Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Ретуева Л.Н. Некоторые языковые средства организации эмоциональной напряженности в художественном прозаическом произведении (на материале рассказов Хемингуэя)

Лингвистический анализ текста - Иркутск: ИГПИ, 1985.

Основой всей системы художественной литературы, не исключая и литературы нашего времени, служит сюжетная литература, характеризующаяся наличием сюжетной напряженности. Особенно четко такая напряженность прослеживается, когда художественно-литературное произведение имеет фабулу" сюжет в собственном смысле слова, а разрешение заложенного в этом сюжете конфликта отнесено в конец произведения. В.Г. Адмони считает, что "сюжетное напряжение возникает благодаря тому, что в конце произведения располагается нечто такое, без чего невозможно настоящее понимание, адекватное восприятие всего произведения" (I, II).

Сюжетная напряженность неразрывно связана с эмоциональной напряженностью, которая возникает вследствие сильной эмоциональной окрашенности художественно-литературного произведения и достигается путем соответствующего выбора и изображения ситуации и героев в эпических и драматургических произведениях, а также с помощью соответствующих образов, лексических и синтаксических средств в вышеуказанных и в лирических произведениях.

Напряженность более высокого порядка глубинная или контекстуальная возникает при взаимодействии эксплицитного и имплицитного в тексте и организуется с помощью подтекста, т.е. содержание, которое не подается читателю непосредственно, а может быть воспринятым только после проникновения от поверхностных к глубинным пластам художественно-литературного произведения.

С целью выявления языковых средств, участвующих в организации эмоциональной напряженности в тексте художественного произведения было исследовано тридцать рассказов Э. Хемингуэя на английском языке. Методом исследования на первом этапе был избран дискурсивный анализ текста, процедура которого показана ниже на материале рассказа Э. Хемингуэя "Кошка под дождем". Под дискурсом понимается текст, состоящий из коммуникативных единиц языка высказываний и их объединений в более крупные единства, находящиеся в непрерывной смысловой связи, что позволяет воспринимать его как цельное образование. Текст более общее понятие, чем дискурс. Дискурс всегда является текстом, но не всякий текст является дискурсом (3).

Высказывание является минимальным сегментом дискурса, обладающим в нем относительной смысловой законченностью и далее нечленимым, с точки зрения его смысловой ценности. В графическом отношении высказывание определяется как отрезок дискурса, заключенный между двумя точечными знаками препинания или между началом дискурса и точечным знаком препинания. Высказывание может состоять из одного предельного сегмента и более, т.е. быть либо простым, либо составным, состоящим из последовательности простых (3, 27).

Последовательность из 7± 2 высказываний, объединенная пробеганием общего для их предикатов признака, образует внутри дискурса курсивное единство или курсему. Курсемы, в свою очередь, образуют эпикурсему, причем количество курсем в одной эпикурсеме не превышает предела объема оперативной памяти, т.е. 7± 2. Эпикурсема соответствует авторскому эпизоду. Объединение эпикурсем и формирует дискурс, последний должен включать как минимум две эпикурсемы.

При соблюдении формальных границ в рассказе "Кошка под дождем" (10, 159-163) было выделено три эпикурсемы, соответствующие трем авторским эпизодам: презентация действующих лиц и описание места действия; решение американки и поиски кошки под дождем; разговор супругов, в котором отражены неустроенность, тоска героини, неуверенность в настоящем и будущем.

Первая эпикурсема состоит из двух курсем, включающих соответственно 9 и 7 высказываний. Вторая эпикурсема состоит из семи курсем, содержащих от 9 до 5 высказываний. То же повторяется и в третьей эпикурсеме, состоящей из семи курсем, содержащих от 9 до 5 высказываний..

Во внутренней организации дискурса имеет место следующее явление. Дискурс, как правило, начинается относительно элементарными в плане содержания высказываниями. Далее происходит характеризация введенных актантов, затем соотнесение актантов с ситуантами, между собой и т.д. В развитии дискурса наблюдается своеобразное нагнетение смысловой насыщенности с постепенным усложнением семантики ректантов, обычно сопровождаемое упрощением семантики их актантов. Эта смысловая насыщенность, достигнув некоторого предела, спадает, и все начинается снова.

