Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Биография Эрнеста Хемингуэя

В этом разделе вы можете ознакомиться с биографией Эрнеста Хемингуэя.

Б.Т. Грибанов. Хемингуэй

Лестер Хемингуэй. Эрнест Хемингуэй. Обреченный победитель

Ю.Н. Папоров - Хемингуэй на Кубе

Краткая биография Эрнеста Хемингуэя

1899

Эрнест Миллер Хемингуэй (Ernest Miller Hemingway) родился 21 июля в семье врача, в Оук-Парке, пригороде Чикаго, штат Иллинойс. Отец — Кларенс Хемингуэй, мать — Грейс Холл Хемингуэй. Эрнест — второй из шестерых детей в семье.

Детство Хемингуэя проходит в родном городке и — в летнее время — на озере Уоллун-Лейк, в Северном Мичигане, где Хемингуэи владеют дачным домиком. В семье господствует традиционный буржуазный и религиозно-мещанский уклад, главной хранительницей которого является мать. Отец приучает сына к охоте и рыбной ловле, берет с собою, выезжая на врачебные вызовы к фермерам и в индейскую резервацию. Мальчик Хемингуэй делит свою жизнь между Оук-Парком и окрестной природой и ищет в природе и в общении с простыми людьми противовес угнетающему влиянию родительского дома; впечатления детских и отроческих лет отражены в позднейших рассказах: "Индейский поселок" ("The Indian Camp", "Доктор и его жена" ("The Doctor and the Doctor’s Wife"), "Десять индейцев" ("Ten Indians") и др. Действующий в этих рассказах мальчик-подросток Ник Адамс — полуавтобиографический герой молодого Хемингуэя.

В старших классах оук-паркской школы Хемингуэй сотрудничает в школьных журналах "Скрижаль" и "Трапеция". Много времени посвящает также физической тренировке, занимается боксом.

1917

В июне Хемингуэй кончает школу. В октябре уезжает в Канзас-Сити (главный город штата Канзас), где живет брат его отца, бизнесмен, и поступает репортером в канзасскую газету "Стар"

("The Cansas City Star"). В "Стар" Хемингуэй проходит газетную выучку и близко знакомится с жизнью большого американского города; он освещает в газете уголовную хронику и происшествия (на материале канзасских впечатлений построены некоторые миниатюры в сборнике "В наше время", а также более поздние рассказы — "Гонка преследования" ("А Pursuit Race") и "Счастливых праздников, джентльмены!" ("God Rest You Merry, Gentlemen!"). Всего Хемингуэй работает в "Стар" семь месяцев,

1918

Весной Хемингуэй вступает шофером в американский отряд Красного Креста, отправляющийся в Италию (из-за слабого зрения его не приняли в американскую действующую армию). В конце мая выезжает с отрядом в Европу на итало-австрийский фронт. Хотя по характеру службы он не должен бывать на передовой, Хемингуэй проводит много времени в траншеях и дружит с итальянскими солдатами и офицерами. Сотрудничает в газете американской санитарной части "Чао". 8 июля тяжело ранен в ноги. Три месяца лежит в госпитале в Милане. Ранней осенью, еще не долечившись, добивается зачисления лейтенантом в итальянскую пехоту, но наступает перемирие, и он не принимает более участия в военных действиях.

Военный опыт 1918 года сыграл огромную роль как в формировании личности Хемингуэя, так и во всей его дальнейшей писательской деятельности. Итальянские фронтовые впечатления легли в основу романа "Прощай, оружие!" ("А Farewell to Arms") и отражены в рассказах разных лет, в особенности "На сон грядущий" ("Now I Lay Ме"), "Какими вы не будете" ("А Way You’ll Never Ве") и "В чужой стране" ("In Another Country").

1919

В январе Хемингуэй демобилизуется и едет в США. В Оук-Парке он еще острее, чем прежде, чувствует, что чужд родительскому дому и окружающей обывательской среде (ср. позднейший автобиографический рассказ "Дома" ("Soldier’s Home"). Летом уезжает в излюбленный с детства уголок в Северном Мичигане и живет там один до осени; пишет первые рассказы и стихи и принимает решение посвятить себя литературе. Конфликт с родителями обостряется, и, чтобы оторваться от семьи и начать самостоятельную жизнь, Хемингуэй уезжает в конце года в Торонто (Канада).

1920

В феврале Хемингуэй начал работать постоянным сотрудником в канадской газете "Торонто дейли стар" ("The Toronto Daily Star"). За лето он напечатал в "Торонто стар уикли" ("The Toronto Star Weekly") — еженедельном литературном приложении к газете — около двадцати очерков и фельетонов на местные темы, а также об охоте и рыбной ловле в Северном Мичигане. В сентябре Хемингуэй переехал на жительство в Чикаго, сохраняя связь с торонтским еженедельником.

1921

В течение зимы 1920 — 1921 года Хемингуэй сближается с кружком литераторов, группирующихся вокруг уже завоевавшего в это время признание американского писателя Шервуда Андерсона. Хемингуэй вступает в длительную полосу литературного ученичества; в ходе текущей газетной работы и домашних занятий он оттачивает изобразительное и словесное мастерство. Посвящает много времени физической тренировке. Знакомится с чикагским "дном" — миром гангстеров, рэкетиров, нелегальных торговцев алкоголем (эта тематика получила отражение в позднейших рассказах Хемингуэя — таких как "Убийцы" ("The Killers") и др.). В сентябре Хемингуэй женится на Хэдли Ричардсон, начинающей пианистке. В ноябре, как участник войны, награжден итальянской медалью "За храбрость в бою". Американские журналы не печатают рассказов Хемингуэя, и они с женой решают покинуть США. Хемингуэй едет в Торонто и договаривается с "Торонто стар" о новой работе в качестве европейского корреспондента со сдельной оплатой. 8 декабря уезжает с женой в Париж.

1922

В январе Хемингуэй с женой обосновывается в Париже и посылает первые европейские корреспонденции в "Торонто стар". Он знакомится с литературно-художественным миром Монмартра и Латинского квартала. Рекомендательные письма Шервуда Андерсона открывают ему двери в кружки "экспатриированной" американской литературной молодежи. Знакомство Хемингуэя с мэтрами англо-американской авангардистской прозы в Париже — Джеймсом Джойсом и Гертрудой Стайн.

