Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Затонский Д.В. Анализ рассказа Э. Хемингуэя "Старик у моста"

Затонский Д.В. "Жанровое разнообразие современной прозы Запада", Киев, "Наукова думка", 1989

Современная проза Запада в разнообразных жанровых проявлениях свидетельствует о трансформации как традиций, так и самих жанров. Даже такая устойчивая в жанровом отношении форма, как повесть, подвергается заметным изменениям. Американская повесть последних десятилетий включает такие разновидности, как повесть-притча, повесть-репортаж, фантастическая повесть, документальная и т. д. По сравнению с новеллой, отличающейся еще большим многообразием форм, повесть представляет писателю возможность обобщений более широкого характера. В этом можно убедиться, сопоставив повесть «Старик и море» Хемингуэя с одной из его новелл. Из этого, однако, не следует, что новелле недоступны обобщение и синтез. Только новелла обобщает по-своему, создавая характер, ситуацию или образ в определенном ракурсе. Примером именно такой новеллы является «Старик у моста» (1938).

Хемингуэй считал войну злом. В 30-е годы в Испании он был на стороне республиканцев и уже тогда понял, что с фашизмом надо сражаться не па жизнь, а на смерть, до победы над ним. В одном из писем 1939 г. Хемингуэй писал: «...я видел полностью разрушенные бомбежкой города, видел, как методично бомбят и расстреливают из пулеметов колонны беженцев на дорогах...». Под впечатлением пережитого в те дни он создал один из самых коротких и сильных своих рассказов — «Старик у моста».

«Старик у моста» — рассказ-документ, а с точки зрения формы — новелла-диалог. Здесь в судьбе одного человека отражена трагедия мирных жителей Испании времен гражданской войны и жестокая бессмысленность войны вообще. Жанровая специфика новеллы, краткость ее формы позволяют новеллисту в одном драматическом событии передать то, что от романиста требует длительного описания и анализа. Современные прозаические жанры имеют тенденцию к размыванию, к стиранию жанровых границ. Отнюдь не случайно наряду с привычными терминами роман, повесть, новелла, рассказ появились также short novel, long story, long short story, short short story и др. Очевидны взаимосвязь и взаимовлияние литературных жанров, а также разных видов искусства и литературы в современную эпоху. Так, новелла синтезирует в себе отдельные принципы и приемы не только литературных жанров (романа, повести, поэзии), но и кино, театра, живописи, музыки. Начиная с Хемингуэя новеллистическое повествование организуется как бы по другим, отличным от традиционных, законам и принципам. «Объективированная» проза во многом изменила форму новеллы в XX в. Современные формы вобрали в себя приемы традиционной новеллы и стилистические открытия психологической прозы. Влияние поэзии проявилось в усилении лирического начала новеллистической прозы. Из кино в нее пришел монтажный принцип, из журналистики — факт и документ, из драматургии — новые композиционные решения, драматургический принцип повествования, из театра — своеобразная сценичность. В новеллистической прозе возросла роль внутреннего монолога и драматизма, заметно изменилась динамика повествования, чему способствовало широкое введение в новеллу диалога. Сочетание традиционных и новаторских форм обогатило современную новеллу и реализм. Связь с традицией и ее обогащение прослеживаются не только в многообразии новеллистических форм, но и в проблематике современной реалистической новеллы — социальной, этической, философской. Опираясь на художественный опыт предшественников, современные новеллисты раздвинули жанровые рамки новеллы, ратуя за свободу и многообразие форм рассказа. По мнению Хулио Кортасара, который назвал рассказ главным жанром латиноамериканской литературы и сам был превосходным новеллистом, основное в этом жанре — «ситуация», «иными словами, сфера, которая должна замкнуться. И в то же время стать бесконечной. Рассказ — это ситуация и увлекательность повествования». Кортасар подчеркивал, что в рассказе важны ритм и язык, структура и внутренние связи, психологическое изучение ситуации и героев. Старые темы, считал писатель, можно раскрыть по-новому, если не бояться ломки жанровых канонов, если использовать возможности языка, ритма, стиля. Ситуации, к которым обращается новеллист, могут быть экстремальными, но и самыми обычными, даже банальными. Как видим, спектр возможностей, предлагаемый писателю, широк и многообразен. Традиции при этом отнюдь не являются путами, особенно если вспомнить, что мировая новелла развивается в русле традиций и открытий Гоголя и Тургенева, Бальзака и Мопассана, Достоевского, Толстого и Чехова, По и Твена, Хемингуэя и Фолкнера.

Искусство рассказа, по мнению Габриэля Гарсиа Маркеса, опирается в своем развитии на тысячелетние традиции. «Автором великолепных рассказов» Маркес называет Хемингуэя: «Любой его рассказ — образец того, каким должно быть произведение этого жанра, где бы оно ни было написано».

Общеизвестно, что художественный синтез с наибольшей полнотой может быть воплощен в романных формах. Вместе с тем нельзя забывать и о важности малых форм художественной прозы, оперативно фиксирующих изменения в реализме и его новаторские поиски.

Д.В. Затонский


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"