Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Иметь и не иметь. Глава седьмая

Когда он спускал груз на дно, он услышал стук мотора и, оглянувшись, увидел лодку, которая приближалась к ним, огибая выступ берега. Это была белая моторная лодка с выкрашенным в желтоватый цвет навесом и стеклянным щитком.

– Лодка идет, – сказал он. – Вставай, Уэсли.

– Не могу.

– Я согласен забыть все, что было до сих пор, – сказал Гарри. – Но дальше уж я буду помнить.

– Пожалуйста, – сказал негр. – Я тоже все помню. Работая теперь очень быстро, так что пот струился по лицу, не оглядываясь на медленно приближающуюся лодку, Гарри здоровой рукой поднимал мешки со спиртным и переваливал их за борт.

– Перевернись. – Он потянулся за мешком, который был под головой у негра, и перебросил его за борт. Негр сел.

– Вот они, – сказал он. Белая лодка уже была на траверзе лодки с контрабандой.

– Это капитан Уилли, – сказал негр. – Везет любителей.

На корме белой лодки расположились двое мужчин в фланелевых костюмах и белых шляпах, с удочками в руках, а у руля сидел старик в фетровой шляпе и в плаще и вел лодку прямо к зарослям манглий, где стояла лодка с контрабандой.

– Как дела, Гарри? – окликнул старик, проезжая мимо.

Гарри помахал в ответ здоровой рукой. Белая лодка прошла мимо, рыболовы на корме оглянулись и потом заговорили со стариком. Гарри не мог расслышать их слов.

– Он завернет у выхода в море и возвратится сюда, – сказал Гарри негру. Он пошел в каюту и принес одеяло. – Дай я тебя укрою.

– Поздно вы догадались меня укрыть. Они, наверное, видели тут эти лужи. Что мы теперь будем делать?

– Уилли не подкачает, – сказал Гарри. – Он скажет кому нужно в городе, что мы уже здесь. Эти рыболовы ничего нам не сделают. Что им до нас?

Его бил озноб, и он сел на штурвальную скамью и крепко зажал правую руку между ногами. У него дрожали колени, и от этого концы раздробленной кости предплечья терлись друг о друга. Он раздвинул колени, высвободил руку, и она повисла вдоль туловища. Так он сидел, не шевеля повисшей рукой, когда белая лодка снова прошла мимо них. Двое рыболовов на корме разговаривали. Они отложили удочки, и один из них глядел на него в бинокль. Они были слишком далеко от него, чтобы он мог расслышать их слова. Ему не стало бы легче, если б он слышал их.

Хозяин моторной лодки «Южная Флорида», возившей двух рыболовов взад и вперед по проливу Вуман-Ки, потому что ветер был слишком сильный для того, чтобы выйти в открытое море, капитан Уилли Адамс думал: «Так, значит, Гарри этой ночью вернулся с Кубы. Этот малый – настоящий мужчина. Должно быть, попал в самую бурю. Правда, судно у него хорошее. Как это он умудрился разбить щиток? Ни за что на свете не пустился бы в путь в такую ночь. Ни за что на свете не стал бы возить спиртное с Кубы. Его теперь возят из Мариэля. Там, говорят, на этот счет вполне свободно…».

– Что такое вы сказали, сэр?

– Что это за лодка? – спросил один из рыболовов.

– Эта лодка?

– Да, эта лодка.

– А, это из Ки-Уэст лодка.

– Я вас спрашиваю, чья это лодка?

– Право, не знаю, сэр.

– Что, ее владелец – рыбак?

– Да, пожалуй, что и рыбак.

– Что вы хотите сказать?

– Он промышляет всем понемножку.

– Вы не знаете, как его зовут?

– Нет, сэр.

– Вы его назвали Гарри.

– Я? И не думал.

