Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Погостин В.М. Хемингуэй-журналист

Эрнест Хемингуэй - «В чёрном лесу», М.: "Правда", "Библиотека журнала Огонек" №52, 1980.

В июле 1979 года мировая общественность отмечала 80 лет со дня рождения одного из крупнейших зарубежных писателей ХХ столетия — Эрнеста Хемингуэя.

Эрнест Миллер Хемингуэй не нуждается в представлении советскому читателю, он давно и заслуженно признан во всем мире как серьезный и искусный мастер художественной прозы. Однако возможно, что многие читатели, любящие Хемингуэя-писателя, недостаточно хорошо знакомы с Хемингуэем-журналистом, оставившим после себя богатое публицистическое наследие. Изучение этого наследия помогает нам осмыслить глубинные подтексты его произведений, противоречивые мотивы и идеи, лежащие в их основе, проникнуть в творческую лабораторию писателя.

Американские критики, продолжающие, как отмечал известный советский литературовед Я. Н. Засурский; "нападки на творчество замечательного писателя", так как им прежде всего, "не нравятся идеи, которые заложены в его творчестве", почти не уделяют внимания журналистским и публицистическим работам Хемингуэя, несмотря на то, что они составляют примерно треть всех произведений писателя.

В одном из своих последних журналистских произведений — документальной повести "Лев мисс Мэри", опубликованной после смерти писателя его женой, — сам Хемингуэй дал поразительно точную оценку нападавшим на него буржуазным критикам. "За последнее время, — писал он, — я с отвращением прочел различные книги о себе самом, написанные людьми, которые все-то знают о моей внутренней жизни, стремлениях и мотивах. Читать их — все равно, что читать рассказ о сражении, в котором ты участвовал, написанный кем-то, кто не только не был очевидцем, но порой и родился-то уже после того, как сражение закончилось. Люди эти, написавшие как о моей внутренней, так и внешней жизни, исходили из твердого убеждения, что я никогда ничего не чувствовал".

Э. Хемингуэй двойственно относился к журналистике, нередко настаивал на разграничении его писательского и журналистского труда. Еще в 1931 году он писал своему первому библиографу Луису Генри Кону, что он против того, чтобы "наспех" написанные репортажи и статьи учитывались при оценке его творчества в целом: "Если, осваивая профессию, писателю пришлось зарабатывать на жизнь журналистским трудом, писать вещи, которые рассчитаны скорее на короткую газетную жизнь, чем на литературное бессмертие, то никто не имеет права поднимать этот материал и сравнивать его с произведениями, написанными писателем в его лучшей манере".

Хемингуэй также опасался, что, заставляя писателя заботиться больше о "текучке", чем о непреходящем характере написанных им вещей, журналистика может привести к поверхностной, скороспелой оценке событий. В 1959 году, отвечая на вопросы еженедельника "Зис уик", Хемингуэй говорил, что в газете он "научился писать о том, что произошло, не задаваясь вопросом почему".

Наконец, по мнению писателя, репортажи и статьи отнимали у него не только жизненный материал, но и энергию, необходимую ему для "серьезной" литературной работы. Так, в 1922 году он писал из Парижа своему другу, писателю Шервуду Андерсону: "...эта проклятая газетная писанина постепенно опустошает меня".

И все-таки, несмотря на столь веские, как казалось писателю, причины сетовать на журналистику, он не только посвятил значительную часть своей жизни журналистской деятельности, но впоследствии даже советовал начинающим литераторам непременно пройти репортерскую школу. В интервью, данном весной 1958 года журналу "Пэрис ревью", Хемингуэй говорил: "В газете нас заставляли писать простыми повествовательными предложениями. Это полезно для любого автора. Работа в газете не повредит молодому писателю и может сослужить ему полезную службу..."

Постепенно Хемингуэй пришел к выводу, что граница между хорошим, правдивым репортажем и рассказом незначительна. При сопоставлении статей, репортажей и журналистских зарисовок Хемингуэя. С его рассказами и повестями мы обнаруживаем, что писатель не только постоянно черпал из своей журналистской кладовой точные фразы, мысли, образы и сюжеты, но и нередко целиком переносил в повесть или рассказ наиболее удачные из своих репортажей, а иногда просто, поменяв заголовок, включал ту или иную статью в сборники рассказов. Так, опубликованная 18 мая 1927 года в журнале "Нью рипаблик" статья "Италия, 1927 год" была включена в вышедший в октябре того же года сборник рассказов "Мужчины без женщин" под заголовком "Che Ti Dice La Patria?" (О чем говорит тебе родина? (итал.)).

