Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Пристром Е.С. Восприятие смысла художественного текста (на примере рассказа Э. Хемингуэя «Кошка под дождем»)

Язык и социум: материалы VIII международной научной конференции Минск, 5–6 декабря 2008 г, Минск РИВШ 2009.

Целью доклада является попытка объяснения механизма восприятия смысла художественного текста, опираясь на его хронотопическую структуру, а также подтверждение мысли о непреходящих смыслах-ценностях в истинно художественном произведении.

"Восприятие возникает в результате синтеза ощущений с помощью представлений и имеющегося опыта, т. е. это есть синтез объективного с помощью субъективного. Деятельность истолкования включается в каждое осмысленное человеческое восприятие" [Психологический словарь на azps.ru].

"... Смысл целостного текста ... та информация, которая передается говорящим/пишущим и воспринимается слушающим/читающим на основе выражаемого языковыми средствами содержания, взаимодействующего с контекстом и речевой ситуацией, с существенными в данных условиях речи элементами опыта и знаний говорящего/пишущего и слушающего/читающего" [А. В. Бондарко, 2001. с.4]. Понимание текста представляет собой "вычитывание" личностных смыслов. Вместе с тем текст читателя и текст автора не могут быть абсолютно различными, так как любой текст содержит языковые сигналы, указывающие направление истолкования. Прежде всего, границы — область пересечения текста автора и текста читателя определяются пространственно-временными скрепами, т.е. хронотопами.

Хронотоп текста — единство существенных пространственно— временных связей данного текста. Хронотопы являются доминантами в терминологии А. А. Ухтомского (гештальтами (М. Вертгеймер) или концептами (С.А. Аскольдов-Алексеев)), которые находятся в сознании человека и являются необходимыми пресуппозициями и вместе с тем условиями приращения смысла при восприятии художественного текста.

Обратимся к рассказам Э. Хемингуэя "Кошка под дождем" (Cat in the Rain) и P. Брэдбери "В конце девятого года" (At the End of the Ninth Year). Главная идея этих рассказов — взаимоотношения между людьми, а точнее, любовь и взаимопонимание в семье. Если пересказывать в двух словах сюжет обоих рассказов, то он практически одинаков. Несмотря на то, что в семьях все вроде бы хорошо, жены находит причину, чтобы вывести мужей из себя. Первоначальная реакция обоих мужей одинакова: непонимание, переходящее в раздражение. Но здесь сюжет рассказов расходятся — у Р. Брэдбери муж находит общий язык с женой, а у Э. Хемингуэя — нет (по крайней мере, в тот момент, когда читатель покидает героев, т.е. рассказ заканчивается).

Рассмотрим языковые средства, благодаря которым воспринимается смысловое содержание каждого рассказа. Топографический хронотоп рассказа At the End of the Ninth Year предельно ограничен: действие происходит в кухне или столовой Шейлы и Томаса Томпкинс за завтраком. Через некото рое время читатель даже узнает точное время — 11 часов утра (... old Sheila Tompkins married at eleven a.m. of a Saturday nine years ago this very hour). Фактические действия развиваются буквально в течение десятка минут. В конце рассказа муж поизносит: Today. An hour from now. Noon?

Социальное пространство задано социальными ролями героев — муж и жена (wife и husband), т.е. социальная дистанция предельна сужена. Социальное время, в котором они живут, описано имплицитно. Герои живут в мире telephone, TV, CD player, а также во время, когда такие понятия, как genechromosome factory, molecule, serum, follicle, epidermis, hyperventilate, midlife frenzy, стали настолько привычными, что их вполне могут употреблять в бытовом разговоре люди, далекие от данной сферы деятельности. Героиня использует одну из "новых теорий", чтобы неосознанно, даже для себя самой, привлечь внимание своего мужа к тому, что любовь и взаимопонимание, которые были вначале их семейной жизни, исчезли (That (incredible happy) was then, this is now.).

