Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Финкельштейн Л.И. Биография Хемингуэя из "Краткой литературной энциклопедии"

Краткая литературная энциклопедия в 9т. 1962-1978, М.: Советская Энциклопедия

Биография Хемингуэя

ХЕМИНГУЭЙ (Hemingway), Эрнест Миллер (21.VII.1899, Оак-Парк, близ Чикаго, —2.VII.1961, Кетчем, Айдахо, США) — американский писатель. Сын врача. Окончив школу (1917), работал репортером в Канзас-Сити. Участвовал в 1-й мировой войне 1914—18. В 1920—21 Хемингуэй — местный, в 1922—1923 — европейский корреспондент ежедневной торонтской газеты «The Toronto Daily Star». Журналистская практика сыграла чрезвычайно важную роль в становлении писателя. Война, судьбы «потерянного поколения», поиски истинных ценностей жизни определили основное содержание творчества Хемингуэя в 20-е гг. Его первые произв. выходят в Париже, где он живет до 1928. Книга «В наше время» («In our time», 1925, рус. пер. 1934), состоящая из миниатюрных главок и чередующихся с ними рассказов, во многом предвосхитила последующее творчество Хемингуэя. Художественное целое книги определяет главным образом позиция автора, утратившего буржуазно-демократические иллюзии и стремящегося нащупать новые опоры в жизни, — задача, осложненная всеохватывающим социально-политическим скептицизмом писателя. Герой части рассказов — Ник Адамс, первый в ряду лирических героев, сопутствовавших Хемингуэя на протяжении всего его творческого пути. Узловые, кризисные моменты жизни Ника, вплоть до его возвращения с войны, образуют историю «воспитания чувств» молодого американца 20 в. в мире жестокости, страданий и насильственной смерти, запечатленном также в миниатюрах. Автор как бы сливается со своим героем, смотрит на мир его глазами и в то же время различает даже самые обыденные и мимолетные его восприятия, объективируя их в микроэлементах действия и в четко очерченных образах внешнего мира. Это органическое сочетание объективного и субъективного определило природу прозы Хемингуэя, сохранившуюся и в последующих ее модификациях. Для Хемингуэя характерны отход от традиционного описания, точная, как бы бесстрастная фиксация действий и фактов, простота лексики и синтаксиса, немногочисленность тропов, установка на устную речь. Поражающий достоверностью, но не копирующий живую речь диалог занимает в произв. писателя очень значительное место и адекватно передает присущее им драматическое напряжение. Хемингуэй создает у читателя иллюзию непосредственного контакта с предметом изображения, эффект постоянного присутствия. Столь же значительную роль играет в лучших произведениях Хемингуэя подтекст, придающий суггестивный характер как всему художественному целому, так и его отдельным компонентам. Благодаря подтексту (подводной части «айсберга»), удельный вес которого особенно велик в прозе Хемингуэя 20-х гг., изображение жизни приобретает большую глубину. Созданная писателем двуединая структура прозы основана на точной координации текста и подтекста. В сопряжении текста и подтекста, объективного и субъективного и др. антитетичных начал проявляется двойственность, органически присущая художественному строю произведений Хемингуэя.

Эрнест Хемингуэй

Нравственное кредо Хемингуэя — мужество и достоинство человека в суровом испытании — четко определилось в рассказе «Непобежденный» (1925), утверждавшем величие духа, не сломленного в поражении. Войдя в сборник «Мужчины без женщин» («Men without women», 1927, неполный рус. пер. 1934), рассказ во многом определил тональность всей книги. В романе «И восходит солнце» («The sun also rises», 1926, в одноврем. англ. издании — «Фиеста», рус. пер. 1935) Хемингуэй с большой силой передал боль, разочарование и отчаяние «потерянного поколения» в годы послевоенного «процветания». Центральная этическая проблема Хемингуэя — как жить «в наше время» — остается для большинства его персонажей неразрешимой. Просвет возникает благодаря главному герою романа Джейку Барнсу. Фронтовое ранение, навсегда сделавшее его личную жизнь неполноценной, — образ трагических последствий войны, нанесенных ею физических и духовных травм. Джейку тоже знакомо глубокое отчаяние, однако он стремится обрести достоинство и смысл жизни в близости к природе, в доступных ему простых радостях и крепкой мужской дружбе, во внутренней дисциплине и моральном мужестве. Обращение Джейка к первоосновам жизни воплощено Хемингуэем также в сценах древнего народного празднества — фиесты и корриды; на их фоне непоправимая ущербность современной жизни проступает особенно явно.

