Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Султанов К.Г., Гусейханова З.С. Специфика отражения авторской картины мира в романе Э. Хемингуэя «Фиеста»

Вестник Дагестанского государственного университета №3, 2014.

Аннотация: Статья представляет собой анализ лексических доминант, рекуррентных или семантически родственных слов, способствующих объективации концепта «праздник» в романе Э. Хемингуэя «Фиеста». Данные репрезентанты, формируя важнейшие метаконцепты романа и определяя всю его концептуальную систему, служат отражением авторской картины мира.

Ключевые слова: концепт, доминанта, метаконцепт, языковая личность автора, языковая картина мира.

Любое произведение представляет собой субъективный образ объективного мира, действительности. Условность обозначения объективного мира в художественных текстах определяется его жанром, а также индивидуальными когнитивными характеристиками восприятия автором реальной действительности [1, с. 51]. Если рассматривать семантическое пространство текста как иерархическое образование, то можно утверждать, что во главе семантических компонентов текста лежит индивидуально-авторская концепция мира. Это универсальная константа любой индивидуальной картины мира, которая всегда «несет в себе черты своего создателя» [2, с. 128].

Творческий замысел автора произведения, характер отображаемой действительности, индивидуально-авторские мировоззренческие установки, особенности художественного мышления автора текста, а также осознанное или неосознанное отношение к языку, его потенциалу и нормам определяют принципы отбора языковых единиц и организации речевой структуры литературно-художественного произведения [3, с. 328]. Употребление языковых средств в тексте - фонетических, грамматических (морфологических и синтаксических), лексических - полностью зависит от воли автора, его индивидуального стиля. Это порождает и мотивирует пестроту, разнообразие и оригинальность употребления лексики и грамматических форм в произведениях писателей даже близких по времени, методу, литературно-художественному направлению. Этот же фактор объясняет стремление ученых-лингвистов выявить главные, доминирующие средства речевой структуры отдельного художественного произведения, формирующие уникальность его стилевой организации [4, с. 202].

Взяв за основу эти средства речевой структуры текста, каждое из которых подразумевает разные аспекты реализации авторского идиостиля, мы можем говорить о языковой личности автора как важнейшей категории художественного текста.

Предметом нашего анализа являются лексические доминанты, рекуррентные или семантически родственные слова, которые способствуют объективации концепта «праздник» в романе Э. Хемингуэя «Фиеста» [5]. Данные репрезентанты формируют важнейшие метаконцепты романа, которые определяют всю его концептуальную систему. Метаконцепт выполняет организующую роль в формировании структуры, ядра и периферии концептосферы художественного произведения.

Для определения понятийного содержания концепта «праздник» в английском языке мы обратились к толковым словарям и словарям синонимов английского языка, на основании которых выделили основные ассоциативные поля, вызываемые в сознании носителей языка при актуализации концепта «праздник». Рассмотрим лексико-семантическое поле концепта «праздник» в английском языке:

Специфика отражения авторской картины мира в романе Э. Хемингуэя «Фиеста»

Рис. 1. Когнитивно-пропозициональная модель концепта «праздник»

Прототипическим ядром или центром исследуемого концепта является ассоциативная область «празднование», включающая признаки «чествование» и «пиршество». Ассоциативные области «отдых» и «радость» расположены ближе к периферии концепта. При этом область «радость», относясь к эмотивным концептам, создает своего рода эмоциональное пространство данного концепта.

Несмотря на то, что не все члены синонимического ряда существительных со значением «праздник» встречаются в романе Э. Хемингуэя, все приведенные выше ассоциативные поля актуализируются в нем с той или иной частотностью.

Рассмотрим способы актуализации данных компонентов концепта «праздник» в романе Э. Хемингуэя «Фиеста».

Компонент «отдых» является одним из основных компонентов лексико-семантического пространства, охватываемого концептом «праздник». В романе «Фиеста» он имеет особое значение.

I put my arm around her and she rested against me comfortably.

Глагол rested в данном контексте определяется наречием comfortably, что способствует актуализации дополнительного признака, ассоциируемого с компонентом «отдых» - комфорт. Это подтверждается следующим предложением: «Oh, Jake», Brett said, «we could have had such a damned good time together».

Данный признак является одним из лейтмотивов романа, передающих его идейное содержание: герои словно пытаются забыться в отдыхе, они пытаются прикрыть комфортом свои бесцельные поступки и метания: I sat in one of the wicker chairs and leaned back comfortably.

Необходимо отметить, что отдых - это образ жизни главных героев романа. На протяжении всего романа они не занимаются делами, не работают, а только праздно проводят время. Это своего рода эскапизм, к которому прибегают герои. В большинстве случаев эта идея выражается на имплицитном уровне. Автор подчеркивает праздность жизни героев, их постоянные увеселительные поездки. Тем самым создается ощущение побега от реальности: «South America hell! If you went there the way you feel now it would be exactly the same. This is a good town. Why don't you start living your life in Paris?».

Таким образом, одной из ассоциаций, актуализируемых в данном романе и выходящих за рамки ассоциативной модели, обозначенной в рис. 1, является ассоциация «праздник - уход от реальности».

