими как сухость во рту, дрожь, временная остановка сердцебиения, усиленное потоотделение и т.п.: Сердце у Василисы остановилось, и вспотели цыганским потом даже ноги [Булгаков, Белая гвардия, ч. I, гл. 3: 50].

Следует заметить, что некоторые ЭК (СТРАХ, ПЕЧАЛЬ, РАДОСТЬ) в художественной концептосфере романа обладают амбивалентным аксиологическим статусом. Так, например, несмотря на то, что в произведении ПЕЧАЛЬ и СТРАХ отмечены негативной оценкой, они приобретают позитивную окраску в выражениях «сладостный трепет», «сладостнейшая тоска», а положительный ЭК РАДОСТЬ, напротив, получает отрицательную оценку в выражении «зловещая радость». ЭК ГНЕВ обладает однозначной негативной коннотацией, ЭК ЛЮБОВЬ – позитивной. Всем ЭК свойствен сенсорный тип оценки.

Границы эмоциональных зон достаточно подвижны, иногда трудно провести демаркационную линию между ними, они могут пересекаться, накладываться друг на друга. Например, ЭК «гордость» и «злорадство» находятся на пересечении эмоциональных зон ГНЕВ и РАДОСТЬ. В романе часто описывается одновременное переживание негативных эмоций из эмоциональных зон СТРАХ, ПЕЧАЛЬ и ГНЕВ (…души юнкеров наполнились завистью, злобой и тревогой; блуждать в ужасе и тоске; в сердце страх и отчаяние), также одновременное переживание полярных эмоций (про Елену во время молитвы: страх и пьяная радость разорвали ей сердце), один ЭК описывается посредством другого (например, ПЕЧАЛЬ (тоска, одиночество) выступает как каузатор СТРАХА: страшно от тоски и одиночества, страшная тоска). В романе доминируют негативные ЭК СТРАХ и ПЕЧАЛЬ, представленные 313 и 260 лексическими номинациями соответственно, благодаря чему создается атмосфера трагических событий гражданской войны.

В главе III «Эмоциональные концепты в романе Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!» (“A Farewell to Arms”)» по сходной методике анализируются признаки «параллельных» английских эмоциональных концептов и выявляются вербальные средства и специфика их репрезентации в романе Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms”.

В разделе 3.1. «Общее описание материала исследования» дается краткая справка об авторе и исследуемом романе, обзор литературы, посвященной изучению творчества Э. Хемингуэя.

В разделах 3.2. «Эмоциональный концепт FEAR», 3.3. «Эмоциональный концепт SADNESS», 3.4. «Эмоциональный концепт ANGER», 3.5. «Эмоциональный концепт JOY», 3.6. «Эмоциональный концепт LOVE» подробно анализируется каждый базовый ЭК в английском произведении. Каждый из разделов включает подраздел «Эмоциональный концепт в обыденном языковом сознании», в котором анализируются основные этимологические и понятийные признаки ЭК в английском языке на основании данных этимологических словарей [Klein 2005; Oxford Dictionary of English Etymology 2000 (ODEE)], толковых словарей [American Heritage Dictionary of the English Language 2000; Encarta World English Dictionary 2000; Merriam-Webster’s Online Dictionary 2011; Oxford English Dictionary 2011] и определяется эмоциональная зона родственных ЭК в соответствии с исследованием эмоциональных кластеров Ф. Шейвера [Shaver 1987] с учетом данных тезауруса П. Роже [Roget’s 21st Century Thesaurus 2011], и подраздел «Реализация эмоционального концепта в идиолекте Э. Хемингуэя», в котором на основании анализа прямых номинаций, экспликаций, косвенных метафорических номинаций, метонимических дескрипций выявляются основные когнитивные признаки ЭК в идиолекте американского писателя и определяется содержание эмоциональной зоны базового ЭК в эмоциоконцептосфере романа.

В разделе 3.7. «Особенности эмоциональной концептосферы романа Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms”» определяется содержание художественной эмоциоконцептосферы романа Э. Хемингуэя на основании ранее выявленного содержания эмоциональных зон базовых ЭК, выявляются общие и различные когнитивные признаки в структуре английских ЭК, анализируется специфика функционирования и корреляции ЭК друг с другом и другими художественными концептами.