В антивоенном романе «Прощай, оружие!» («A farewell to arms», 1929, рус. пер. 1936), написанном уже в США и вместе с «Фиестой» принесшем автору мировую известность, «потерянное поколение» предстает в процессе формирования. Дегероизируя войну, Хемингуэй не громоздит описания ее ужасов. Сосредоточив внимание на отдельных фронтовых эпизодах, он создает предельно сконденсированные образы, в которых, как и в сюжете (история американца-добровольца Фредерика Генри, ставшего дезертиром), воплощена глубокая враждебность войны человеку. В основном же война показана опосредованно — через ее воздействие на духовный мир и судьбы людей. Герои книги предстают жертвами жестоких внеличных сил, которым Хемингуэй противопоставил великое жизненное начало любви. Усилив трагизм книги, это внесло в нее и подлинную романтику. Наметилось и более пристальное внимание писателя к социальным противоречиям. Он превосходно показал ненависть народа к империалистической войне. Пройдя через испытания войны, «лирические» герои Хемингуэя заключали «сепаратный мир», отказываясь впредь связывать свою жизнь с судьбой общества и его раздорами. Однако писатель сознавал, что независимость человека от общества относительна, и общественные бури 30-х гг. помогли ему яснее увидеть непрочность и иллюзорность «сепаратного мира».

Первая половина 30-х гг. стала для Хемингуэя порой мучительных сомнений и исканий, попыток заново осмыслить пройденный путь и определить эстетические принципы своего творчества. Раздумья и суждения Хемингуэя отразились в многочисленных авторских отступлениях трактата о бое быков «Смерть после полудня» («Death in the afternoon», 1932, рус. пер. отрывков 1934 и 1959) и «охотничьей» книги «Зеленые холмы Африки» («Green hills of Africa», 1935, рус. пер. отрывков 1959). О глубоком творческом кризисе свидетельствует и сборник рассказов «Победитель не получает ничего» («Winner take nothing», 1933, неполный рус. пер. 1934), в котором доминирует тема поражения. В то же время книга косвенно говорит и о тяготении ее автора к революции, вскоре засвидетельствованном в «Зеленых холмах Африки» и в публицистике, отмеченной обостренным интересом к политике. Предвидя новую мировую войну, писатель разоблачал заинтересованных в ней промышленных магнатов и фашистских главарей. В 1936 Хемингуэй публикует три больших рассказа, в которых отчетливо проявляются авторская позиция и социально-критическое начало; вместе с тем увеличивается надводная часть «айсберга» и усиливается непосредственное воздействие слова писателя («Рог быка», «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера», «Снега Килиманджаро»). В романе «Иметь и не иметь» («То have and to have not», 1937, рус. пер. 1938) верхушка бурж. общества США подверглась еще более острой критике. Симпатии Хемингуэя явно на стороне неимущих, однако духовная и социальная деградация личности пагубно проявляется и в их среде. Судьба Гарри Моргана, превращающегося в годы экономического кризиса в преступника и убийцу, воплощает обреченность в современном мире борьбы в одиночку за свои права.

