Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

За рекой, в тени деревьев. Глава 32

– Ты хорошо поспал, – нежно и ласково сказала ему девушка. – Тебе ничего не нужно?

– Ничего, – сказал полковник. – Спасибо. Тут он вдруг ощетинился и добавил:

– Дочка, я бы мог заснуть, сидя на электрическом стуле с разрезанными штанинами и остриженной головой. Я сплю, когда нужно и сколько нужно.

– Я так не могу, – ответила сонным голосом девушка. – Я сплю, только когда меня клонит ко сну.

– Ты мое чудо, – сказал полковник. – Ты и спишь лучше всех.

– Вот уж нечем хвастать, – сквозь сон сказала девушка. – Мне просто хорошо спится.

– Вот и поспи, пожалуйста.

– Нет. Рассказывай мне тихо-тихо и положи свою больную руку в мою.

– А ну ее к черту, мою руку! – сказал полковник. – И с каких это пор она такая больная?

– Она больная, – сказала девушка. – Больнее, чем ты даже можешь себе представить. Ну, рассказывай, пожалуйста, о войне, но не будь таким кровожадным.

– Что ж, это не трудно, – сказал полковник. – Не будем уточнять время.

Погода облачная, а место действия – отметка 986 342. Обстановка? Выкуриваем противника огнем артиллерии и минометов. Начальник оперотдела передает приказ начальника штаба – привести себя в боевую готовность и пустить в ход побольше артиллерии. Белые сообщают, что дела идут недурно. Начальник штаба передает, что рота "А" перебрасывается на усиление роты "Б". Рота "Б" остановлена огнем противника и, не выполнив задания, застряла. Начальник штаба недоволен оборотом дела. Но это совершенно секретно. Он приказывает усилить артподготовку, а в резерве артиллерии не осталось…

И на что тебе сдалась эта война, дочка? Не понимаю. А может, и понимаю.

Кому нужна правда о войне? Ну да ладно, вот тебе настоящая война, война по телефону, а потом, если хочешь, я опишу звуки, запахи и распишу, кто, когда и где был убит.

– Я хочу, чтобы ты рассказал только то, что сам хочешь.

– Я расскажу тебе все, как было, – сказал полковник. – А генерал Уолтер Беделл Смит и по сей день этого не знает. Но, может, я и ошибаюсь, как ошибался не раз.

– Хорошо, что нам не нужно встречаться ни с ним, ни с тем салонным шаркуном, – сказала девушка.

– На этом свете они нам не встретятся, – сказал полковник. – А к воротам ада я приставлю караул, чтобы туда таких типов не впускали.

– Ты говоришь, как Данте, – сказала она спросонок.

– Я и есть мистер Данте, – сказал он. – В данный момент.

Так оно теперь и было, и он описал все круги ада. Он был так же пристрастен, как когда-то Данте, но он их все-таки описал.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"