Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Тухфатуллин И.И. - Стилистические особенности произведений Эрнеста Хемингуэя на примере коротких рассказов

"Евразийский мир: многообразие и единство" материалы докладов международной научно-практической конференции (11 мая 2007 года), Том первый, Казань, "Познание", 2007

Творческие задачи, которые ставил перед собой Хемингуэй, требовали соответствующих художественных приемов. Как всякий крупный писатель, он искал и нашел свой собственный путь в литературе. Одной из главных его целей была ясность и краткость выражения. «Обязательной чертой хорошего писателя, - утверждал он, - является ясность. Первое и самое важное - во всяком случае, для писателя сегодня - это обнажить язык и сделать его чистым, очистив его до костей, а это требует работы».

Добиваясь краткости и выразительности, Хемингуэй уже в самом начале своего творческого пути выработал прием, который он сам назвал «принципом айсберга»: «Если писатель хорошо знает то, о чем он пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное также сильно, как если бы писатель сказал об этом. Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды».

Особое значение в его творчестве имеет рассказ Хемингуэя "Дома" («Soldier’s Home»). Рассказ впервые появился в 1926 году в сборнике «In our time». Это первый рассказ Хемингуэя о войне и ее влиянии на человека. Война, составляющая одну из ведущих тем писателя, как правило, представлена в его произведениях опосредованно, через восприятие ее действующими лицами. Это дает Хемингуэю возможность показать не столько саму войну, сколько ее разрушительное воздействие на умы и души захваченных ею людей. Кребс никогда уже не сможет воспринимать жизнь так же легко и просто, как до войны. Все в жизни для него исковеркано ложью, неясно, ничто не имеет цены. Горек и ироничен заголовок рассказа, ибо Кребс, по-видимому, уже никогда и нигде не почувствует себя дома, среди людей, близких ему по духу, полных человеческого тепла и понимания.

Итак, рассказ Хемингуэя о молодом человеке, возвратившемся с войны. Герой рассказа Кребс - горожанин. Под этим подразумевается, что он не ощущает естественной связи с природой, лишен этих спасительных корней. Кребс оказывается чужим в родном городе, он человек, выбитый из жизни, обреченный на одиночество и тоску, приговоренный к безнадежному существованию. Название рассказа, безусловно, иронично, потому что читатель прекрасно понимает, что герой новеллы уже никогда не найдет свой дом, его душа искорежена войной, он раздавлен и ничего не доставляет ему радости, он типичный представитель «потерянного поколения».

В рассказе Хемингуэя "Там где чисто и светло" («A Clean, Well-Lighted Place») слова «clean» и «well-lighted» не только вынесены в заголовок, но и проходят красной нитью через всю новеллу, постоянно подчеркивая основную идею автора. Название рассказа также иронично, ибо этим чистым и светлым местом, где человек чувствует себя менее ненужным, оказывается ночной бар.

Произведение Хемингуэя "Какими вы не будете" («A Way You’ll Never Be») является одним из немногих рассказов Хемингуэя, где используется «принцип айсберга» наряду с техникой «потока сознания». Внутренняя речь героя, относящаяся к событиям прошлого, начинается на седьмой странице и с коротким - в три предложения - возвратом к настоящему продолжается две страницы. Читать и воспринимать ее трудно, ибо большинство фраз носит эллиптический характер, связь между ними очень зыбкая, едва намеченная, между отдельными предложениями явно ощущается провал, многое не высказано и должно быть восстановлено самим читателем. И постепенно из обрывков воспоминаний возникает страшная картина обстрела и беспорядочного передвижения войск, гибели молодых необстрелянных солдат на склонах высоты и в водах разлившейся реки, образ которой с тех пор неотступно преследует героя как пугающий символ войны. Недаром из общего нагромождения внешне не связанных фраз выделяется многократный повтор смысловых опор: «frightened him»; «low-yellow house»; «the width of the river» - на одной странице.

В те же ранние годы Хемингуэй нашел и свой диалог - его герои обмениваются как бы незначительными фразами, оборванными, вроде бы случайными, а читатель ощущает за этими словами нечто значительное, скрытое глубоко в сознании персонажей, то, что не всегда можно высказать впрямую. Это создает напряженность диалога, вызывает у читателя чувство сопереживания.

