Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Иметь и не иметь. Глава одиннадцатая

Было около половины десятого, когда Краснобай пришел к Фредди. Сразу можно было сказать, что он здорово хватил у Ричарда, потому что, когда он выпьет, он становится нахальным, а тут вид у него был здорово нахальный.

– Ну, дружище, – говорит он Гарри.

– Я вам не дружище, – ответил ему Гарри.

– Я желаю поговорить с вами, дружище.

– Где? В вашей приемной за баром? – спросил его Гарри.

– Да, за баром. Кто-нибудь там есть, Фредди?

– Кто там будет при таких законах. Скажите-ка, это запрещение после шести часов – надолго?

– А вы бы меня наняли, чтобы похлопотать на этот счет, – говорит Краснобай.

– Пусть вас черт нанимает, – отвечает ему Фредди. И Гарри с адвокатом уходят за бар, туда, где кабинеты и где стоят ящики с пустыми бутылками.

На потолке горела одна электрическая лампочка, и Гарри заглянул во все кабинеты, где было темно, и убедился, что там никого нет.

– Ну? – сказал он.

– Они хотят послезавтра вечером, – сказал ему Краснобай.

– Что они задумали?

– Вы понимаете по-испански, – сказал Краснобай.

– Но вы им этого не сказали?

– Нет. Вы же знаете, что я вам друг.

– Вы и отца родного не задумались бы продать.

– Бросьте это. Посмотрите, какое дело я вам даю в руки.

– С каких это пор вы такими делами занимаетесь?

– Мне нужны деньги. Я должен выбраться отсюда. Я тут совсем запутался. Вы же это знаете, Гарри.

– Кто этого не знает.

– Вы слыхали, как они там добывают деньги на революционные надобности – киднапинг и тому подобное?

– Слыхал.

– Ну так и тут в том же роде. Они считают, что это ради идеи.

– Так-то так. Но ведь это здесь. В родном городе. Ведь знаешь всех служащих.

– Никто не пострадает.

– С этими молодцами ни за что не поручишься.

– Я думал, вы настоящий мужчина.

– Я-то настоящий мужчина. Насчет этого можете не беспокоиться. Но я рассчитываю еще пожить здесь.

– А я нет, – сказал Краснобай.

Господи, подумал Гарри. Он сам сказал это.

– Я хочу выбраться отсюда, – сказал Краснобай. – Когда вы думаете вывести лодку?

– Сегодня.

– Кто вам будет помогать?

– Вы.

– Где вы ее думаете поставить?

– Там, где всегда ставлю.

Вывести лодку оказалось совсем не трудно. Все было очень просто, как и рассчитывал Гарри. Ночной сторож делал обход каждый час, а остальное время он сидел у внешних ворот старого Военного порта. Они на ялике пробрались к причалу, перерезали канат, и когда начался отлив, лодка, буксируемая яликом, легко вышла в море. Дорогой, когда она скользила по каналу, Гарри проверил моторы, и оказалось, что они в порядке, только головки разъединены. Он проверил запас бензина, и оказалось, что еще есть около полутораста галлонов. Бензин не выкачивали из баков, и все, что осталось от последнего переезда, было цело. Перед выходом он тогда наполнил оба бака, а выгорело совсем немного, потому что море было бурное и ехать пришлось очень медленно.

– Дома у меня в баке есть бензин, – сказал он Краснобаю. – Я могу перелить его в бутыли и привезти на машине, а Элберт может привезти еще, если понадобится. Лодка будет стоять на реке как раз там, где проходит шоссе. Они могут подъехать на машине.

– Они хотят, чтоб вы ждали их у самого Портер-Дока.

– Как же я могу поставить там лодку, прямо на виду?

– Не можете. Но я думаю, что они не согласятся на машине.

– Ну, хорошо, тогда я ее пока поставлю на реке, заправлю и сделаю все, что требуется, а потом перегоню. Вы можете привезти их на моторке. А пока мне нужно ее туда поставить. У меня еще дел куча. Вы идите на ялике к берегу, берите машину и приезжайте за мной к мосту. Я буду на шоссе часа через два. Оставлю ее и приду на шоссе.

– Я приеду за вами, – ответил ему Краснобай, и Гарри, приглушив мотор так, что лодка бесшумно двигалась по воде, развернулся на буксире и повел ялик туда, где виднелись огни сторожевой шхуны. Он выключил мотор и придержал ялик, пока Краснобай пересаживался.

– Значит, часа через два, – сказал он.

– Хорошо, – сказал Краснобай. Сидя у штурвала, медленно подвигаясь в темноте вперед, стараясь не попасть в полосу света от причальных огней, Гарри думал о том, что Краснобаю приходится все-таки потрудиться за свои деньги. Интересно, сколько он думает получить. Интересно, как он вообще спутался с этими молодцами. Плут он большой, но в свое время из него мог выйти толк. И он неплохой адвокат. Но меня прямо в дрожь бросило, когда он сам это сказал. Он просто сам накликал это на себя. Чудно, как это человек может накликать что-нибудь. Когда я услышал, как он сам накликает на себя, мне даже страшно стало.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"