– Я слышал, как вы его назвали Гарри. Капитан Уилли Адамс внимательно посмотрел на человека, который с ним разговаривал. Он увидел широкоскулое, очень румяное лицо, презрительно сжатые тонкие губы и глубоко сидящие серые глаза, которые смотрели на него из-под белой полотняной шляпы.

– Должно быть, это я его нечаянно так назвал, – сказал капитан Уилли.

– По-видимому, этот человек ранен, доктор, – сказал второй рыболов, передавая своему спутнику бинокль.

– Я это и без бинокля вижу, – сказал тот, которого назвали доктором. – Кто этот человек?

– Право, не знаю, – сказал капитан Уилли.

– Ну так сейчас узнаете, – сказал человек с презрительно сжатыми губами. – Запишите номер его лодки.

– Уже записано, доктор.

– Подъедем ближе и посмотрим, в чем там дело, – сказал доктор.

– Вы доктор? – спросил капитан Уилли.

– Доктор, но не врач, – ответил ему сероглазый.

– Если вы не врач, незачем нам подъезжать ближе.

– Почему?

– Если б мы были ему нужны, он бы подал нам знак. Если мы ему не нужны, зачем нам соваться не в свое дело? У нас тут принято, что каждый делает свое дело.

– Очень хорошо. Вот вы и делайте свое. Подвезите нас к этой лодке.

Капитан Уилли продолжал вести лодку вперед под мерное покашливанье двухцилиндрового палмера.

– Вы меня слышите?

– Да, сэр.

– Почему же вы не исполняете мое приказание?

– А кто вы такой, чтоб тут распоряжаться? – спросил капитан Уилли.

– Это к делу не относится. Делайте так, как я вам сказал.

– Кто вы такой, я вас спрашиваю?

– Очень хорошо. К вашему сведению, я один из трех самых влиятельных людей в Соединенных Штатах.

– Какого же черта вы тогда сидите в Ки-Уэст? Второй рыболов наклонился вперед.

– Это – Фредерик Гаррисон, – сказал он внушительно.

– Никогда не слыхал про такого, – сказал капитан Уилли.

– Ну так теперь услышите, – сказал Фредерик Гаррисон. – И не только вы, но и весь этот вонючий гнилой городишко, хоть бы мне пришлось срыть его до основания.

– Симпатичный вы малый, – сказал капитан Уилли. – Как это вам удалось стать такой важной птицей?

– Он один из самых видных деятелей нашего правительства, – сказал второй рыболов.

– Враки, – сказал капитан Уилли. – Если это так, чего ж он сидит в Ки-Уэст?

– Он приехал сюда отдохнуть, – объяснил секретарь. – Он будет генерал-губернатором…

– Довольно, Виллис, – сказал Фредерик Гаррисон. – Теперь вы подвезете нас к этой лодке, – сказал он, улыбаясь. У него имелась особая улыбка для таких случаев.

– Нет, сэр.

– Слушайте, вы, полоумный рыбак. Я вас в порошок сотру.

– Верю, – сказал капитан Уилли.

– Вы еще не знаете, кто я такой.

– А мне плевать, кто бы вы ни были, – сказал капитан Уилли.

– Этот человек – бутлеггер, правда?

– Соображайте сами.

– За него, вероятно, назначена награда.

– Не думаю.

– Он преступник.

– У него семья, и ему нужно самому кормиться и ее кормить. Вас-то кто кормит? Не те ли самые, что работают на правительство здесь, в Ки-Уэст, за шесть с половиной долларов в неделю?

– Он ранен. Значит, он имел столкновение.

– Если только не выстрелил в себя сам для забавы.

– Свои остроты можете держать при себе. Вы сейчас подъедете к этой лодке, и мы возьмем этого человека и эту лодку с собой, чтобы передать их полиции.

– Где?

– В Ки-Уэст.

– Вы что, полицейский чиновник?

– Я ведь вам сказал, кто он, – сказал секретарь.

