Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Глухов Г. В., Кириллова Т. В. – Способы экстариаризации внутренней речи в тексте художественного произведения (на примере романа Э.Хемингуэя "Прощай оружие")

Альманах современной науки и образования, Тамбов: Грамота, 2007, № 3 (3): в 3-х ч. Ч. I. C. 71-73.

Человек единственное живое существом, наделенное даром речи и языковым сознанием. В связи с этим, проблемы языка и языкового сознания, мышления и речи, их взаимосвязанности и взаимообусловленности представляют большой интерес в современном научном сообществе.

В данной статье мы затронем аспект взаимодействия таких сложных процессов, как мышление и речь. Причем нас интересует речь не внешняя, легко поддающаяся регистрации и анализу, а речь внутренняя, непроизносимая, неуловимая, которая неразрывно сопровождает процесс мышления. Мы также рассмотрим различные модели экстариаризации внутренней речи (ВР) в тексте художественного произведения.

В течение многих лет изучением внутренней речи активно занимались представители различных областей знания: нейрофизиологи, психологи, психолингвисты, но, к сожалению, гораздо реже лингвисты (И.Р. Гальперин, В.В. Виноградов и некоторые другие). В силу этого обстоятельства лингвистические исследования такого сложного языкового явления как ВР представляются в высшей степени актуальными и востребованными.

Сложность изучения ВР заключается порой, прежде всего, в отсутствии самого объекта анализа. В словаре лингвистических терминов О.С. Ахмановой ВР определяется как «непроизносимая, незвучащая, немая речь, обращенная к ее субъекту (к самому себе); процесс, обратный образованию “внешней”, или собственно речи…» [Ахманова 1969: 386].

Для лингвистов выходом в этой ситуации и одним из основных источников изучения внутренней речи могут служить авторские дневники, внутренние монологи и диалоги героев художественного произведения, где мышление посредством ВР вербально эксплицированно. Однако следует признать, что в художественном тексте ВР претерпевает значительную трансформацию, поскольку, как совершенно справедливо отмечает В.А. Кухаренко, писателю важно не только ввести читателя в чужой внутренний мир, но сделать его понятным для постороннего, на что ВР по природе своей не рассчитана [Кухаренко 1988: 162].

Мышление и речь представляют собой два неразрывно связанных между собой процесса, а ВР занимает промежуточное положение в этой цепочке и является своеобразным связующим звеном. На наш взгляд, представляется достаточно интересным проследить, как мышление находит свое выражение во ВР, есть ли какие-либо структурные и организационные особенности и чем они обусловлены.

В современной лингвистической литературе различают различные виды ВР. Мы придерживаемся точки зрение В.А. Кухаренко, который, взяв за основу классификации критерий расчлененности и объема, выделил следующие разновидности ВР: малые вкрапления ВР, внутренний монолог, аутодиалог и поток сознания.

Необходимо отметить, что выбор автором той или иной разновидности ВР для изображения мыслительного процесса и внутреннего мира героев во многом обусловлен не только жанром произведения, но и эмоциональным состоянием героя, его отношением к происходящим событиям.

Рассмотрим использование каждого из названных видов ВР в романе Э. Хемингуэя «Прощай оружие».

Малые вкрапления ВР являются наиболее часто употребляемыми. Они небольшие по объему, содержат стилистически окрашенные единицы, и широко используются автором, чтобы отобразить мгновенную, как правило, эмоциональную реакцию на происходящее в данный момент.

I looked out of the window. Across the square were the lights of the station. … I saw the trees in the park. Oh, hell, I thought, do we have to argue now? (Hem.,144)

Внутренний монолог в полной мере раскрывает внутренний мир персонажа, поскольку, размышляя наедине с самим собой, он абсолютно искренен и откровенен. Кроме того, необходимо отметить, что по своей сути внутренние монологи могут быть крайне эмоциональными, передавая хаотичное течение мысли, и наоборот сдержанными, логичными, представляющими внутренние рассуждения героя. Использование того или иного монолога во многом обусловлено ситуацией или каким-либо внутренним или внешним раздражителем, который заставил героя задуматься, уйти в себя. Рассмотрим следующие примеры:

I would go and see Catherine Barkley. I wished she were here now. I wished I were in Milan with her. I would like to eat at the Cova and then walk down the Via Manzoni in the hot evening and cross over and turn off along the canal and go to the hotel with Catherine Barkley (Hem., 57).