В конце марта выезжает в качестве корреспондента "Торонто стар" на Генуэзскую экономическую конференцию.

Ближайшие два года Хемингуэй проходит двойную школу. Участвуя в "маленьких журналах" и "маленьких издательствах" англо-американских писателей в Париже, он формируется как литератор и прозаик. Одновременно он ведет работу политического журналиста, и, хотя делает это не всегда охотно и, как сам полагает, только для заработка, накапливаемый жизненный опыт неотъемлемо входит в его художественное сознание.

В книге воспоминаний "Мой брат Эрнест Хемингуэй" (Lеster Hemingway. Му Brother Ernest Hemingway, 1963) младший брат писателя, Лестер, основываясь на семейной переписке, сообщает, что Хемингуэй готовился с 1922 года ехать в Советскую Россию в качестве специального корреспондента "Торонто стар". В последний момент газета отменила поездку.

В апреле Хемингуэй посылает в "Торонто стар" пятнадцать корреспонденций, прямо и косвенно связанных с Генуэзской конференцией. В Рапалло присутствует на пресс-конференции у Чичерина. Первые же фашистские выступления в Италии вызывают у Хемингуэя резкий протест; эти ранние описания фашистских бесчинств — начальное зерно его будущего воинствующего антифашизма. В июне Хемингуэй путешествует по Италии; в августе — по Германии. В Эльзасе интервьюирует Клемансо. В конце сентября выезжает по заданию "Торонто стар" к театру греко-турецких военных действий. Присутствует при отступлении греческой армии из Восточной Фракии и бегстве гражданского населения; трагические впечатления этих дней оставляют глубокий след в сознании Хемингуэя и дополняют его итальянский военный опыт. В ноябре присутствует при открытии Лозаннской конференции и освещает ее в "Торонто стар".

Хемингуэй знакомится с приехавшим в Лозанну крупным американским прогрессивным деятелем и журналистом Линкольном Стефенсом. Стефенс высоко оценивает литературный дар' Хемингуэя. В декабре у жены Хемингуэя крадут на Лионском вокзале в Париже чемодан со всеми рукописями Хемингуэя (рассказы, стихи, фрагменты романа); найти пропавшие рукописи не удается.

В этом году, как и в последующие годы в Европе, Хемингуэй использует свободное время для физической тренировки и спорта: путешествует на велосипеде и пешком по Франции, Италии, Испании; летом ловит рыбу, зимой занимается горнолыжным спортом в Швейцарских и Австрийских Альпах. Эти мотивы органически входят в его творчество.

1923

В январе на продолжающейся Лозаннской конференции Хемингуэй снова присутствует на пресс-конференции у Чичерина и несколько раз зарисовывает в своих статьях советскую делегацию. Он пишет памфлетно-сатирический портрет пришедшего к власти в Италии Муссолини. Напечатанной в апреле серией статей об оккупированном Руре и франко-германских отношениях Хемингуэй в основном заканчивает профессиональную политическую журналистику. При отчетливой демократической направленности этих журнальных опытов молодого Хемингуэя, он не всегда достаточно самостоятелен и зрел в оценках и выводах (в частности, поверхностны его суждения о политике Советской России).

В области художественной прозы Хемингуэй продолжает домашние "лабораторные" занятия, отрабатывая свою новую самостоятельную манеру. Он отходит от повествовательно-психологической прозы Шервуда Андерсона и стремится соединить яркое реалистическое видение мира с предельно экономной и емкой формой. Первые опыты в новой манере имеют полуэкспериментальный характер.

В марте, в весеннем номере "маленького" журнала "Литл ревью" ("The Little Review") напечатаны шесть прозаических миниатюр Хемингуэя.

В июле в парижском издательстве американского писателя Мак-Элмона тиражом в триста экземпляров выходит первая книга Хемингуэя "Три рассказа и десять стихотворений" ("Three Stories and Ten Poems"); два рассказа из трех "У нас в Мичигане" ("Up in Michigan") и "Мой старик" ("Му Old Man"), уцелевшие при потере всех ранних рукописей — еще в "старой" андерсеновской манере.

В сентябре Хемингуэй под давлением материальных и семейных обстоятельств решает вернуться в Торонто; три месяца он работает штатным репортером "Торонто стар".

Перед отъездом из Парижа сдает в печать восемнадцать прозаических миниатюр для издания отдельной книгой.

В октябре рождение в Торонто сына Джона.

В декабре Хемингуэй, недовольный мелкой, неинтересной работой и высокомерием администрации газеты, порывает с "Торонто стар" и возвращается в Европу.

Свыше семидесяти статей и корреспонденций Хемингуэя в канадской прессе перепечатаны в посмертно изданном сборнике "Бурные годы" ("The Wild Years", 1962) — название принадлежит составителю.

1924

Хемингуэй вновь обосновывается в Париже и селится с женой и ребенком в Латинском квартале, в мансарде над лесопилкой, описанной им позднее в "Снегах Килиманджаро" ("The Snows of Kilimanjaro") и в посмертном "Празднике, который всегда с тобой" ("А Moveable Feast", 1964).

В январе в "маленьком" американо-парижском издательстве "Три горы" тиражом в сто семьдесят экземпляров выходит книга прозаических миниатюр Хемингуэя "в наше время" ("in our time"); отсутствие заглавных букв в тексте — дань авангардистским веяниям того времени.

Хемингуэй решает полностью отказаться от профессиональной журналистики и, преодолевая нужду, уходит в работу над художественной прозой. Он неутомимо читает классиков и старших современников (русские: Тургенев, Толстой, Достоевский, Гоголь, Чехов; французы: Стендаль, Флобер, Мопассан; американцы: Марк Твен, Генри Джеймс, Стивен Крейн; англичане: Киплинг, Конрад, Джойс). Решая встающие перед ним изобразительные задачи, он обращается к новой французской живописи, изучает пейзаж у Сезанна, посещает мастерскую Пикассо, завязывает творческую дружбу с Браком, Массоном, Хуаном Миро. В испанских поездках изучает Эль Греко и Веласкеса, переживает огромное увлечение графическими циклами Гойи. В течение всего этого года Хемингуэй принимает участие в редактировании "трансатлантик ревью" ("transatlantic review"), "маленького" журнала, издаваемого в Париже английским писателем Ф.-М. Фордом, и публикует в нем первые образцы своей зрелой повествовательной прозы (в мартовском номере "Индейский поселок", в декабрьском — "Доктор и его жена"), В октябре на страницах того же журнала, откликаясь на кончину Джозефа Конрада, он пишет, что ни одна из прочитанных книг не дала ему столько, сколько каждая книга Конрада, и высмеивает снобизм авангардистских литературных кружков, третирующих Конрада как "плохого писателя". Молодой Хемингуэй нападает на законодателя и кумира англо-американских авангардистов, поэта и критика Т.-С. Элиота: "Пусть только меня заверят, чА если смолоть в порошок мистера Элиота и тем, что получится, посыпать могилу мистера Конрада и Конрад, хотя и досадуя на воскрешение, восстанет из гроба и сядет за письменный стол, — и я завтра же утром срочно выеду в Лондон с кофемолкой в руке",