Подобная закономерность наблюдается в выделенных эпизодах. Глаголы проявляют явную тенденцию к усложнению семантики с последующим спадом. Так в первой эпикурсеме нарастание смысловой насыщенности идет от ректантов stop, pass, face, was к ректантам break, slip back, glisten, rain и спадает вновь до глагола stand. Что же касается актантов, то они проявляет тенденцию к упрощению: так two Americans заменяются местоимением they, public garden – there, war monument – it.

Вполне вероятно, что нарастание эмоциональной напряженности связано с нагнетением смысловой насыщенности и дискурсивным членением текста. В анализируемом рассказе можно выделить три пика эмоциональной напряженности, за которыми следует разрядка, эмоциональный спад. В первой эпикурсеме своеобразная микрокульминация приходится на высказывание: It was made of bronzo and glistened in the rain.

Используя дистантный и контактный повтор в качестве сцепок и средств создания эмоциональной напряженности, Э. Хемингуэй концентрирует внимание читателя на величии памятника жертвам войны. Этому же способствует использование ректанта glisten и актанта bronze, передающих сверкание, блеск, что неизбежно должно привлечь внимание зрителя и читателя. Своеобразная разрядка наступает в следующем по порядку высказывании It was raining. Во второй эпикурсеме кульминация и спад связаны еще теснее: они расположены в пределах одного сложного высказывания, противопоставление осуществляется с помощью союза but: The table was there, washed bright green in the rain, but the cat was gone. В третьей эпикурсеме пик эмоциональной напряженности приходится на реплику героини: "... I want a kitty and I want some new clothes". B следующем высказывании наступает разрядка: "Oh, shut up and get something to read", George Said.

Пик эмоциональной напряженности опережает в пространстве пик смысловой насыщенности. Уже после наступления кульминационного момента находим в эпикурсеме такие насыщенные в смысловом отношении ректанты, как rain "stand in pools, break, slip back - в первой эпикурсеме; be disappointed, look up, laugh, want во второй; look out, listen, read, want, can't have, can have, be dark - в третьей эпикурсеме. Это явление можно назвать поддержкой эмоциональной напряженности.

Более детальное изучение лексического содержания высказываний, привело к выделению двух групп слов: слов с собственно эмоциональным значением и 2 слов, эмоционально окрещенных. Группа слов обладающих только эмоциональным значением и не имеющих какого-либо иного, предметно-логического значения, непосредственно выражающих эмоции, а не обозначающих их, наиболее ярко представлена междометиями. К междометиям функционально примыкают так называемые слова-усилители, в семантической структуре которых происходит перераспределение компонентов на первый план выдвигаются и закрепляются эмоциональные элементы, подавляя основные денотативные признаки.

Индивидуальный стиль Э. Хемингуэя характеризуется большой экономностью языковых средств, поэтому неудивительно, что в данном рассказе только дважды встречается междометие oh: "Oh, I wanted it so much" и "Oh, shut up and get something to read".

Слово deadly можно определить как усилитель в предложении She liked the deadly serious way he received any complaints.To же самое можно сказать об усилительных элементах really и supreme в примерах: The padrone made her feel very small and at the same time really important. She had a momentary feeling of being of supreme importance.

К эмоциональной лексике следует также причислить слова с коннотативным значением. Коннотативное содержание выводится из неопределенного множества употреблений слова в контекстах и имеет определенную нейрофизиологическую базу в мозгу человека. Характеристика коннотации как социально-значимого явления приводит к выделению общих, или объективных коннотаций. Объективная коннотация результат одинакового коллективного восприятия содержания какого-либо слова индивидуальная, или субъективная коннотация, это оттенки значения, основанные на субъективном восприятии и оценке какого-либо факта или явления действительности, на индивидуальных ассоциациях, связанных с его употреблением.

В рассказе "Кошка под дождем" можно выделить такие ряды слов с различной коннотативной насыщенностью: hotel-owner-hotel-keeper-padrone, cat-kitty-big tortoise-shell cat, American wife-American girl. Выявление коннотативных оттенков содержания, обычно несущих на себе отпечаток мироощущения говорящего, увеличивает информационный объем высказывания и приближает читателя к пониманию замысла, автора.