Если же анализировать психологический хронотоп каждого героя, то надо, прежде всего, отметить, что наблюдается существенная разница в восприятии времени героиней и героем. Для Шейлы время шло медленно: / could feel it happening all year. Every hour of every night and then all day, I could feel... психологическое время пришло к своеобразному пределу — the last day of the last month of the ninth year. Для Томаса время пролетело быстро — ... ту body has been changing along with yours all the last nine years... I never noticed. В начале рассказа разделены и их психологические пространства: Her husband glanced over the rampart of the Wall Street Journal, saw nothing to fasten his regard, and sank back in place. Слово rampart (крепостной вал; бастион; защита, оплот) и название газеты the Wall Street Journal контекстуально связаны и приобретают новое значение — "стена" между мужем и женой. Но в ходе разговоре за завтраком читатель видит, как меняется психологический хронотоп мужа. Автор использует различные средства, чтобы передать постепенность трансформации: незаинтересованность {glanced over... nothing to fasten his regard... sank back... He grumbled, "The point, wife, the point!") —> раздражение {Come here!... his lion tamer’s voice... jumped up... ran... banged it in front of her) —> ярость вместе с растерянностью {stirred four sugars in his coffee ... a razor glare... holding his utensils with fists... Upstairs now!) —> осознание проблемы {called quietly... tears running down his cheeks now... his hands were frantic, searching for something hidden... his eyes fixed on a solution ... we’re both brand-new). Муж "услышал" ее, понял то "сообщение", которое его жена пыталась ему передать. Он включился в игру и спас свою семью.

Э. Хемингуэй описывает четырех персонажей, предлагая более объемный социальный хронотоп. В центре истории, как и у Р. Брэдбери, — жена и муж (Э. Хемингуэй дает имя только мужу — George, читатель также знает, что они американцы). В рассказе также присутствуют и, на первый взгляд, играют второстепенную роль: владелец гостиницы и горничная. Топографический хронотоп описан более четко. Место — номер в гостинице, расположенной в одном из курортных городов Италия. Небольшая часть действий происходит также на площади перед гостиницей и в холле гостиницы. Действия развиваются в течение одного дня.

Если рассматривать психологические хронотопы, то описание их очень краткое, что является определяющим в этом рассказе. Героиня скучает — она рассматривает в мельчайших деталях вид из окна, вспоминает, как выглядит та же площадь, когда дождь не идет (big palms, green benches,., in the good weather an artists with his easel... monument glistened in the rain... gravel paths,, pools sea broke... motor cars... in the doorway a waiter ... a cat crouched under the dripping green table). Героиня нашла недостающее ей внимание в чужом человеке, который предупредителен с ней в силу своей должности, как ей кажется (she liked the way he felt about being a hotel-keeper). Он ей симпатичен, поэтому она замечает все: его возраст, его руки, место, где он находится в тот или иной момент, его движения. В момент, когда она не нашла кошку, ее психологический хронотоп "прорывается наружу", и она произносит: / want to eat at a table with my own silver and I want candles. And I want it to be spring and I want [long hair] and I want a kitty and I want some new clothes. Психологический хронотоп мужа надежно спрятан за книгой, а сам он удобно расположился на кровати (lying propped up with two pillows... shifted his position in the bed... saidfrom the bed... was not listening... was reading). И в ответ на обращение жены он лишь сказал: Shut up and get something to read.

Главное описание хронотопа жены Э. Хемингуэй дает, используя всего два имени прилагательных, а именно small и tight. Владелец гостиницы понял (The padrone made her feel very small and at the same time really important) эту женщину. Кошка, присланная владельцем гостиницы, становится последней точкой для читателя в восприятии смысла, заложенного автором. Но эта "точка" осталась не увиденной мужем героини.

В обоих рассказах мужья раздражаются, когда жены пытаются пройти пространство, разделяющее их, — физически толщиной в лист бумаги, а психологически являющийся пропастью. Но муж у Р. Брэдбери, помогая жене пересечь эту пропасть, обозначает их новые психологические хронотопы, предлагая новые имена Mercy (сострадание, счастье) и Frank (искренний, открытый); вместе с тем они заново нашли смысл — ценность, важный для них обоих. У Э. Хемингуэя муж отгородился книгой, так и не разобравшись в том, что говорила ему жена. Он, выражая готовность помочь на словах, остается глух.

Как нам кажется, сравнение хронотопов этих рассказов наглядно демонстрирует их значение в восприятии смысла текста. Хронотопы помогают "удерживать информации текста не ниже некоего предела таким образом, чтобы сохранялся контакт между читателем, меняющимся во времени, и самим изменяющимся текстом" [А. В. Суворов, 2001. с. 193].

Е.С. Пристром


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"