1925

Зиму Хемингуэй проводит в Австрийских Альпах, занимаясь спортом и работая над новыми рассказами. В январском номере "трансатлантик ревью" он печатает "Кросс по снегу" ("Cross Country Snow"), в ноябрьском номере "Куортер" ("This Quarter"), еще одного англо-американского журнала, выходящего в Милане, — двухчастный рассказ "На Биг-Ривер" ("Big Two-Hearted River").

Исключенная автором третья часть "На Биг-Ривер" посмертно опубликована под заглавием "О писательстве" ("On Writing") в 1972 году. Это внутренний монолог молодого писателя о том, что в разное время было средоточием его интересов и, наконец, завершилось всеноглощающей страстью творчества. Все имена здесь, даже вскользь упомянутые, принадлежат реальным лицам, связанным с Хемингуэем в те ранние годы.

Весной в Париже Хемингуэй знакомится с уже имеющим громкое литературное имя Скоттом Фицджеральдом. Летом Хемингуэй, страстно увлекающийся боем быков в Испании, присутствует с группой друзей на традиционных испанских празднествах в Памплоне. Под живым впечатлением поездки он сразу начинает работать над "Фиестой". Шервуд Андерсон рекомендует Хемингуэя американской издательской фирме "Бони и Ливрайт", и в октябре в Нью-Йорке выходит книга рассказов Хемингуэя "В наше время" ("In Our Time"), впервые принесшая ему известность и заработок.

Структура книги Хемингуэя такова.

Основу ее составляют четырнадцать рассказов. В качестве интерлюдий и замыкающей книгу концовки использованы миниатюры из одноименного сборника 1924 года. В них большей частью отражены жестокие впечатления Хемингуэя — солдата и журналиста в Европе и в США в 1917 — 1923 годах. Изобразительно они выполнены как бы в более крупном масштабе, нежели повествование в рассказах, и соотносятся с ним как крупный и общий план в кинематографе. Одна из важных задач монтажа — создать драматичный социальный контекст для более камерных по характеру вошедших в сборник рассказов.

Тематически интерлюдии составляют четыре группы:

I, III — IV и VI — VII — мировая война 1914 — 1918 гг.;

II, V и концовка — впечатления и события, связанные с греко-турецкой войной 1921 — 1922 гг.;

VIII и XV — репортерские наблюдения автора в США;

IX — XIV — бой быков в Испании. Включение боя быков в эту панораму жестокости и страдания поясняется тем, что автор позднее писал в "Смерти после полудня": "Когда война окончилась, единственным местом, где вы могли наблюдать жизнь и смерть — насильственную смерть я имею в виду, — была арена боя быков".

1926

Хемингуэй работает в Париже над повестью "Вешние воды" ("The Torrents of Spring"), в которой "расправляется" со своими литературными учителями, пародирует тематику и стилистику

Шервуда Андерсена и вышучивает Гертруду Стайн. Повесть не имеет серьезного художественного значения и важна скорее для самого автора в качестве "декларации независимости". Издательство "Бони и Ливрайт" отказывается печатать повесть, и Хемингуэй, с помощью Фицджеральда, переходит в нью-йоркское издательство "Скрибнере", где главным литературным консультантом работает Максуэл Перкинс, друг и советчик. Фицджеральда, а в дальнейшем и Хемингуэя. Весной "Вешние воды" выходят в свет.

В майском номере влиятельного американского журнала "Букмен" ("The Bookman") напечатана статья Скотта Фицджеральда с высокой оценкой творчества молодого Хемингуэя.

Объезжая одно за другим свои излюбленные места (его ежегодный маршрут в европейские годы включает Париж, Ривьеру, Мадрид и Альпы), Хемингуэй продолжает настойчиво работать над "Фиестой" и к апрелю кончает роман. В октябре "Фиеста" выходит в США (под названием "И восходит солнце" ("The Sun Also Rises"); "Фиестой" роман был назван в английском издании) и вызывает многочисленные отклики. Рассказы и "Фиеста" переводятся на иностранные языки. Весь конец года Хемингуэй работает над новым циклом рассказов. Он вступает в пору огромного творческого подъема.

1927

Крупнейшие американские журналы начинают публиковать новые рассказы Хемингуэя. В мартовском номере "Скрибнерс мэгезин" ("Scribner’s Magazine") напечатан рассказ "Убийцы" и в апрельском — "В чужой стране" ("In Another Country") и "Канарейку в подарок" ("А Canary for One"), а в июле "Атлантик мансли" ("The Atlantic Monthly") печатает "Пятьдесят тысяч" ("Fifty Grand").

Хемингуэй разводится с Хэдли Ричардсон и женится на Полине Пфейфер, американке из богатой семьи. Под влиянием жены он переходит в католицизм (Хемингуэй и в дальнейшем остается католиком, но религия не играет значительной роли в его жизни и творчестве).

Весной, после автомобильной поездки по Северной Италии, публикует в "Нью рипаблик" ("The New Republic") очерковый рассказ "Италия, 1927" (позднее получивший название "Che ti dice la patria?" — "Что говорит тебе родина?"). К режиму Муссолини писатель относится с неприкрытой враждебностью.

В октябре в Нью-Йорке выходит вторая книга рассказов Хемингуэя — "Мужчины без женщин" ("Men Without Women"); в ней четырнадцать рассказов, из них четыре публикуются впервые. Сборник открывается программным рассказом "Непобежденный"

("The Undefeated"), впервые напечатанным в "Куортер" в начале 1926 года.