Вопреки опасениям писателя использование собранных им материалов для журналистских работ не помешало их дальнейшему появлению в художественных произведениях. Наоборот, статьи и репортажи Хемингуэя стали своего рода испытательной лабораторией для многих его идей, сюжетов и фразеологических находок. Путевые зарисовки пейзажей, описания городов, интересные диалоги и технические приемы повествования впервые были освоены Хемингуэем в репортажах и публицистических работах.

Карьера Хемингуэя-журналиста началась задолго до его карьеры новеллиста, развивалась параллельно ей и продолжалась даже после того, как было опубликовано при его жизни последнее художественное произведение писателя. Еще в средней школе Эрнест Хемингуэй писал для школьных литературных изданий — газеты "Трапеция" и журнала "Скрижаль" — спортивные заметки и репортажи, подражая популярному в то время чикагскому журналисту Рингу Ларднеру.

Профессиональная журналистская деятельность Хемингуэя началась в октябре 1917 года, когда он был принят репортером в штат одной из крупнейших американских газет того времени, "Канзас-Сити стар". За семь месяцев работы в этой газете Хемингуэй получил основательную журналистскую подготовку, не уступающую той, которую могли предложить иные факультеты журналистики американских университетов. Именно за эти семь месяцев, как указывал Хемингуэй в интервью, опубликованном 26 ноября 1940 года в газете "Канзас-Сити тайме", он научился писать просто о простых вещах.

Первая профессиональная работа в крупной газете не только позволила Хемингуэю пройти "ускоренным курсом" школу писательского мастерства, но и помогла ему приобрести журналистские навыки, пригодившиеся позднее как в работе над художественными произведениями о первой мировой войне, так и в послевоенной журналистской деятельности в качестве специального, а затем и постоянного зарубежного корреспондента канадской газеты "Торонто дейли стар" и приложения к ней "Торонто стар уикли", а также в период гражданской войны в Испании, куда Хемингуэй приехал в 1937 году, заключив контракт с Северо-американским газетным объединением (НАНА).

Предлагаемые вниманию читателей очерни и фельетоны Эрнеста М. Хемингуэя относятся в основном к периоду 1920 — 1923 гг., когда Хемингуэй являлся корреспондентом канадской газеты сначала в Торонто, а затем в Европе. С некоторыми из них читатель уже мог познакомиться в таких периодических изданиях, как журнал "Огонек", "Журналист", "Литературная газета", "Литературная Россия" и "Неделя". О Хемингуэе-корреспонденте "Канзас-Сити стар" рассказывается в открывающих сборник воспоминаниях друга Хемингуэя журналиста Теодора Брамбэка — "С Хемингуэем до романа "Прощай, оружие!". Высмеивающий мещанские нравы торонтских буржуа фельетон "Картины переходят из рук в руки" — первый материал, опубликованный Хемингуэем в "Торонто стар уикли". Фельетон этот не был подписан, и его принадлежность перу Хемингуэя была установлена библиографами писателя по платежной ведомости газеты. Фельетон "Сказка о хорошем льве" был опубликован в журнале "Холидей" значительно позднее, в марте 1951 года. Он явился своеобразным литературным ответом писателя на появившуюся 13 мая 1950 года в газете "Нью-йоркер" статью Лилиан Росс "Портрет Хемингуэя", изображавшую его позером и демагогом. Сказка-фельетон была написана для детей венецианских друзей писателя. Однако один из персонажей — "львица с запекшейся на усах кровью" — выведен с явным намеком на автора тенденциозного "портрета" в газете "Нью-йоркер". Заканчивают сборник два рассказа из серии новелл о литературном прототипе Хемингуэя Нике Адамсе, опубликованные спустя много лет после смерти писателя. Беллетризованное эссе "О писательстве" представляет собой один из вариантов окончания известного рассказа "На Биг-Ривер". Рассказ "Последнее хорошее место" — часть не законченной Хемингуэем повести о юношеских годах писателя, проведенных в лесах родного ему Северного Мичигана.

В.М. Погостин. Хемингуэй-журналист.


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"