Рассказ Э. Хемингуэя "Холмы как белые слоны" («Hills Like White Elephants») может служить своего рода эталоном хемингуэевской импликации. Авторское повествование только вводит в действие. Автор ничего не говорит о состоянии героев. Все помещено в имплицированный диалог, составляющий три четверти всей новеллы. Истинный предмет разговора - аборт - ни разу не назван, оба героя все время употребляют местоимение «it». Как известно, местоимения третьего лица из всех прочих грамматических категорий по своей природе наиболее синсемантичны, то есть их истинный смысл раскрывается только в контесте, и нередки случаи, когда одно и то же «it» в контекстуальных пределах одного и того же предложения реализуется применительно не к одному, а к двум лицам.

Диалог Хемингуэя, как правило, развивается в двух направлениях: либо герои в речи выражают свои истинные мысли и чувства, либо предмет разговора никак этим мыслям не соответствует. Таким образом, создаются как бы два течения: одно - поверхностное, явное для собеседника, другое - основное, глубинное, составляющее подтекст беседы. Эмоции героини рассказа проявляются в репликах героини: это часто полные повторы сказанного спутником; механическое повторение избавляет от необходимости думать над ответом; это и эмоциональный многократный повтор одного слова «please, please, please.»; это и употребление грамматического времени, связанного с нереальным условием:«we could have had»; «you wouldn’t have»; «we could get along». Здесь все зыбко, нестабильно, каждый из персонажей пытается убедить собеседника (и себя) в своей правоте, но это невозможно, так как их точки зрения диаметрально противоположны.

«The End of Something» - еще один из рассказов автора, где широко используется диалог для передачи внутреннего состояния действующих лиц. Герой новеллы Ник решает порвать со своей девушкой Марджори. Он автоматически совершает привычные действия, но сам весь внутренне напряжен. Марджори еще ничего не подозревает, ей эта вечерняя поездка сулит радость. Столь разное душевное состояние героев показано через их диалог: разговор не клеится, и каждый раз его возобновляет Марджори. Ответы Ника - это синтаксически завершенные реплики-повторы. Их однообразие настораживает девушку.

Основной стилистический прием новелл автора - повтор, главным образом, анафорический. Следует отметить, что анафора - наименее эмфатичный тип повтора. Так, например, объединительная функция повтора всегда реализуется через анафору; повтор служебного слова - полисиндетон - тоже, по сути дела, анафора. Таким образом, наличие многочисленных анафоричеких повторов имеет своей целью не увеличить эмфазу произведения, а, наоборот, притупить, приглушить, обесцветить слова, выражающие мировосприятие героя. В частности, в произведении «Soldier’s Home» лейтмотивом среди всех повторов звучат фразы: «he did not want» и «it was not worth it». Они создают фон, на котором появляются одна за другой те стороны жизни, которые Кребс «не хотел» и которые были «нестоящими». Вследствие постоянного внесения нового элемента в повтор, он приобретает не свойственную ему функцию конкретизации значения. Как правило, мы сталкиваемся с этой функцией в таких структурных типах повтора, как кольцо и анадиплосис, где между двумя частями повтора помещено понятие, его развивающее или конкретизирующее. Хемингуэй же переносит данную способность на анафоричекий повтор: «he did not want to have to work to get her; he did not want to have to spend a long time getting her; he did not want to get into intrigue and politics; he did not wnt to have to do any courtship» и т.д.

Помимо повторов, в рассказах Хемингуэя обращает на себя внимание характерное для писателя умелое использование деталей, заменяющих целое предложение или даже абзац. Например, начало второго абзаца рассказа «Soldier’s Home»: слова «another corporal» имплицитно сообщают, что Кребс вернулся с войны капралом, ибо нужно быть самому в этом чине, чтобы о стоящем рядом можно было сказать «и другой капрал». Автор не описывает тоски Кребса, когда он вынужден прервать завтрак и вежливо выслушать мать, длинно и нудно наставляющую его на путь истинный, он только отмечает деталь: «Krebs looked at the bacon fat hardening on his plate».

И.И. Тухфатуллин


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"