Страдающий от бессонницы контуженный лейтенант итальянской армии в рассказе "На сон грядущий" — это Ник Адамс; фронтовые мотивы биографии Ника даны здесь среди его детских воспоминаний.

В пьяной застольной беседе римских солдат в Иудее, неотличимых по речи и по замашкам от американских солдат в Европе ("Сегодня пятница" — "Today is Friday") писатель пересказывает евангельскую легенду "снижающим" языком повседневности.

В "Банальной истории" ("Banal Story") на фоне газетных клише и пустого фразерства праздных потребителей жизни он рисует трагически раннюю смерть от скоротечной чахотки молодого матадора Маэры, отвагой и мастерством которого не раз восхищался.

Этим сборником завершается пятилетний парижский период Хемингуэя. И в дальнейшем он часто работает в Париже и путешествует по Европе, но постоянно там более не живет.

1928

В начале года Хемингуэй возвращается в США, сперва живет у родственников жены в Пигготе, штат Арканзас, затем переезжает во Флориду. В марте начинает работать над романом "Прощай, оружие!".

В июне — рождение сына Патрика (под впечатлением тяжелых, едва не убивших его жену родов писатель создает заключительные главы романа, посвященные родам и смерти Кэтрин Баркли).

В декабре кончает самоубийством отец Хемингуэя, сломленный денежными неудачами и болезнью (Хемингуэй касается трагической смерти отца в рассказе "Отцы и дети" ("Fathers and Sons") и еще раз — в предсмертном "внутреннем монологе" Роберта Джордана в романе "По ком звонит колокол" ("For Whom the Bell Tolls"). "Респектабельные" обыватели Оук-Парка считают, что доктор Хемингуэй опозорил себя самоубийством, так же как его сын-писатель — "безнравственными" книгами и разводом.

1929

Весну и лето Хемингуэй проводит с семьей в Париже, завершая работу над романом "Прощай, оружие!". Он видится с Джойсом, дружит с Фицджеральдом и с молодым канадским писателем Морли Каллаганом (оставившим позже интересные для характеристики Хемингуэя в этот период воспоминания "То лето в

Париже": Morley Callaghan. That Summer in Paris, 1963). В июле Хемингуэй завершает чтение корректур и переписывает конец романа. В сентябре "Прощай, оружие!" выходит в свет. Роман имеет шумный читательский успех и вызывает обширную критическую литературу в США и за границей. Хемингуэй получает мировое признание как ведущий американский прозаик своего поколения. Осенью во Флориде он начинает работать над книгой о бое быков в Испании, задуманной еще в 1925 году.

1930

Обосновавшись в рыбачьем поселке Ки-Уэст, на южной оконечности Флориды, Хемингуэй покупает и перестраивает для своей семьи старую испанскую виллу.

Складывается своеобразный быт Хемингуэя первой половины 1930-х годов, широко рекламируемый американской буржуазной печатью. Будучи в расцвете физических сил, он усиленно занимается боксом и много времени посвящает спортивной ловле крупной морской рыбы в Гольфстриме, выезжая для этого на мотоботе на Багамские острова и к берегам Кубы. Ежегодно он охотится на северо-западе США, в Колорадо, Монтане и Вайоминге. Значительный литературный заработок и состояние жены избавляют его от материальных забот. У него много знакомых среди богатых людей, он посещает фешенебельный "Сторк-клуб" в Нью-Йорке и становится притягательной фигурой для любопытствующих туристов и ищущих сенсаций газетных корреспондентов.

При внешнем успехе — это годы духовного безвременья для Хемингуэя и большого внутреннего одиночества. В его творчестве резко сгущаются индивидуалистические, сумрачные, пессимистические настроения. Он отказывается принимать участие в общественном движении американских писателей, возникшем на почве экономического кризиса, нищеты и безработицы в США, но не может вместе с тем не задумываться над социальными и политическими вопросами и проблемой писательского долга и писательской ответственности.

Осенью 1930 года, на охоте, Хемингуэй попадает в автомобильную катастрофу и несколько месяцев лежит с тяжелым переломом плеча в больнице в Биллингсе, штат Монтана (больничные впечатления и раздумья этого времени отражены в позднейшем рассказе "Дайте рецепт, доктор" ("Give Us a Prescription, Doctor").

В Нью-Йорке выходит новое издание сборника 1925 года "В наше время" с открывающим книгу новым очерком Хемингуэя "В порту Смирны" ("On the Quai at Smyrna") и с предисловием видного литературного критика Эдмунда Уилсона.

1931

Хемингуэй проводит лето в Испании и в Париже; он продолжает работу над книгой о бое быков. В декабре выходит на экран "Прощай, оружие!" — первый фильм, поставленный по произведению Хемингуэя.

1932

В январе Хемингуэй заканчивает книгу "Смерть после полудня" ("The Death in the Afternoon"). В сентябре она выходит в Нью-Йорке. "Смерть после полудня" — произведение нового для писателя очерково-публицистического жанра. В основном книга посвящена бою быков, в то же время она содержит многолетние испанские впечатления Хемингуэя, размышления об испанском искусстве и национальном характере, а также злободневную литературную полемику и эссе на эстетические и моральные темы. Одно из этих эссе писатель позднее включил под названием "Естественная история мертвых" ("А Natural History of the Dead") в собрание своих рассказов.

В июне — рождение третьего сына, Грегори.

1933

В мартовском номере "Скрибнере мэгезин" печатается рассказ Хемингуэя "Там, где чисто, светло" ("А Clean, Well-Lighted Place") и в майском — "Дайте рецепт, доктор", позднее рассказ получает другое название: "Игрок, монахиня и радио" ("The Gambler, the Nun and the Radio").

Лето Хемингуэй проводит в Гаване, ловит рыбу в Гольфстриме и начинает работу над циклом больших новелл о флоридском рыбаке и контрабандисте Гарри Моргане; в дальнейшем они образуют основу романа "Иметь и не иметь" ("То Have and Have Not").

В октябре в Нью-Йорке выходит сборник рассказов Хемингуэя "Победитель не получает ничего" ("Winner Take Nothing"); всего четырнадцать рассказов, из них шесть публикуемых впервые.