Всего в тексте романа было выявлено 61 ЭК (671 номинация), которые составляют пять эмоциональных зон. Эмоциональная зона FEAR, соответствующая одноименному базовому ЭК, представлена 9 ЭК (131 номинация): fear, shock, fright, panic и др.; эмоциональная зона SADNESS – 15 ЭК (65 номинаций): sadness, unhappiness, depression, hopelessness и др.; ANGER – 11 ЭК (39 номинаций): anger, fury, hostility и др.; JOY – 15 ЭК (216 номинаций): amusement, cheerfulness, enjoyment, happiness и др.; LOVE – 11 ЭК (220 номинаций): love, affection, attraction, care и др.

В основе этимологического признака английских базовых ЭК лежат физические свойства предмета (например, sadness от др.-инд.-евр. основы *sa- "heavy," "steadfast, firm," anger от др.-инд.-евр. корня *angh- "tight, painfully constricted, painful"[Klein 1971; ODEE]), человеческие качества (например, joy от *gau- «noble», love от др.-герм. *lubo- “dear, beloved” [Klein 1971; ODEE]) либо другие понятия, не обладающие эмоциональным значением, т.е. наблюдается вторичность эмоционального значения данных понятий в диахронической плоскости. В настоящее время ядерным понятийным признаком для всех английских ЭК является параметр “emotional state”, их также объединяет интегральная сема “intensity of the emotion”.

Косвенные метафорические номинации обнаруживают следующие образные параметры ЭК: “spatial features”, “personification of the emotion”, “insanity”, “death”, “features of a manmade object”, “temperature and gustatory features”. Однако стоит отметить скудность метафорического выражения ЭК в романе, что обусловлено особенностями лаконичного «телеграфного» стиля Э. Хемингуэя. Большинство метафор отражают обыденное образно- ассоциативное осмысление эмоций. Таким, например, является традиционное представление позитивных и негативных эмоций через пространственные понятия ВЕРХ – НИЗ / UP – DOWN. Обратимся к примерам из романа, которые иллюстрируют данные метафорические модели полярных ЭК JOY и SADNESS:

Булгаков и Хемингуэй

Дефицит образного метафорического осмысления эмоций в романе компенсируется высокой продуктивностью и регулярностью употребления дескриптивных метонимических моделей, которые эксплицируют следующие признаки ЭК: “behavioural responses to an emotion”, “physiological and expressive responses”. Приведем пример реализации метонимических моделей TREMBLING OF THE LIPS > FEAR и CRYING > FEAR (о девушках, напуганных появлением солдат):

I saw her lips working and then tears came down her plump cheeks. Her sister, not looking up, took her hand and they sat there together. The older one, who had been so fierce, began to sob [Hemingway, A Farewell to Arms: 199].

Корреляция ЭК в рамках эмоциоконцептосферы романа обнаруживает подвижность границ эмоциональных зон, а также их пересечения и наложения друг на друга. Например, ЭК LOVE и JOY тесно связаны друг с другом в идиолекте Э. Хемингуэя. Первая эмоция является каузатором второй: любовь вызывает чувство радости и счастья. Это подтверждается пересечением некоторых метафорических моделей данных ЭК. К примеру, обе эмоции ассоциируются с концептом HEALTH, который выступает в качестве области источника: JOY IS HEALTH, LOVE IS HEALTH. Любовь и радость вызывают хорошее самочувствие, хорошее физическое состояние.

Булгаков и Хемингуэй

Позитивно окрашенные ЭК JOY и LOVE доминируют в художественной концептосфере романа и предстают как попытка преодоления негативных эмоций, вызываемых войной и военным временем. Однако трагический финал романа подчеркивает значимость негативного аксиологического статуса ЭК FEAR, SADNESS, ANGER для передачи идеи «потерянного поколения», рожденного войной.

В главе IV «Сопоставительный анализ эмоциональных концептов в произведениях М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя

«Прощай, оружие!» (“A Farewell to Arms”)» проводится сопоставление ЭК и эмоциональных концептосфер в текстах русского и английского произведений, а также определяется специфика функционирования ЭК в текстах военной прозы.

В разделах 4.2. «Сопоставление эмоциональных концептов СТРАХ и FEAR», 4.3. «Сопоставление эмоциональных концептов ПЕЧАЛЬ и SADNESS», 4.4. «Сопоставление эмоциональных концептов ГНЕВ и ANGER», 4.5. «Сопоставление эмоциональных концептов РАДОСТЬ и JOY», 4.6. «Сопоставление эмоциональных концептов ЛЮБОВЬ и LOVE» сопоставляются «параллельные» русские и английские ЭК: выявляются интегральные и дифференциальные когнитивные признаки для каждой пары ЭК, содержание эмоциональных зон, соответствующих им, и количественные данные их реализации в исследуемых произведениях. Сводные данные по структуре русских и английских ЭК приведены в Таблице 1.