– Ладно, – сказал капитан Уилли. Он резко потянул на себя руль и повернул лодку, так близко пройдя у берега, что из-под винта взлетело, крутясь, облако мергеля. Потом лодка пыхтя двинулась к зарослям манглий, где стояла лодка с контрабандой.

– Есть у вас какое-нибудь оружие? – спросил Фредерик Гаррисон капитана Уилли.

– Нет, сэр.

Оба рыболова в фланелевых костюмах стояли теперь на корме и рассматривали лодку с контрабандой.

– Это веселее, чем рыбная ловля, как вы находите, доктор? – сказал секретарь.

– Рыбная ловля – бессмысленное занятие, – сказал Фредерик Гаррисон. – Если и поймаешь меч-рыбу, что с ней делать? В пищу она не годится. А вот это действительно интересно. Я очень рад, что могу непосредственно наблюдать нечто подобное. С такой тяжелой раной этому человеку не удастся ускользнуть. Море слишком бурное. Мы знаем его номер.

– Вы действительно захватите его без посторонней помощи, – восхищенно сказал секретарь.

– И без оружия, прибавьте, – сказал Фредерик Гаррисон.

– Без возни с тайной полицией, – сказал секретарь.

– Эдгар Гувер раздувает свою популярность, – сказал Фредерик Гаррисон. – Я нахожу, что мы дали ему чересчур много воли. Подходите вплотную, – сказал он капитану Уилли. Капитан Уилли выключил мотор, и лодку подхватило течением.

– Эй, – окликнул капитан Уилли вторую лодку. – Прячьте головы!

– Это еще что? – сердито сказал Гаррисон.

– Заткнитесь, – сказал капитан Уилли. – Эй! – крикнул он второй лодке. – Слушай. Иди прямо в город и будь спокоен. О лодке не думай. Лодку заберут. Спускай груз на дно и иди прямо в город. Тут у меня на лодке какой-то шпик из Вашингтона. Говорит, он важнее самого президента. Он хочет тебя сцапать. Он думает, что ты бутлеггер. Он записал номер твоей лодки. Я тебя в глаза не видал и не знаю, кто ты такой. Я не смогу установить твою личность, если…

Лодку относило все дальше. Капитан Уилли продолжал кричать.

– Я не знаю, что это за место, где мы тебя встретили. Я не найду дороги сюда.

– Есть! – донеслось со второй лодки.

– Этот умник у меня половит рыбку, пока не стемнеет, – кричал капитан Уилли.

– Есть!

– Он любит ловить рыбку, – надсаживаясь, орал капитан Уилли. – Да только, сукин сын, говорит, что она не годится в пищу.

– Спасибо, братишка, – донесся голос Гарри.

– Этот человек ваш брат? – спросил Фредерик Гаррисон, весь красный, но по-прежнему снедаемый неуемной любознательностью.

– Нет, сэр, – сказал капитан Уилли. – Моряки все называют друг друга братишками.

– Мы сейчас же едем в Ки-Уэст, – сказал Фредерик Гаррисон; но он сказал это без особой уверенности.

– Нет, сэр, – сказал капитан Уилли. – Вы, господа, наняли мою лодку на день. Мое дело постараться, чтоб ваши деньги не пропали даром. Вы меня обозвали полоумным, но я постараюсь, чтобы вы и в самом деле катались полный день.

– Везите нас в Ки-Уэст, – сказал Гаррисон.

– Слушаю, сэр, – сказал капитан Уилли. – Немного погодя. Но знаете, что я вам скажу, меч-рыба для еды не хуже мерлана. Когда мы продавали ее на рынок в Гавану, нам платили по десяти центов за фунт, все равно как за мерлана.

– Да замолчите вы, – сказал Фредерик Гаррисон.

– Я думал, может, вам как правительственному чиновнику это будет интересно. Разве это не вы ведаете ценами на продукты или как там? Разве нет? Чтобы они стоили подороже или как там? Чтобы хлеб был подороже, а рыба подешевле?

– Да замолчите вы, – сказал Гаррисон.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"