Эпиграф к сборнику (со ссылкой на "Старинную книгу") принадлежит самому писателю: "В отличие от всех иных состязаний или же схваток условия здесь таковы, что победитель не получает ничего; ни передышки, ни радости, ни какой-либо славы. А если он истинно победит, то не получит и мира в душе". Тональность эпиграфа характерна для большей части рассказов этого сборника. В "Там, где чисто, светло" обобщаются мотивы безысходного одиночества. В "Посвящается Швейцарии" ("Homage to Switzerland") Хемингуэй продолжает сатирические зарисовки американцев в Европе, избирая на этот раз мишенью себя самого. В "Какими вы не будете" писатель усугубляет военную травму уже выведенного ранее героя; Ник здесь страдает расстройством психики после черепного ранения. "Отцы и дети" — последний из цикла полуавтобиографических рассказов, героем которых выступает Ник Адамс.

В этом году Хемингуэй начинает сотрудничать в "Эсквайре" ("Esquire") — американском "журнале для мужчин", издаваемом Арнольдом Джингричем; в 1933 — 1935 годах он напечатал в "Эсквайре" более двадцати статей-фельетонов; в большинстве они посвящены охоте и рыбной ловле, но некоторые имеют существенный биографический и идейно-художественный интерес. Часть их перепечатана в посмертно изданном сборнике журнальных статей Хемингуэя "Подписано: Эрнест Хемингуэй" ("By Line: Ernest Hemingway", 1967).

Хемингуэй задумывает большую охотничью экспедицию в Африку; в ноябре из Марселя выезжает морем в Момбасу, восточноафриканский порт в Индийском океане. В декабре он с женой и несколькими друзьями начинает охотничье путешествие на территории британских колоний в Восточной Африке (нынешние Кения и Танзания).

1934

Хемингуэй охотится в Восточной Африке на крупного зверя: львов, леопардов, носорогов, буйволов, винторогих антилоп. В январе он заболевает тяжелой формой амебной дизентерии. Его перевозят на самолете в столицу Кении Найроби. Подлечившись, Хемингуэй продолжает охоту в Северной Танганьике. В марте он ловит рыбу на побережье Индийского океана в Кении. В апреле возвращается в США.

Сразу по приезде в Ки-Уэст приступает к работе над книгой о проделанном путешествии (первоначальное название "Африканские предгорья"). В апрельском номере "Космополитен" ("The Cosmopolitan") напечатана под названием "Один рейс" ("One Trip Across") первая новелла о Гарри Моргане.

В этом году Хемингуэй заводит собственный быстроходный катер (которому дает испанское женское имя "Пилар") и побивает американские спортивные рекорды в ловле крупной морской рыбы.

Лето и осень живет и работает в Гаване; долгое пребывание на Кубе входит в эти годы в обычай у Хемингуэя; у него в Гаване много друзей и знакомых.

Под заглавием "Смерть после полудня" в Москве выходит первый русский сборник избранных рассказов Хемингуэя. Писатель узнает об этом с большим интересом.

В ноябре — декабре Хемингуэй устраивает в Нью-Йорке выставку графики и живописи своего друга, испанского художника Луиса Кинтанильи, находящегося в тюрьме в Испании за участие в астурийском восстании 1934 года. Все расходы, связанные с организацией выставки, Хемингуэй берет на себя и пишет введение к каталогу (позднее перепечатанное отдельной статьей).

1935

В феврале Хемингуэй заканчивает книгу об африканском путешествии. Весной и летом она печатается в "Скрибнерc мэгезин" под заглавием "Зеленые холмы Африки" ("The Green Hills of Africa") и в октябре выходит в Нью-Йорке отдельным изданием. Подобно "Смерти после полудня", это очерково-публицистическая книга: описание путешествия перемежается отступлениями на различные темы; в частности, интересны суждения автора о положении писателей в американском обществе ("Мы губим их всеми способами...") и о корнях новейшей американской литературы ("Вся современная американская литература вышла из одной книги Марка Твена, которая называется "Гекельберри Финн"),

Хемингуэй знакомится со статьей советского критика И. А. Кашкина "Трагедия мастерства", посвященной его творчеству, и отвечает дружеским письмом. "Фиеста" выходит в Москве в русском переводе.

Этот год знаменуется для Хемингуэя поворотом к социальным и политическим проблемам. Два события произвели на писателя особенно сильное впечатление. Летом на Кубе потерпело неудачу восстание против реакционного режима Мачадо, и жестокие политические репрессии коснулись многих друзей Хемингуэя, участников кубинского освободительного движения. В сентябре, во время урагана во Флориде, погибло несколько сот ветеранов мировой войны, поселенных американскими властями в заброшенном рабочем поселке. Хемингуэй прибыл с первыми же спасателями, был потрясен всем увиденным и в статье "Кто убил ветеранов войны?" ("Who Murdered the Vets?"), напечатанной в коммунистическом журнале "Нью мэссис" ("The New Masses"), гневно призвал к ответу американское правительство.

1936

В январе Хемингуэй печатает в "Эсквайре" статью "Крылья над Африкой" ("Wings Always Over Africa"), в которой решительно протестует против вторжения итало-фашистских войск в Абиссинию.

В феврале он там же печатает "Возвращение контрабандиста" ("The Tradesman’s Return"), вторую новеллу о Гарри Моргане, и в июне — рассказ "Рог быка" ("The Horns of the Bull"); позднейшее название рассказа — "Столица мира" ("The Capital of the World").

В июле в Испании начинается военно-фашистский мятеж; Хемингуэй пристально следит за развитием событий.

В августе он печатает в "Эсквайре" рассказ "Снега Килиманджаро". В набранных в тексте курсивом "наплывах", воспоминаниях писателя Гарри о главном в его уходящей жизни, о чем он не успел написать, — почти все сквозные мотивы, проходящие в творчестве молодого Хемингуэя: детство в Америке, незабывасмотрагические фронтовые картины первой мировой войны и греко-турецкой войны, упоение природой и спортом в Альпах, литературное ученичество в послевоенном Париже. Монтаж наплывов с главной сюжетной линией родствен структуре сборника "В наше время", где интерлюдии взаимодействуют с основным текстом.

В сентябре в "Космополитен" напечатан второй рассказ на материале африканского путешествия — "Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера" ("The Short Happy Life of Francis Macomber").

В Москве выходит в русском переводе "Прощай, оружие!".

Гражданская война в Испании целиком приковывает внимание Хемингуэя. На личные средства он покупает за сорок тысяч долларов санитарные машины и медикаменты для республиканской армии. Он также организует группу "Современные историки" (кроме него туда входят американские писатели Арчибальд Маклиш, Лилиан Хеллман и Джон Дос Пассос) для финансирования фильма об антифашистской борьбе в Испании.