Главный герой Ф. Генри вспомнил о предстоящей встрече с любимой девушкой и полностью погрузился в свои мечты. Параллельные конструкции делают речь персонажа крайне эмоциональной, а использование полисиндетона помогает писателю представить мечты героя в процессе их созревания и развертывания.

I wished to God it was over though. Maybe it would finish this summer. Maybe the Austrians would crack. They had always cracked in others wars. (Hem.,56)

В данном случае размышления героя о войне спокойны и последовательны. Во многом это обусловлено тем, что они протекают в спокойной обстановке и не затрагивают личных чувств Генри: он просто логически анализирует ситуацию.

Аутодиалог представляет собой разговор героя с самим собой. По мнению В.А. Кухаренко, семантическое наполнение аутодиалога весьма устойчиво: это борьба эмоционального и рационального, выраженная двумя внутренними голосами. Каждый голос представляет свои аргументы: чувства, предчувствия, интуиция противопоставляются трезвой рассудительности и последовательной логике. В большинстве случаев аутодиалог представляет собой вопросно-ответную систему, в которой вопросы окрашены повышенной эмоциональной настроенностью персонажа, а ответы носят рассудительный, разъяснительный, успокаивающий характер, свойственный логическому мышлению. Один голос аутодиалога всегда выражает желания героя, на пути исполнения которых имеются препятствия различного характера морально-этического, психологического, социального, физического. Чем эмоциональнее персонаж, тем больше вероятности в победе этого голоса и тем больше вероятность драматического исхода действий, предпринятых в результате этой победы. И наоборот, победа голоса, представляющего рассудочное начало, свидетельствует о сильной воле героя и приводит к действиям общественно справедливым, оканчивающимся победой персонажа, пусть даже нравственной [Кухаренко 1988: 164-169]:

I wish that I was the British. It would have been much simpler. Still I would probably have been killed. Not in this ambulance business. Yes, even in the ambulance business. British ambulance drivers were killed sometimes. (Hem.,56)

Последняя разновидность ВР, для которой свойственно полное или почти полное невмешательство автора, получило название потока сознания. Необходимо отметить, что техника данного вида ВР сложна и для писателя и для читателя. С одной стороны, писателю необходимо создать эффект реального мыслительного процесса, во всей его сложности, глубине и ассоциативности. С другой стороны, читателю приходится прилагать усилия, чтобы отыскать в этом потоке мыслей логические опоры, связать их с внешними событиями, определить отношения между ними.

Рассмотрим следующий пример, в котором Э. Хемингуэй прибегает к использованию потока сознания, чтобы приоткрыть дверь во внутренний мир главного героя Генри, показать искренность его чувств к любимой девушке и передать его эмоциональное состояние. Два предложения занимают по объему практически целую страниц. Связь в них поддерживается за счет использование параллельных конструкций и сочинительного союза and (и), вследствие чего создается впечатление, что мысли, словно бусинки, нанизываются одна на другую. Герой не желает обозначать каких-либо причинно-следственных связей между событиями, он взволнован и просто называет все то, что рисует его воображение.

May be she would pretend that I was her boy that was killed and we would go in the front door and porter would take off his cap and we would stop and ask for the key and she would stand by the elevator and then we would get in the elevator and it would go up … and then our floor and the boy would open the door and stand there and she would step out and I would step out and we would walk down the hall and I would put the key in the door and open it and go in … (Hem.,57)

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо подчеркнуть, что в современной художественной литературе стремление писателя отобразить внутренние мир героя и реальные мыслительные процессы, находит свое выражение в использование различных видов ВР, начиная от малых вкраплений и заканчивая потоком сознания. Все четыре разновидности ВР имеют ряд отличительных лексических и синтаксических особенностей и характеризуются разной степенью эмоциональности и экспрессивности. Учитывая всю сложность и многоаспектность затронутых проблем, в самом общем виде можно констатировать, что лингвистическое осмысление внутренней речи находится все еще на этапе фидеистического свойства.

Г.В. Глухов, Т.В. Кириллова

Список использованной литературы

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Издательство «Советская Энциклопедия», 1969. – 608 с.

2. Кухаренко, В.А. Интерпретация текста "Текст" / В. А. Кухаренко // М.: Просвещение, 1988. 192 с.

3. E. Hemingway. A Farewell to Arms. M.: Progress Publisher, 1976. – 320 p.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"