Таблица 1

Когнитивные признаки базовых эмоциональных концептов в идиолектах М. Булгакова и Э. Хемингуэя

Булгаков и Хемингуэй

В разделе 4.7. «Сопоставление эмоциоконцептосфер романов М. Булгакова «Белая гвардия» и Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms”» сопоставляются особенности функционирования и корреляции ЭК в текстах романов, обусловленные военной тематикой произведений. В обоих романах прослеживается тесная взаимосвязь концептосферы эмоций с темой войны и военного времени (о данных концептах см. работы Л.Н. Венедиктовой [2004] и Е.А. Липиной [2008]). В «Белой гвардии» описаны события Гражданской войны в России 1918 – 1920 гг., которую можно отнести к межклассовой общенациональной войне, а в романе “A Farewell to Arms” – итало- австрийский фронт Первой мировой войны, которая относится к крупномасштабной внешней войне (классификация по М.И. Галкину, П.И. Трифоненкову [Большая Советская Энциклопедия: http://bse.sci- lib.com/article006159.html]). Для русской интеллигенции – героев «Белой гвардии» – война была необходимостью, единственным путем к спасению Отечества, в то время как для главного героя романа Э. Хемингуэя война оказалась «чужой», лишенной всякого смысла. Разная культурно- историческая значимость описываемых войн обусловливает разное отношение к войне авторов и их персонажей, а следовательно, и особенности формирования эмоциоконцептосфер произведений.

В произведениях война наделяется эпитетами с яркой отрицательной эмотивной коннотацией: страшная, проклятая, дурацкая, ghastly, goddam, rotten, stupid, bloody. Наиболее тесно с концептосферой войны связаны ЭК СТРАХ / FEAR, ПЕЧАЛЬ / SADNESS, ГНЕВ / ANGER: война угнетает, изматывает человека (сошел с ума от военного переутомления; very tired of this war; very depressed by it) , предстает в виде тяжкой ноши (вынесший войну; to go to Austria without war). Данное метафорическое представление войны совпадает с одной из распространенных метафорических моделей печали как в русском, так и английском языковом сознании (ПЕЧАЛЬ – НОША / SADNESS IS A BURDEN). Общность этой и некоторых других областей источников (НОША, СМЕРТЬ, БЕЗУМИЕ) метафорических моделей концепта ВОЙНА и эмоциональных концептов позволяет сделать вывод о прямой ассоциативной связи войны с негативными эмоциями. Война выступает в качестве их каузатора (ЭК зон СТРАХ / FEAR и ПЕЧАЛЬ / SADNESS) или их объекта (ЭК зоны ГНЕВ / ANGER). Точками пересечения эмоциональной зоны ГНЕВ / ANGER и концептосферы военного времени являются ЭК НЕНАВИСТЬ / HATE, ОТВРАЩЕНИЕ / DISGUST, объектом которых становятся противоборствующая сторона и война в целом (ненавидели большевиков ненавистью горячей и прямой; отвратительная катастрофа; everybody hates this war; the war disgust).

Несмотря на то, что война обладает, прежде всего, отрицательным аксиологическим статусом, ЭК с положительной коннотацией также находят точки пересечения с концептосферой войны. Чтобы выжить в подобных условиях, героям необходимо надеяться и верить, дружить и любить. Поэтому важное место в эмоциональной зоне РАДОСТЬ / JOY занимают русский ЭК НАДЕЖДА, английские ЭК HOPE, OPTIMISM. Однако они часто наделяются эпитетами, подчеркивающими слабую степень интенсивности эмоции (слабая, смутная, неверная, зыбкая надежда), либо сближаются с полярным концептом БЕЗНАДЕЖНОСТЬ / HOPELESSNESS зонной группы ПЕЧАЛЬ (обман, безнадежность, безысходная дичь степей; I try always to hope but sometimes I cannot). Концепты ЛЮБОВЬ, ДРУЖБА также оказываются тесно связанными с концептом войны (old war comrades; war brothers; one had so many friends in a war). Для русской лингвокультуры особую значимость приобретают ЛЮБОВЬ К СЕМЬЕ, К ДОМУ («Но, несмотря на все эти события, в столовой, в сущности говоря, прекрасно. Жарко, уютно, кремовые шторы задернуты» [Булгаков, Белая гвардия, ч. I, гл. 2: 9]; «...а наши израненные души ищут покоя вот именно за такими кремовыми шторами...» [там же, ч. III, гл. 14: 254]).