Все три последующие года жизнь и творчество Хемингуэя тесно связаны с борьбой испанского народа против фашизма.

1937

В феврале Хемингуэй подписывает договор с американским телеграфным агентством НАНА ("Норс Америкен Ньюспейпер Аллайенс") и выезжает в Европу. В середине марта вылетает из Тулузы в Барселону и далее в Валенсию и Мадрид. В осажденном Мадриде Хемингуэй селится в отеле "Флорида", который становится его "штаб-квартирой". Хемингуэй посещает наиболее опасные и угрожаемые участки фронта; его корреспонденции в американской прессе дают правдивую информацию о событиях и выполняют важную пропагандистскую роль. Занимающий антифранкистскую позицию влиятельный нью-йоркский журнал "Нью рипаблик" перепечатывает в 1937 — 1938 годах наиболее важные корреспонденции Хемингуэя под общим заголовком "Хемингуэй сообщает из Испании" ("Hemingway Reports Spain").

В апреле — мае совместно с режиссером Иорисом Ивенсом и оператором Джоном Ферно Хемингуэй снимает документальный фильм "Испанская земля"; значительная часть фильма снята на передовой линии фронта, под огнем. Хемингуэй часто бывает в

Интернациональных бригадах, дружит с бойцами и командирами, встречается с генералом Лукачем (Матэ Залка), Михаилом Кольцовым, И. Г. Эренбургом и другими писателями, принимавшими участие в борьбе испанских республиканцев. В мае Хемингуэй возвращается в США.

4 июня он выступает на Втором конгрессе американских писателей с антифашистской речью "Писатель и война". Хемингуэй и Ивенс заканчивают работу над "Испанской землей"; Хемингуэй пишет дикторский текст к фильму и сам читает его. После демонстрации фильма в Белом доме для президента Франклина Рузвельта "Испанская земля" выходит на экран и вызывает приток пожертвований в пользу республиканской Испании. Свой гонорар от фильма Хемингуэй отсылает вдове боевого товарища, немецкого антифашиста Вернера Хейльбруна, врача Двенадцатой Интернациональной бригады, убитого под Уэской.

В течение лета Хемингуэй заканчивает третью новеллу о Гарри Моргане и объединяет все три новеллы в роман "Иметь и но иметь". В обострении социальных мотивов романа сказывается политический опыт Хемингуэя, приобретенный за последние годы.

В августе Хемингуэй возобновляет свой контракт с НАНА и второй раз выезжает в Испанию. Он посещает Арагонский фронт, присутствует при боях 8а Теруэль. В Мадриде Хемингуэй выполняет ответственные задания республиканского командования. В отеле "Флорида" под артиллерийским обстрелом он работает над пьесой "Пятая колонна" ("The Fifth Column").

В октябре "Иметь и не иметь" выходит в Нью-Йорке.

1938

В январе Хемингуэй возвращается в США и работает в КиУэст.

Пишет введение к каталогу выставки военных рисунков Луиса Кинтанильи, показанных в Музее современного искусства в Нью-Йорке.

В марте, получив вести о военных неудачах Республики и сильных потерях американских интербригадовцев, в третий раз выезжает в Испанию. Апрель проводит на фронте. В мае работает в голодном Мадриде. Перед выездом из Мадрида вынужден уничтожить все записи, имеющие военное значение, из-за опасности попасть в плен к франкистам.

Летом в США работает над испанскими рассказами и задумывает роман о гражданской войне в Испании. В июне в Кливленде (Огайо) отдельной брошюрой выходит "Испанская земля" '("The Spanish Earth"), в которую входит дикторский текст к фильму и послесловие "Жара и холод" ("The Heat and the Cold").

В сентябре Хемингуэй в четвертый раз выезжает в Испанию и присутствует при оборонительных боях республиканской армии на Эбро.

В октябре в Нью-Йорке выходит большой сборник Хемингуэя "Пятая колонна и первые сорок девять рассказов" ("The Fifth Column and the First Forty Nine Stories"); в книгу вошли все опубликованые рассказы Хемингуэя.

Во второй половине ноября Хемингуэй с отступающими частями республиканцев переходит на французскую территорию и возвращается в США. В ноябре и декабре в "Эсквайре" напечатаны два его рассказа о военном Мадриде: "Разоблачение" ("The Denunciation") и "Мотылек и танк" ("The Butterfly and the Tank").

1939

Хемингуэй отдельно от семьи селится в Гаване и работает над романом о гражданской войне в Испании, который сперва носит рабочее заглавие "Неоткрытая страна". После падения Мадрида он печатает в коммунистическом журнале "Нью мэссис" надгробное слово "Американцам, павшим за Испанию" ("On the Americans Dead in Spain"). В марте в "Космополитен" опубликован рассказ Хемингуэя "Никто никогда не умирает" ("Nobody Ever Dies") о кубинском революционере-интербригадовце, убитом по возвращении из Испании кубинскими жандармами.

В Сан-Франсиско-де-Паула, неподалеку от Гаваны, Хемингуэй покупает старую усадьбу Финка-Вихия. Лето он проводит на западе США, продолжая работать над новым романом. Он оказывает денежную помощь бедствующим в эмиграции испанским республиканцам. Пишет предисловие к книге писателя-коммуниста Джозефа Норта "Люди в строю" (Joseph North. Men in the Ranks), посвященной американским интербригадовцам.

Американские биографы Хемингуэя тенденциозно преуменьшают значение участия Хемингуэя в гражданской войне в Испании. Между тем надо помнить, что все начало 30-х годов было тяжким, кризисным для писателя, и в ходе антифашистской борьбы он обрел новые важные импульсы для дальнейшей жизни и творчества. "...Тот период борьбы, когда мы надеялись, что Республика победит, был счастливейшим временем нашей жиспи. Мы были истинно счастливы", — писал он позднее.

1940

Хемингуэй разводится с Полиной Пфейфер и женится на американской журналистке Марте Геллхорн, с которой сблизился в военные годы в Испании. Его постоянным домом становится Финка-Вихия.