«Испанский период» (1937—40) — время нового подъема в жизни и творчестве Хемингуэя. В Испании военный корреспондент Хемингуэй увидел новую для него революционно-освободительную войну и показал ее героику в своих репортажах, очерках («Мадридские шоферы», «Американский боец») и художественных произв. Он произнес антифашистскую речь на 2-м конгрессе американских писателей («Писатель и война», 1937), вместе с голландским режиссером-коммунистом Й. Ивенсом создал документальный фильм «Испанская земля». В 1938 Хемингуэй написал пьесу «Пятая колонна» («The fifth column», рус. пер. 1939) — о деятельности республиканской контрразведки. Уже в рассказах о гражданской войне в Испании Хемингуэй стремился «показать все стороны ее», однако крупнейшим произведением этого периода стал роман «По ком звонит колокол» («For whom the bell tolls», 1940, рус. пер. 1968). Обращение к опыту гражданской войны во многом изменило идейно-художественную структуру хемингуэевского романа, сообщив ему более глубокую связь с историей и народом. Жизнь, смерть, любовь, место человека в обществе и в мире были осмыслены писателем по-новому. Характерная для Хемингуэя тенденция к моделированию проявилась в «Колоколе» очень четко: американец-интербригадовец Роберт Джордан, выполняющий задание штаба республиканской армии, и небольшой отряд испанских партизан — это тот «микромир», в котором воплощено авторское видение героики, романтики и трагедии испанских событий. «Лирический» герой Хемингуэя теперь активно утверждает необходимость действия, становится борцом-антифашистом, сознающим личную ответственность за судьбы всего человечества. В то же время мучимый мыслью, что средства, используемые в борьбе против фашизма, не всегда соответствуют высоким целям, Джордан переживает глубокий душевный кризис: участник событий, он становится и их судьей. Так обрисованная фигура героя сопряжена в романе с впечатляющими образами людей из народа, великого в своей естественной гуманности, но подверженного и пагубным воздействиям. Изображенная в романе трагедия предстает не только как национальная, но и как общечеловеческая, обусловленная цепной реакцией насилия. Поэтому наряду с сильным жизнеутверждающим началом в романе снова дают о себе знать трагический стоицизм Хемингуэя и присущее ему представление об иронии жизни и истории. Поле зрения писателя шире, чем у его героя, однако дистанция между автором и Джорданом, которому в основном передоверена критическая переоценка испанских событий, остается незначительной; несмотря на расширение эпического начала и известное сближение с традициями жанра, хемингуэевский роман сохраняет природу лирического эпоса и в «Колоколе».

После 2-й мировой войны 1939—45, в которой Хемингуэй участвовал, в его творчестве наступает заметный спад. Он то возвращается к уже исчерпанным темам (репортаж «Опасное лето» — «The dangerous summer», 1960, рус. пер. 1961; первые части незавершенного романа «Острова в океане» — «Islands in the stream», опубл. 1970, рус. пер. 1971), то оказывается не в состоянии художественно освоить новый жизненный материал (изображение 2-й мировой войны в романе «За рекой, в тени деревьев» — «Across the river and into the trees», 1950, рус. пер. 1960; последняя часть «Островов в океане»). Несмотря на множество прекрасных страниц, эти произв. свидетельствуют об ослаблении творческих сил писателя. В годы «холодной войны» Хемингуэй снова вернулся к герою, одиноко противостоящему миру. Но свою веру в человека он смог утвердить лишь во вневременном сюжете и стилизованных под библейский слог ритмах повести-притчи «Старик и море» («The old man and the sea», 1952, рус. пер. 1955), ставшей своего рода художественным итогом творчества писателя и поводом для присуждения ему Пулицеровской (1953) и Нобелевской (1954) премий. Представляют интерес и беллетризованные воспоминания Хемингуэя о Париже 20-х гг. — «Праздник, который всегда с тобой» («A moveable feast», опубл. 1964, рус. пер. 1964). Будучи тяжело болен, Хемингуэй покончил жизнь самоубийством.

