Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Землянухина О.С., Ларина Т.В. Лексическое поле «война» в произведении Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!». Олицетворение лейтмотива войны в природе

V Международная студенческая электронная научная конференция «Студенческий научный форум» 15 февраля – 31 марта 2013 года

Одним из наиболее популярных, ярких и влиятельных американских писателей 20 века является Эрнест Миллер Хемингуэй (Ernest Hemingway, 1899—1961) – лауреат Пулитцеровской (1953) и Нобелевской (1954) премий, получивших известность в первую очередь своими романами и рассказами. Его книги переведены на многие языки мира и пользуются заслуженной популярностью и читаются с большим интересом. Еще интереснее читать Хемингуэя в оригинале. Прочитав одно произведение, чувствуешь в себе желание узнать, что еще написано было этим писателем.

Творчество Хемингуэя тесно связано с его биографией. Окончив среднее учебное заведение, юный Хемингуэй уезжает в Европу. В 1918 г. он получает тяжелое ранение на итало-австрийском фронте. После войны Хемингуэй работает репортером в Европе и на Востоке. С начала 20-х годов, живя в Париже, он начинает писать художественные произведения.

Судьба Хемингуэя сложилась так, что ему много раз приходилось вступать в смертельные схватки с судьбой, но по какому-то стечению обстоятельств Хемингуэй выходил из них победителем. Возможно, именно этот личный опыт в сочетании с опытом военным, приобретенным в годы пребывания на фронте первой мировой, определил и художественный мир его романа «Прощай, оружие!» ("A farewell to arms", 1929).

В предисловии, написанном в 1948 г. к новому изданию «Прощай, оружие!», Хемингуэй сказал: «...писатель не может оставаться равнодушным к такому непрекращающемуся, наглому, смертоубийственному, грязному преступлению, какое представляет собой война». Именно к такому определению первой мировой войны подводит роман всей логикой созданных в нем образов и жизненных конфликтов. По всей своей тональности «Прощай, оружие!» – произведение антивоенное, отвергающее чуждую народу империалистическую бойню.

У Хемингуэя как у писателя свой особенный стиль. Уже с появлением в печати первых рассказов и романов Эрнеста Хемингуэя критика обратила внимание на исключительно большое место, которое занял в его произведениях диалог. Он вытеснил описания, авторские характеристики героев, «драматизировал» прозу Хемингуэя.

Наряду с этим поражала односложность этого диалога, его лексическая упрощенность. Герои Хемингуэя говорят обыденным языком. В их речи нет поэтической метафоричности. Однако за этой кажущейся упрощенностью угадывается живая, трепещущая мысль, которая как бы не ложится в слова, оставаясь в «подтексте» произведения. Расшифровать подтекст можно, лишь хорошо осмыслив нравственное состояние героя, который как бы таится от собеседника, а подчас бежит и от себя самого.

Стиль Хемингуэя отражает сложность мировоззрения большого и честного писателя, мучительно искавшего ответа на вопросы времени.

В романе «Прощай, оружие!» очень жесткими, суровыми красками обрисована страшная реальность войны. Лиричность стихии противостоит в структуре книги жестокости войны; любовь и жизнь выступают антитезой войне и смерти. Именно это противопоставление обосновывает наш значительный интерес к данной теме, стремление к ее раскрытию в полной мере.

У Хемингуэя очень лаконичный язык. Писатель даёт лишь общее описание событий и предметов, и крайне редко описывает эмоции, буквально в нескольких штрихах, но от этого повествование не кажется сухим и пресным. Наоборот, те слова, которыми Хемингуэй ведёт рассказ меткие, ёмкие, «атмосферные». И эффект этой атмосферности усиливается от того, что читателю самому предоставляется возможность вообразить себе картину, которую едва наметил автор. Хемингуэй приглашает в мир своих книг людей с воображением, ведь именно воображение читателя оживляет роман.

Обращаясь к лексике произведения, следует отметить, что серую атмосферу происходящему придает описание окружающей среды и природы, словами, несущими в себе отягощающее значение. Например, использование отдельно взятых лексем:

"House, village, river, mountains, pebbles, plaster, rubble, boulders, broken trucks, valley, orchard, chestnut tree, hillside, oak tree, plateau, winter, rain, mist, slush, troops, soldiers, fighting, ammunition, pack-saddles, motor-tracks, guns, barrels of the gun, rifles, artillery, shelling", и выражений и словосочетаний; "The snow was heavily fallen…Ground was torn up…Snow slanted across…Cars were top-heavy, blunt-nosed ambulances, painted gray …Cars were looking disgraced and empty…Dusty road… Rough military road…The dust rising from the wheels"

В романе «Прощай, оружие!» то и дело возникают необязательные как будто повторения слов и образов. Самый яркий пример этого - бесконечные разговоры о дожде: “Listen! – It’s raining…”, “…that heavy rain…”, “…I’m afraid of rain…”, “I love the rain!” "I heard the river and the rain…” и так без конца.

Образ дождя в приведенных отрывках из книги выполняет функцию своего рода лейтмотива с сильнейшим эмоциональным, лирическим зарядом. Хемингуэй, упоминая о дожде, исподволь, почти незаметно вносит в душу читателя чувство тревоги, ожидания несчастья. Таков подтекст этих эпизодов, описаний, сцен. Ведь нельзя забыть, что героине на каком-то этапе ее трудной жизни стало казаться, что она умрет в дождь: “She was sitting by the stove in a little room…looking at the rain…and expecting…something is going to be happened…” А затем каждое трагическое событие не только в личной жизни героев, но и в ходе войны происходит на фоне дождя.

Вся горькая картина движения беженцев, изгнанных войной из родных мест, связана с унылой, несущей в себе скрытую угрозу, темой дождя. Заградительный отряд расстреливает отступающих офицеров при Капоретто: “It was raining heavily and strongly…”

Мотив дождя звучит в романе снова и снова, как бы предвещая трагическую судьбу героини, а одновременно и как постоянное напоминание о том, что ее гибель и страшная реальность войны сплетены, если не логически, то эмоционально, в подтексте книги.

Проанализировав взаимодействие лексических единиц семантического поля, война и природа, мы видим, что в романе «Прощай, оружие!» жизнь и война настолько взаимосвязаны, что по описанию явлений природы (на примере дождя) можно понять сюжетную линию, мысли и чувства, которые хотел донести до читателей автор. Война распространила свое влияние на все окружающее вокруг. Даже природа породнилась с ней. Автор с помощью лексических единиц, относящихся к описанию природы, раскрывает всю жестокость и беспощадность, бесчеловечность и антигуманность войны. Но это не единственное проникновение лексики из одной темы в другую, теме войны противопоставлена тема любви, которая будет исследована на следующем этапе нашей научной работы.

Землянухина О.С., Ларина Т.В.


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"