Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Хемингуэй и алкоголь

Норберто Фуэнтес. Хемингуэй на Кубе

По мнению Эрреры Сотолонго, "Хемингуэй не был сильно пьющим человеком". Он любил выпить, но "нам, приехавшим из стран, где пьют, что называется, капитально, не казалось, что он так уж много пьет". Доктор утверждает, что "он совсем не мог писать", если немного перебирал.

Тем не менее главной причиной первого, и последнего, серьезного конфликта между Хемингуэем и его врачом было именно спиртное. Произошло это, когда Хемингуэй влюбился в Адриану Иванчич — юную итальянскую графиню, с которой он познакомился в 1948 году в Италии во время охоты на реке Тальяменто. Хемингуэй пригласил ее приехать на Кубу.

"Он начал пить и не мог писать, — говорит Эррера Сотолонго. — Я ему сказал: "Если ты будешь так пить, ты не сможешь написать даже собственного имени". Это была страшная полоса в его жизни: еще немного — и он бы окончательно спился. В конце концов я не выдержал и сказал ему: "Посмотри, в кого ты превратился! Обыкновенный пьянчужка! Такие люди мне отвратительны. Если ты не прекратишь пить — нашей дружбе конец. Я сделал все, что было в моих силах, но, видимо, безрезультатно. А если так — разойдемся, каждый в свою сторону. Ничего другого не остается".

Последней каплей явился скандал, разразившийся между Мэри и Хемингуэем при докторе. "Я вынужден был вмешаться и даже в какой-то момент пустить в ход силу. Оба схватили винтовки, и кто знает, чем все это могло кончиться. Я уехал с финки только в четыре часа утра, убедившись, что новых вспышек не будет. Винтовки я у них отобрал, положил к себе в машину и отвез домой. В то время разъезжать по городу с оружием было небезопасно — полицейские могли остановить и обыскать машину в любой момент. Когда я, наконец, доехал до дома, я сел и написал Эрнесто в самых резких выражениях. Письмо я отослал на следующий день с моим братом Роберто. Хемингуэй сразу же позвонил мне и очень просил приехать. Я поехал. Когда мы встретились, он сказал мне, что я прав, а он виноват передо мной и донельзя огорчен тем, что я так сильно на него обиделся, но он постарается взять себя в руки и чтобы я постарался ему помочь. Вот так это было: вместо окончательного разрыва — примирение".

Письмо затерялось. Когда после смерти Хемингуэя разбирали его архив, нашли все письма к нему от Эрреры Сотолонго. Кроме этого — "последнего". Приехав на Кубу в июне 1961 года, спустя всего несколько недель после похорон мужа, Мэри Уэлш отдала Эррере Сотолонго его вещи, остававшиеся на финке, и вручила ему папку с письмами, полученными от него Хемингуэем, которые, по всей видимости, сам писатель и подшил в эту папку. Мэри Уэлш сказала при этом, что будет лучше, если он сохранит эти письма у себя.

"Хемингуэй на Кубе" - Норберто Фуэнтес


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"