Творчество Хемингуэя носит глубоко этический характер. Смерть, жестокость, насилие интересуют писателя прежде всего как типичные условия существования человека 20 века, порождающие важнейшие моральные проблемы современности. Писатель трагического мироощущения, Хемингуэй противопоставил несправедливости и хаосу окружавшей его жизни веру в человека, в его нравственные силы и способность к подвигу. В произведениях Хемингуэя претворились национальная (Марк Твен, Ш. Андерсон, Г. Стайн), западно-европейская (Стендаль, Г. Флобер, Г. Мопассан) и русская (И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов) литературные традиции. Стремление выразить правду жизни и строгая творческая дисциплина позволили писателю создать один из характернейших стилей 20 в., которому присущи внешняя простота, строгая объективность, сдержанный лиризм и содержат. подтекст; большое влияние на прозу оказали хемингуэевские интонация и диалог.

Хемингуэй — одна из самых ярких личностей в современной литературе. Участник двух мировых войн и национально-революционной войны испанского народа, страстный охотник и рыболов, знаток корриды, американец, проведший значительную часть жизни за пределами США, Хемингуэй уже в 20-е гг. становится живой легендой. Это долгое время мешало правильно понять творчество писателя, тесно связанное с его биографией.

С Хемингуэем-художником советского читателя впервые познакомил И. А. Кашкин, зачинатель изучения его творчества в СССР.

И.Л. Финкельштейн.

Литература:

Соч.: The torrents of spring, N. Y., 1926; By-line: Ernest Hemingway. Selected articles and dispatches of four decades, N. Y., 1967; The Nick Adams stories, N. Y., 1972; в рус. пер. — Избр. произв., т. 1—2, М., 1959; Собр. соч. [Под общей ред. Е. Калашниковой, К. Симонова, А. Старцева], т. 1—4, М., 1968; Репортажи, М., 1969.
Кашкин И., Эрнест Хемингуэй, М., 1966 (имеется лит.); Днепров В., Проблемы реализма, М., 1961, с. 194—216, 342—48; его же, Черты романа XX в., М. — Л., 1965, с. 67—112; Эльяшевич А., Человека нельзя победить, «ВЛ», 1964, № 1; Мендельсон М., Совр. амер. роман, М., 1964; Финкельштейн И., В поисках поэтич. истины, «ВЛ», 1965, № 4; его же, Хемингуэй-романист. (Годы 20-е и 30-е), Г., 1974; Засурский Я., Амер. лит-ра XX в., М., 1966, с. 207—28, 341—56; Соловьев Э., Цвет трагедии, «Нов. мир», 1968, № 9; Грибанов Б., Хемингуэй, М., 1970; Анастасьев Н., После легенды, «ВЛ», 1972, № 1; Денисова Т., Ернест Хемінгуэй, Київ, 1972; Лидский Ю., Творчество Э. Хемингуэя, К., 1973; Затонский Д., Иск-во романа и XX век, М., 1973, с. 337—58; McCaffery J. K. M. (ed.), Ernest Hemingway: the man and his work, N. Y., 1950; Fenton Ch., The apprenticeship of Ernest Hemingway, N. Y., 1954; Baker C. (ed.), Hemingway and his critics. An international anthology, N. Y., 1961; его же, Ernest Hemingway: critique of four major novels, N. Y., 1962; его же, Hemingway. The writer as artist, 3 ed., Princeton, 1963; его же, Ernest Hemingway. A life story, N. Y., [1969]; Young Ph., The Hemingway manuscripts, University Park (Pa) — L., 1969; Hemingway L., My brother Ernest Hemingway, Cleveland, 1962; Weeks R. P. (ed.), Hemingway, N. Y., 1962; De Falco J., The hero in Hemingway’s short stories, N. Y., 1963; Rovit E., Ernest Hemingway, N. Y., 1963; Asselineau R. (ed.), The literary reputation of Hemingway in Europe, N. Y., 1965; Stephens R. O., Hemingway’s nonfiction, Chapel Hill, 1968; Wylder D., Hemingway’s heroes, Albuquerque, 1969; Эрнест-Хемингуэй. Биобиблиографич. указатель, [сост. И. М. Левидова и Б. М. Парчевская], М., 1970; Hanneman A., Ernest Hemingway. A comprehensive bibliography, Princeton, 1967.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"