Летом "Пятая колонна" появляется на сцене в Нью-Йорке и выходит отдельной книгой. Вплоть до осени Хемингуэй работает с огромным напряжением, сперва в Гаване и потом на западе США, завершая свой испанский роман. Книга получает заглавие "По ком звонит колокол". Оно раскрывается в предпосланном книге эпиграфе из английского поэта XVI века Джона Донна, смысл которого в том, что человек неотделим от всего человечества и несет ответственность за его судьбу в целом. "По ком звонит колокол" выходит в октябре в Нью-Йорке и вызывает широкий отклик в печати. Общий тираж книги на английском языке превысил миллион экземпляров.

1941

Весной Хемингуэй вместе с Мартой Геллхорн выезжает в поездку на Дальний Восток (Гонолулу — Гуам — Гонконг — Сингапур). Его корреспонденции появляются в нью-йоркской газете "Пост меридием". 27 июня, через пять дней после нападения Гитлера на Советский Союз, Хемингуэй посылает в Москву следующую телеграмму: На все 100 процентов солидаризируюсь с Советским Союзом в его военном отпоре фашистской агрессии. Народ Советского Союза своей борьбой защищает все народы, сопротивляющиеся фашистскому порабощению".

Конец года писатель проводит в Гаване и на западе США. Начинает работать над антологией лучших произведений, написанных о войне.

1942

С лета Хемингуэй несет военно-морскую службу на своем катере "Пилар", вооруженном и снабженном специальной акустической аппаратурой; он патрулирует в Карибском море, следя за немецкими подводными лодками. Антология "Люди на войне" ("Man at War") выходит в октябре в Нью-Йорке с обширным предисловием Хемингуэя. Он посвящает книгу своим сыновьям Джону, Патрику и Грегори: "Пусть у этих трех мальчиков, когда они достаточно вырастут, чтобы прочесть и понять все, что здесь напечатано, будет книга, где о войне говорится правдиво, насколько это возможно, книга, которой я не имел, когда так в ней нуждался".

"По ком звонит колокол" выходит новым иллюстрированным изданием с предисловием Синклера Льюиса.

1943

Хемингуэй продолжает секретную военно-морскую службу на "Пилар", уходя в длительные морские рейсы. Эти мотивы позднее составили важную часть его незавершенного, изданного посмертно романа "Острова в океане" ("Islands in the Stream", 1970).

Американская кинокомпания "Парамаунт" выпускает фильм по роману Хемингуэя "По ком звонит колокол" с друзьями Хемингуэя Гарри Купером и Ингрид Бергман в главных ролях.

1944

Весной Хемингуэй приезжает в Англию в качестве военного корреспондента. В мае ранен в автомобильной катастрофе в Лондоне (в первых газетных сообщениях он был ошибочно объявлен убитым). Участвует в боевых полетах на бомбардировщиках и штурмовиках над Германией и оккупированной Францией, в июня вместе с американскими войсками высаживается на Нормандском побережье. В августе, оторвавшись от 4-й американской пехотной дивизии, к которой приписан как военный корреспондент, Хемингуэй собирает отряд французских маки (партизан) и входит в Париж вместе с передовыми частями союзников. (Недоброжелатели в американском командовании пытаются из-за этого начать против Хемингуэя судебное дело о превышении им прав военного журналиста.) Встреча в освобожденном Париже с Пикассо и другими французскими друзьями. Хемингуэй выезжает на боевые участки фронта в Бельгии и в Эльзасе и принимает прямое участие в военных действиях. В конце года лежит в парижском госпитале с тяжелым воспалением легких. С июля по ноябрь нью-йоркский журнал "Колльере" ("Collier’s") публикует шесть военных корреспонденций Хемингуэя.

1945

В марте возвращается в США. Разводится с Мартой Геллхорн.

1946

Хемингуэй женится на американской журналистке Мэри Уэлш. Его постоянным домом остается Финка-Вихия. Оттуда он выезжает в Нью-Йорк и в европейские путешествия; осенние месяцы, как и прежде, охотится и работает на западе США. Финка-Вихия Хемингуэя — открытый дом, где постоянно гостят друзья и знакомые. На Кубе Хемингуэй оказывает поддержку революционным кругам, борющимся против диктатуры Батисты. Он также поддерживает все политические кампании в пользу испанских республиканцев и помогает многим испанским друзьям в эмиграции.

1947

Хемингуэй начинает работу над большим произведением, условно названным им "На земле, на воде и в воздухе", в котором хочет объединить свои впечатления за годы второй мировой войны. В таком виде этот замысел не был осуществлен.

1948

Осенью выходит новое, иллюстрированное издание "Прощай, оружие!" с предисловием автора.

1949

Хемингуэй прерывает работу над большим военным произведением и принимается за новый роман — "За рекой, в тени деревьев". Весной живет и работает в Италии. После несчастного случая на охоте заболевает тяжелой септической болезнью глаз, одно время угрожавшей ему полной потерей зрения. Немного поправившись, продолжает работу, сперва в Гаване и осенью в Париже.

1950

Весну и лето Хемингуэй проводит в Париже. В феврале — июне "За рекой, в тени деревьев" ("Across the River and Into the Trees") публикуется в журнале "Космополитен" и в сентябре выходит в Нью-Йорке.

Хемингуэй начинает работу над повестью "Старик и море" ("The Old Man and the Sea").

В США под заглавием "Эрнест Хемингуэй. Личность и творчество" ("Ernest Hemingway. The Man and his Work", 1950) выходит сборник критических и биографических статей о Хемингуэе за двадцать лет. До конца этого года Хемингуэй заканчивает вчерне первые две части будущих "Островов в океане".

1951

Хемингуэй заканчивает повесть "Старик и море". Смерть матери в Оук-Парке. Он не приезжает на похороны.

Хемингуэй пытается помешать выходу в свет книги молодого американского критика Филипа Янга, исследующей его творчество в свете его биографии. Он угрожает автору и издательству судом за "вмешательство в личную жизнь"; позже, в ответ на отчаянную просьбу Янга, снимает запрет; книга выходит в следующем году (Philip Young. Ernest Hemingway, 1952).

6 основном заканчивает "Морскую погоню" (ныне третью и последнюю часть "Островов в океане", где она называется "В море").

1952

В сентябре "Старик и море" публикуется в нью-йоркском еженедельнике "Лайф" ("Life") и выходит отдельным изданием. Повесть имеет большой успех. Хемингуэю присуждена премия Пулитцера за 1952 год — главная литературная премия США.