Еще одной ассоциацией, продуцируемой в рамках исследуемого произведения, является «праздность». При этом необходимо отметить, что на поверхностную структуру текста лексическая единица с таким значением выводится только один раз: «Oh, go to hell!». Mike said languidly - ощущение праздного образа жизни создается на уровне глубинной структуры текста, являясь неотъемлемой частью его семантического пространства.

В рамках компонента «отдых» нами также рассматривается признак «развлечение»: «That's it. All for fun. Fun, you understand».

Обращает на себя внимание то, что автор довольно часто прибегает к конструкции «all for fun». Из 16 словоупотреблений слова fun данное выражение встречается 6 раз. Создается впечатление, что развлечение и веселье и есть конечная цель всех поступков героев.

Интересны следующие примеры, в которых слово fun употребляется в синтагматической связи со словами негативной коннотации - war, death:

I've not had much fun since the war.

You hear? Muerto. Dead. He's dead. With a horn through him. All for morning fun. Es muy flamenco.

Таким образом, в рамках авторского идиостиля мы можем выделить еще один ассоциативный признак концепта «праздник» - безысходность.

Внутри ассоциативной области «радость» мы выделили два признака - «удовольствие» и «веселье», которые относятся к эмоциональной сфере человека и являются элементами эмотивного пространства романа «Фиеста». Оба признака достаточно близки друг к другу, хотя в первом подчеркивается результат, а во втором - процессуальный характер данной эмоции.

Признак «удовольствие» находит в романе свое выражение в следующих конструкциях:

1) глагол enjoy и его дериваты - 15 словоупотреблений:

«don't mean fun that way. In a way it's an enjoyable feeling»;

«No», she said. «I think it's hell on earth»;

«My dear, I would do it if I would enjoy it. I enjoy to watch you dance»,

2) существительное pleasure - 6 словоупотреблений: «Badly cogido (injured)», he said. «Allfor sport. All for pleasure»,

3) страдательное причастие pleased - 6 словоупотреблений: Seemed frightfully pleased we were going to stay all night,

4) прилагательное pleasant - 21 словоупотребление:

It was hot, but the town had a cool, fresh, early-morning smell and it was pleasant sitting in the cafe.

It was pleasant to be drinking slowly and to be tasting the wine and to be drinking alone;

5) конструкции с глаголом satisfy и его дериватами - 3 словоупотребления: «I'm satisfied», Cohn said. He smiled. «You'll probably win it back at bridge, anyway».

Другой выделенный нами признак в рамках ассоциативной области «радость» - «веселье». Нельзя сказать, что текст романа изобилует словами, относящимися к данной семантической области.

Существительные:

Merriment - 1 раз.

Fun - 16 раз.

Gayety - 1 раз.

Глаголы:

rejoice - 2 раза.

Прилагательные:

jolly - 2 раза.

joyful - 1 раз.

Cheerful - 3 раза.

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные лексемы не придают веселого звучания произведению. Обращает на себя внимание употребление этих слов в одном контексте со словами негативной коннотации, как очевидно из примеров со словами gayety, merriment, а также ограничение их значения с помощью выражений типа a sort of (a sort of joyful manner). Все это создает ощущение вынужденности праздника: герои словно заставляют себя веселиться.

Особое значение эти ассоциации приобретают в рамках анализа концептуального пространства, создаваемого названием романа «Фиеста». Поэтому необходимо уделить особое внимание существительному fiesta, значимость которого подтверждается наибольшей частотностью его употребления в тексте произведения (51 раз), а также выведением данной лексемы в семантически сильную и синтаксически независимую позицию в тексте - заголовок. Автор создает пресуппозицию произведения, вызывая у читателя ощущение праздника. В процессе чтения, однако, происходит обратный процесс - на первый план выходят ассоциативные признаки «обреченности» и «тоски», которые заглушают ощущение праздника.

Итак, анализ показал, что ядро концепта «праздник» составляет понятийная область «празднование» с ассоциативными признаками «чествование», «сакральное действие», «пиршество». Ближе к периферии расположена область «отдых» - ассоциативные признаки «досуг», «развлечение».

Что касается ассоциативной области «радость», то она оформляет эмотивное пространство концептуальной области «праздник». В исследуемом нами романе с той или иной частотностью актуализируются все указанные выше признаки. Кроме того, в рамках концептуального пространства романа «Фиеста» происходит актуализация таких признаков, как «уход от реальности», «праздность», «безысходность», «обреченность», «тоска».

Таким образом, в рамках авторского идиостиля происходит обогащение концептуального пространства «праздник», что обусловлено идейно-смысловой направленностью романа и особенностями мировосприятия автора.

Султанов К.Г., Гусейханова З.С.

Литература

1. Кручинкина Н.Д., Мордовский Г. У. Специфика отражения картины мира в художественном тексте // Концептуальные проблемы литературы: художественная когнитивность. - Ростов н/Д: Астрель, 2008. - С. 47-56.

2. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. - М.: Слово, 1988. - С. 124-131.

3. Бабенко Л.Г. Филологический анализ текста. - М.: Академический проект, 2004. - 464 с.

4. Караулов Ю.Н. Языковая личность в политическом дискурсе. - М.: Флинта, 2002. - 346 с.

5. Хемингуэй Э. Фиеста (И восходит солнце). - М: Правда. 1984. - 237 с.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"