Сопоставительный анализ эмоциональных концептосфер в идиолектах М. Булгакова и Э. Хемингуэя выявил следующие тождественные черты:

- в романах «Белая гвардия» и “A Farewell to Arms” лингвистически объективируются все базовые ЭК, объединяя родственные концепты в соответствующие эмоциональные зоны;

- для всех ЭК ядерным понятийным признаком, реализованным в тексте, является архисема «эмоциональное состояние», другой интегральный признак – «интенсивность эмоции»;

- в русско- и англоязычной художественных концептосферах эмоции соотносятся с одними и теми же понятийными сферами, которые лежат в основе образных признаков ЭК: «локализация и ориентация эмоций» (пространственные метафоры), «человек и его действия» (антропоморфные метафоры), «животный и растительный мир» (зооморфные и фитоморфные метафоры), «неживая природа» (природоморфные метафоры), «архетипы воды и огня» (метафоры субстанции), «абстрактные понятия, связанные с жизнедеятельностью человека» (структурные метафоры), «ощущения человека» (метафоры восприятия);

- в анализируемых произведениях высокой продуктивностью употребления отличаются акциональные и экспрессивно-физиологические проявления эмоций, реализованные посредством метонимических дескрипций, которые лежат в основе ассоциативных признаков ЭК;

- основной аксиологический статус ЭК в сопоставляемых лингвокультурах преимущественно совпадает: отрицательной оценкой традиционно обладают ЭК СТРАХ / FEAR, ПЕЧАЛЬ / SADNESS, ГНЕВ / ANGER, положительную окраску имеют ЭК РАДОСТЬ / JOY, ЛЮБОВЬ / LOVE;

- функционирование ЭК в художественных концептосферах романов обусловливается их корреляцией с концептосферой войны и военного времени: война выступает в качестве каузатора и / или объекта негативных эмоций.

В результате сопоставительного анализа также были выявлены культурно-релевантные и индивидуально-авторские особенности реализации ЭК:

- «параллельные» базовые ЭК и соответствующие им эмоциональные зоны в сопоставляемых текстах отличаются разной степенью лексической объективированности (количественные данные представлены в Диаграмме 1): в романе М. Булгакова «Белая гвардия» наиболее «проработанными» являются эмоциональные зоны СТРАХ и ПЕЧАЛЬ, в то время как в романе Э. Хемингуэя “A Farewell to Arms” наибольшей степенью языковой объективации обладают эмоциональные зоны JOY и LOVE.

Булгаков и Хемингуэй
Диаграмма 1. Соотношение объема эмоциональных зон в эмоциоконцептосферах романов М. Булгакова и Э. Хемингуэя

- в художественной концептосфере романа «Белая гвардия» наиболее продуктивными являются пространственные, антропоморфные метафоры, а также метафоры субстанции и восприятия; в произведении Э. Хемингуэя превалируют прямые номинации эмоций, метафорические номинации представлены сравнительно небольшим количеством лингвистических единиц, доминирующими являются следующие образно-ассоциативные признаки: «пространственная локализация и ориентация эмоций», «болезнь», «потеря рассудка от переживаемой эмоции»;

- в русском произведении три из пяти базовых концептов (СТРАХ, ПЕЧАЛЬ, РАДОСТЬ) отмечены амбивалентной оценкой с преобладанием основного универсального аксиологического статуса; в романе Э. Хемингуэя ЭК свойственна однозначная оценка, за исключением концепта LOVE;

- национально-культурная специфика русских ЭК наиболее ярко иллюстрируется их пассивным переживанием, внутренней локализацией, связанной с понятиями «душа» / «сердце» (возбуждая в душах … смутную надежду и гордость; души юнкеров наполнились завистью, злобой и тревогой; душа стонала, полная смятения; в глубине души ненавидят; ненавидели всею душой; на душе полегчало; изводя душу, убивая сердце; сердца их исполнились ужасом; необъяснимая радость наполнила сердце спящего; в сердце его заполз страх и отчаяние), перцептивным осмыслением (доминирует сенсорный тип оценки);