В США выходит монография Карлоса Бейкера "Хемингуэй — художник" (Carlos Baker. Hemingway: The Writer as Artist, 1952), ценная по большому фактическому материалу, частью полученному от самого писателя.

Кинопродюсер Занук выпускает фильм по рассказу Хемингуэя "Снега Килиманджаро", исказив сюжет и стилистику вещи. Хемингуэй иронически именует этот фильм "Снега Занука".

1953

В начале лета Хемингуэй едет в Испанию (впервые после гражданской войны 1936 — 1939 годов). Он объезжает с женой места, описанные им в "По ком звонит колокол" (пещера, где скрываются партизаны, холм Эль Сордо, мост, взорванный Джорданом). В начале августа Хемингуэй с женой отправляются в охотничью экспедицию в Африку. До конца года они охотятся на крупного эверя в Кении и Танганьике. Хемингуэй посещает сына Патрика, занимающегося разведением скота в Центральной Танганьике, и некоторое время выполняет обязанности добровольного охотничьего инспектора у подножия горы Килиманджаро.

1954

В конце января, по пути в Конго, спортивный самолет, в котором летят Хемингуэй с женой, терпит аварию у водопада Марчисон-Фоллз (в северо-западной Уганде). Тяжело пострадавшего Хемингуэя и его жену перевозят катером в Бутиабу. На другой день их пытаются перевезти на самолете в Найроби, но самолет загорается при старте, и Хемингуэй получает ожоги и новые ранения. Распространяется весть о гибели Хемингуэя, и газеты помещают многочисленные некрологи. После больничного лечения в Найроби Хемингуэй проводит некоторое время на океанском побережье в Кении. В марте живет в Генуе и в Венеции, совершает новую поездку в Испанию и лишь в июне возвращается в Гавану. В январе, в апреле и ноябре в журнале "Лук" ("Look") напечатаны три африканских очерка Хемингуэя.

Богатырское здоровье Хемингуэя подорвано полученными ранениями, и в дальнейшем, до конца жизни, он страдает от периодически возвращающегося недомогания.

В октябре Хемингуэю присуждена Нобелевская премия по литературе за 1954 год. Из-за не здоровья он не может поехать в Стокгольм и посылает краткую лауреатскую речь.

В США выходит монография Чарльза Фентона "Ученичество Эрнеста Хемингуэя" (Charles Fenton. The Apprenticeship of Ernest Hemingway, 1954) — обстоятельное исследование, посвященное ранним годам писателя. Как и Бейкер до этого, Фентон пользовался в работе над книгой помощью Хемингуэя.

1955

Хемингуэй работает над книгой о втором африканском путешествии. Планирует новую поездку в Африку, чтобы снять фильм, посвященный природе и животному миру Кении и Танганьики. С марта по июнь принимает активное участие в съемке фильма по повести "Старик и море": редактирует сценарий, занимается с актерами и руководит рыболовной экспедицией к берегам Перу. Приток туристов, желающих поглядеть на "нобелевского лауреата", и журналистов, добивающихся интервью, заставляет Хемингуэя время от времени покидать Финка-Вихия и искать укрытия в старом доме в Ки-Уэст, принадлежащем его сыновьям.

1956

Хемингуэй весь год испытывает сильное недомогание от последствий авиационной катастрофы 1954 года и работает с трудом. Конец года проводит в Испании.

1957

В начале года Хемингуэй все еще в Испании: он лечится и постепенно входит в рабочую форму. В ноябре печатает в "Атлантик мансли" рассказ "Нужна собака-поводырь" ("Get a Seeing Eye Dog"). На Кубе развертывается повстанческое движение под руководством Фиделя Кастро, и Хемингуэй не скрывает своих симпатий к повстанцам.

1958

Хемингуэй в Финка-Вихия начинает работу над автобиографической книгой о Париже 1920-х годов. Специальным волеизъявлением, подписанным в качестве свидетеля его женой Мэри, Хемингуэй воспрещает своим адресатам публиковать полученные от него письма. Осенью уезжает работать на запад США в городок Кетчем, штат Айдахо, неподалеку от лыжного курорта Сан-Вэлли. Хемингуэй бывает там с 1947 года, у него много друзей в Кетчеме, и он подумывает о переезде туда на постоянное жительство.

1959

До марта Хемпнгуэй работает в Кетчеме над автобиографической книгой. Совершает большую автомобильную поездку на юг США. Вернувшись в Гавану, Хемингуэй приветствует правительство Фиделя Кастро как "первое честное кубинское правительство". С мая живет в Испании и путешествует по стране, следя эа состязанием двух крупнейших испанских матадоров — Антонио Ордоньеса и Луиса Домингина. Присутствует на традиционных празднествах в Памплоне, описанных им много лет назад в "Фиесте". Осень проводит в Кетчеме, покупает там дом и, отложив автобиографическую книгу, работает над "Опасным летом", посвященным испанскому путешествию.

В Москве выходят в двух томах "Избранные произведения" Хемингуэя с предисловием и комментариями И.А. Кашкина.

1960

С января по май Хемингуэй работает в Гаване над "Опасным летом" и завершает книгу о молодых годах в Париже (вышедшую посмертно под заглавием "Праздник, который всегда с тобой"),

В феврале Хемингуэя посещает в Финка-Вихия приехавшая на Кубу правительственная делегация Советского Союза. Хемингуэй радушно встречает советских гостей.

В июле Хемингуэй живет в Нью-Йорке. Сентябрь — октябрь проводит в Испании.

С осени физическое состояние его резко ухудшается, и появляются первые признаки психической депрессии.

В трех сентябрьских номерах еженедельника "Лайф" напечатаны отрывки из "Опасного лета" ("The Dangerous Summer").

В ноябре Хемингуэй с женой переезжают в Кетчем на постоянное жительство. В конце ноября под чужим именем (чтобы избежать газетной шумихи) писатель ложится на лечение в клинику Мэйо в Рочестере, штат Миннесота.

1961

В январе Хемингуэй возвращается в Кетчем с некоторым общим улучшением здоровья. Он пробует возобновить работу, однако силы изменяют ему. В апреле он снова ложится в клинику Мэйо и остается там до конца июня. 2 июля, наутро после возвращения домой, Хемингуэй кончает с собой выстрелом из охотничьего ружья. Похороны состоялись 6 июля на Кетчемском кладбище.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"