Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Эрнест Хемингуэй. «Не верьте тому, что пишут обо мне в газетах»

«Необыкновенно хорош собой»

Между прочим, «стариком» Эрнеста Хемингуэйя называли еще в молодости. Об этом можно узнать из первого, во много автобиографического романа писателя «И восходит солнце» (1926 год), а также из экранизации Генри Кинга 1957 года с Тайроном Пауром и Авой Гарднер в главных ролях. Помните: «Держись, старик! И ты, старик, держись!»?

Кто не знает: британский актер Тайрон Пауэр – отец красавицы-певицы Ромины Пауэр, - копия молодого Хемингуэя, и по этой причине его предпочел на роль американского журналиста Джейка Барнса (прототип - сам Хем) большой поклонник творчества писателя Генри Кинг. Кстати, молодой Хемингуэй был красавцем, с горящим взором, высоким лбом, тонкими аристократическими чертами лица, высокий, широкоплечий. Знаменитая писательница, фигурирующая в романе «И восходит солнце» - Гертруда Стайн считала, что 22-летний Хем (они познакомились в Париже, когда ей было 48 лет, а ему 22) «необыкновенно хорош собой», и что «глаза его скорее излучают, нежели привлекают интерес».

Эпиграфом для романа «И восходит солнце» послужила фраза Стайн «Все мы – потерянное поколение». Отсюда – и преждевременная старость, и неприкрытая усталость, и желание убежать от себя, любви, быта, денег, даже славы.

Молодой Эрнест Хемингуэй

«Приятно вести себя достойно».

Хотя Хемингуэй беглецом никогда не был – он ехал туда, куда считал нужным – будь это война, Фиеста или Куба, но в любовные сети попадал, и вырывался из них с таким же рвением, как чудо-рыба в "Старике и море". Так, роман «И восходит солнце» он начал писать, будучи женатым на Хедли Ричардсон, а закончил без пяти минут мужем Паулины Пфайфер. Правда, весь гонорар за роман «И восходит солнце» (один из самых переводимых, издаваемых американских романов) отдал первой жене и старшему сыну. Абсолютный джентльмен в отношении женщин – и его книжный «двойник» - Джейк Барнс. Несмотря на то, что своего коллегу Барнса Хемингуэй превратил в импотента (осложнения от ранения, полученного на войне), но при этом недуге самая прекрасная и роковая женщина Европы – леди Брет Эшли (прототип леди Дафф Твисден) скитается по миру в надежде забыть именно его – Джейка Барнса.

Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй, 1923 г.

Когда читаешь роман «И восходит солнце», поражаешься тому, что после Первой Мировой войны Европа была совсем другой. Хотя в каждой столице, выражаясь фразой Джейка Барнса, «была пропасть» этих странных, потерянных, неприкаянных писателей, художников, актеров, репортеров, но все старались помочь друг другу, и по возможности спасти. У Джейка Барнса, как и у Хемингуэйя и в Париже, и в Мадриде, и в Милане, и в Страсбурге, и в Лондоне были друзья, и многие из них – боевые товарищи с войны (Хемингуэй в 18 лет добровольцем ушел на фронт Первой Мировой войны, где был тяжело ранен, как и его герой Джейк Барнс). Причем воевали на Первом Мировой даже те, о которых сложно было подумать, как, например, беззаботный, вечно волочившийся граф из романа «И восходит солнце», и обанкротившийся аристократ Майк Кэмпбелл, и первый муж леди Эшли. Да, и сама леди Эшли на Первой Мировой работала в госпитале медсестрой.

Отчего же после войны они все «потерялись»? У каждого была своя личная причина – болезнь, несчастная любовь, утрата близких, веры, смысла жизни, но по сути права была главная героиня – леди Эшли: «Приятно вести себя достойно. Это чувство у нас вместо Бога».

«Не могу поверить, что они все находятся там, вверху»

Эрнест Хемингуэй, Испания, 1937 г.
Эрнест Хемингуэй в Испании, 1937 г. Фото Роберта Капы

Добрый друг Эрнеста Хемингуэя кинозвезда Марлен Дитрих незадолго до смерти, давая интервью режиссеру Максимилиану Шеллу, на вопрос: «Верите ли в загробную жизнь?», ответила: «Я потеряла свою веру во время войны и не могу поверить, что они все находятся там, вверху, парят или сидят за столами – все те, кого я потеряла».

Не секрет, что Марлен Дитрих не сыграла ни в одной экранизации Хемингуэйя (хотя проявляла интерес к роли Кэтрин Баркли в «Прощай, оружие», но она досталась обладательнице «Оскара» Дженифер Джонс в фильме 1957 года). Зато Аве Гарднер дважды посчастливилось сыграть героинь Хэмингуэйя – леди Эшли в фильме «И восходит солнце», и Синтию Грин в «Снегах Калиманджаро». Эва Гарднер сама была представительницей «потерянного поколения», с его метаниями, сомнениями (до конца жизни не верила, что у нее есть актерский талант), уходами от мужчин и преднамеренным разрушением своего организма. Известно, что Ава Гарднер дружила с Хемингуэем и вместе с ним неоднократно ходила смотреть бой быков в Памплоне и Мадриде.

Сергей Юрский практически сыграл Хема.