Интересным представляется использование Э. Хемингуэем индивидуальных коннотаций, связанных с содержанием слов cat и hair в рассказе. Образ бездомной кошки, мокнущей под дождем, ассоциируется с неустроенностью, жестокостью мира, безразличием одних живых существ к судьбам других. На уровне всего рассказа становится ясно, что кошка под дождем - это своеобразная метафора, символ. Молодой американке, героине рассказа, так же одиноко и неуютно в жизни, как этой кошке. Молодая женщина одинока, несмотря на то, что рядом с нею муж. Но этот человек не понимает того, что происходи в ее душе, а она томится по любви, по дому, по семье, и мурлыкающая кошка, которую ей хотелось бы гладить у себя на коленях, это лишь традиционный символ так недостающего ей домашнего уюта. Коннотацию слова "кошка" в последнем случае можно признать объективной: I want to have a kitty to sit on my lap and purr when I stroke her.

Что касается коннотаций слова hair, то они являются субъективными, т.к. подобные ассоциации могут возникнуть только у женщин, да и то не у всех: "Don't you think it would be a good idea if I let my hair grow out?.. I want to pull my hair back tight and smooth and make a big knot at the back that I can feel," she said, Дело в том, что героиня устала от образа девушки-подростка, ей хочется проявить свою женственность, подчеркивающую предназначенную ей природой роль матери, хранительницы очага:" I get so tired of it," she said "I get so tired of looking like a boy."

Индивидуальные коннотации не являются фактом лексико-семантической системы языка, и поэтому правильное их толкование возможно лишь при знании широкого контекста, иногда всего дискурса.

В рассматриваемом рассказе автор так описывает отношение героини к владельцу отеля, где они остановились: The wife liked him. She liked the deadly serious way he received any complaints. She liked his dignity. She liked the way he wanted to serve her. She liked the way he felt about being a hotel-keeper. She liked his old, heavy face and his hands.

Структурный параллелизм, усиленный лексическими повторами, в построении предложений одновременно указывает и на синтаксически однотипность сополагаемых частей, и на различия как в их построении, так и в смысловом содержании. Синтаксическая однородность элементов ряда received any complaints - wanted to serve her - felt about being a hotel-keeper способствует их семантическому сближению, выявляя общий тематический признак обозначение обязанностей владельца отеля. Накопление окказионально-синонимических элементов ведет к последовательному повышению выразительности, нагнетению смысловой насыщенности и эмоциональной напряженности.

Последовательное применение приема синтаксической лестницы анафорических конструкций, эмфатических повторов, изменящих значение повторяемого элемента в сторону увеличения его выразительности, инверсий и другие элементы экспрессивного синтаксиса создают в примере "Anyway, I want a cat," she said, "I want a cat, I want a cat now. If I can't have long hair or any fun, I can have a cat" стилистический контекст, наделяющий заключенные в нем единицы определенной мерой экспрессии, увеличивающей эмоциональную напряженность.

Таким образом, можно сделать вывод, что эмоциональная напряженность организуется при помощи языковых средств синтаксического, лексического и стилистического плана и подчиняется определенным законам построения текста художественного произведения.

Л.Н. Ретуева

Литература:

1. Адмони В.Г. Структура предложения и строение художественного литературного произведения. В кн.: Лингвистика текста: Материалы научной конференции, МГПИИЯ им. Мориса Тореза. - М., 1974, ч.1.

2. Арнольд И.В. Интерпретация художественного текста: типы выдвижения и проблема экспрессивности. В кн. Экспрессивные средства английского языка: Сб. науч. тр. ЛГПИ им. А.И. Герцена. - Л., 1975.

3. Борботько В.Г. Элементы теории дискурса. - Грозный: 1981.

4. Гак В.Г. О семантической организации повествовательного текста, В кн.: Лингвистика текста: Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Мориса Тореза. - М., 1976, вып. 103.

5. Гальперин И.Р. Грамматические категории текста. - Известия АН СССР, серия литературы и языка, 1977, № 6, т.36.

6. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука,1981.

7. Гиндин С.Н. Внутренняя организация текста элементы теории и семантический анализ. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1972.

8. Кухаренко В.А. Типы и средства выражения импликации в английской художественной речи. НДВШ: филологические науки, 1974, № 1.

9. Москальская О.И. Грамматика текста. К.: Высшая школа, 1981.

10. Hemingway К. Selected stories. Progress Publishes, 1971.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"