- для англоязычной концептосферы эмоций культурно и национально обусловленными являются активное переживание эмоции и необходимость контроля / преодоления негативных эмоций (например, попытка подавления страха Кэтрин: "... I'm afraid of the rain because sometimes I see me dead in it." […] "It's all nonsense. It's only nonsense. I'm not afraid of the rain. I'm not afraid of the rain" [Hemingway, A Farewell to Arms: 128]);

- в идиолекте М. Булгакова национально маркированной является эмоциональная зона ПЕЧАЛЬ (отличительными чертами русского народа традиционно считаются его природная склонность к пессимизму, унынию, беспричинной тоске и грусти, повышенной эмоциональности) и специфичные для русской культуры концепты «тоска», «томление» (в глазах тоска; тоски по самое горло; душа горела в тоске; стало туманно тоскливо; где-то под ложечкой томило и сосало предчувствие; несмотря на пушки и на все это томление, тревогу и чепуху);

- образная сторона русских ЭК во многом определяется идиостилем М. Булгакова, образностью его мышления, что отражается в сложных метафорических описаниях эмоций, в то время как большинство концептуальных метафор в произведении Э. Хемингуэя закреплено в обыденном английском языковом сознании.

В Заключении обобщаются теоретические и практические результаты работы, которые позволяют сделать вывод о наличии элементов изоморфизма в структуре эмоциоконцептосферы военного романа в русской и английской лингвокультурах и об их тенденции к алломорфизму, обусловленной национально-культурной и личностной языковой самоидентификацией авторов, а также различиями замыслов и самих структур литературных произведений. Универсальными для русских и английских ЭК являются ядерные понятийные признаки, их основной аксиологический статус, метонимические способы экспликаций через акциональные и экспрессивно-физиологические проявления эмоций. Вариативность проявляется в структуре и содержании эмоциональных зон, соответствующих базовым ЭК, в метафорических способах вербализации их образно-ассоциативной составляющей.

Т.В. Першина

По теме исследования опубликовано 7 авторских работ.

Публикация в ведущем рецензируемом издании:

1. Першина Т.В. Когнитивная структура концепта «война» в русской и английской концептосферах / Т.В. Першина // Вестник Тюменского государственного университета. – №1. История. Филология. – Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2010. – С. 189-195.

Публикации в других изданиях:

2. Першина Т.В. Концепты «мир»-«война» в романе Айрис Мердок «Алое и зеленое» / Т.В. Першина // Лучшие выпускные квалификационные работы 2006 года: (сб. ст. на основе лучших выпуск. квалификац. работ). – Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2007. – Ч. 4: Гуманитарное направление. – С. 73-85.

3. Першина Т.В. Когнитивные модели концепта «война» в идиолекте А.Н. Толстого (на материале трилогии «Хождение по мукам») / Т.В. Першина // Актуальные проблемы филологии: сборник статей межрегиональной (заочной) научно-практической конференции с международным участием (7 июня 2009 г.). – Вып. 3. – Барнаул; Рубцовск: Изд-во Алт. ун-та, 2009. – С. 137-143.

4. Першина Т.В. Понятийная структура концептов «мир»-«война» в русском и английском языковом сознании / Т.В. Першина // Основные вопросы лингвистики, лингводидактики и межкультурной коммуникации: сборник научных трудов по филологии / сост. О.Б. Смирнова. – №3. – Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2009. – С. 63-65.

5. Першина Т.В. Художественный концепт «Война» в трилогии А.Н. Толстого «Хождение по мукам» / Т.В. Першина // Современные проблемы лингвистики и методики преподавания русского языка в вузе и школе: сборник научных трудов / Под. ред. докт. филол. наук, проф. О. В. Загоровской. – Выпуск 8. – Воронеж: Научная книга, 2009. – С. 94-99.

6. Першина Т.В. Художественный концепт «война» в трилогии А.Н. Толстого «Хождение по мукам» / Т.В. Першина // Лингвистика. Межкультурная коммуникация. Лингвокраеведение. Материалы II Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Ульяновск, февраль 2009 г.) / Отв. ред. Н.Ф. Муртазина. – Ульяновск: Ульяновский государственный университет, 2009. – С. 15-19.

7. Pershina T. Kulturlerarasi ilitisimde Hissi Yetkinlik / T. Pershina; Ceviri: Aylin Gur // Kirilan Kaliplar 2: Kulturlerarasi Iletisim, Cokkulturluluk / Ed. Zeynep Karahan Uslu, Can Bilgili. – Istanbul: Beta Basim, 2010. – S. 77-89.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"