Роль леди Эшли в телевизионной постановке Сергея Юрского (1971 год) романа Хемингуэйя «Фиеста» сыграла Наталья Тенякова. Сергей Юрский, откликнувшись на предложение Георгия Товстоногова – поставить спектакль на сцене БДТ, выбрал именно первый роман Хемингуэя. Сам играл главную роль – журналиста Барнса – практически Хема и, между прочим, был на него внешне похож. Но спектакль так и не был показан на сцене БТД (только телевизионная версия, которая чудом сохранилась на киностудии «Ленфильм»). Телефильм «Фиеста» запретили из-за невозвращенца Михаила Барышникова, сыгравшему одну из ролей. Зато уже 9 лет на сцене БДТ идет замечательный спектакль Валерия Ивченко «Старик и море», где старика Сантьяго играет сам режиссер Ивченко. Спектакль заканчивается словами «Ты поправишься, ты обязательно поправишься. Ведь ты можешь научить меня всему на свете».

Свою любовь к рыбалке старик Хем пронес от первого романа «И восходит солнце» до последнего «Острова в океане», вышедшем уже после смерти писателя. Правда, если в «Фиесте» прототип писателя рыбачит в Европе, в Памплоне, то прообраз бородатого Хема - Томас Хадсон ловит рыбу на острове Бимини (Багамские острова). Между прочим, журналист-международник, писатель Генрих Боровик рыбачил с Хемингуэем, о чем рассказал мне в интервью.

«Хотите спросить: «Почему я много выпиваю?»

Эрнест Хемингуэй пьет джин

– Генрих Аверьянович, как вам удалось быть принятым самими Хемингуэем?

– Я был единственным из всех иностранных журналистов, включая советских, кого старина Хем пригласил с ним рыбачить. Не секрет, что писатель терпеть не мог журналистов и никому не давал не то чтобы интервью, а даже автограф. Думаю, что он не позволил бы и мне оказаться рядом с ним, не почувствовав с моей стороны искренности. Эрнест Хемингуэй относится к тем писателям, которые удивительно совпадают со своими героями. А все его герои – сильные мужики, очень сильные, бескомпромиссные.

– А вы говорили с Эрнестом Хемингуэем о женщинах?

– Конечно, говорили, но я не влезал в его личную жизнь. Первое, что сказал мне при встрече Хемингуэй: «Я знаю, вы хотели бы у меня спросить – почему я много выпиваю, но из деликатности не спрашиваете? ». И продолжил: «Никогда не верьте тому, что обо мне пишут в газетах – проверяйте лично у меня». С женой Хемингуэя Мери, которая после смерти мужа была очень одинока, мы и моя супруга Галина очень дружили.

– Вы были дружны и с другими знаменитыми писателями, среди которых Гарсиа Маркес и Грэм Грин. Почему же с особой любовью рассказываете именно о встрече с Хемингуэем?

– Благодарен судьбе, что она подарила мне такие удивительные встречи. Но я не сравниваю Хемингуйя с Маркесом, ведь это равносильно выбору между Пушкиным и Лермонтовым.

Прямая речь

Народный артист России, лауреат Государственный премии, звезда БДТ Валерий Ивченко (режиссер спектакля БДТ «Старик и море», исполнитель роли Сантьяго) в день 115 –летия Эрнеста Хемингуэйя и 40-летия присуждения Нобелевской премии автору повести «Старик и море» рассказывает о завещании писателя:

– В 60-х, 70-х годах Хемингуэй для советской интеллигенции – культовое явление. В творчество в личность Эрнеста Хемингуэйя были влюблены буквально все, и я в том числе. Для меня Хем – почти вся сознательная жизнь. В 2003 году решил поставить спектакль «Старик и море» (премьера состоялась в 2004 году). Повесть лично для меня носит библейский характер. И она – о смирении. Такой супергерой в американском стиле, который один выходит в море, героически противостоит стихии, одним словом, победитель, радуется тому, что его победили. Человек, вышедший на бой со стихией, в конце этого поединка приходит к выводу: «Как прекрасно, когда ты побежден!». За три дня рыбалки этот могучий старик ощутил, что такое смирение. И случилось преображение его души. Рыба, кровь которой он пролил, стала для него жертвоприношением. По кровавому следу рыбы пошли акулы как наказание. Потеряв рыбу, растерзанную акулами, Старик приобрел нечто большее. На берегу Старик встречается с Мальчиком, которого он не взял в море, и тот его ждал. Несмотря на то, что Старик весь изранен, истерзан, он исполнен внутреннего покоя и просветления. Старик, приняв жизнь такой какая она есть, приходит к Богу, к которому до этого у него было скептическое отношение. Словом, он приобрел веру.

Эрнест Хемингуэй

Лично я не перестаю удивлять тому, как писатель, создавший такое произведение как «Старик и море», мог покончить жизнь самоубийством? Это абсолютное мужество, заключающееся в смирении и отказе от гордыни, описанное в повести, и вдруг противоположный поступок со стороны Хемингуэя? Возможно, причиной такого печального финала тала болезнь писателя? Думаю, что в этой повести воплотилась лучшая часть Хемингуэйя – этого великого, масштабного, сложного человека, с невероятно трудной судьбой. В красоте Старика воплотилась красота и сила Хемингуэйя, а все остальное, что имело место в жизни писателя, - не главное. Повесть «Старик и море» - поразительная по своей глубине. Недаром ее автор получил за нее «Нобелевскую премию» по литературе.

Источник: http://www.vm.ru/news/2014/07/21/ernest-heminguej-ne-verte-tomu-chto-pishut-obo-mne-v-gazetah-258535.html



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"