Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Норберто Фуэнтес - Хемингуэй на Кубе. Учебный лагерь на Кайо Параисо

Норберто Фуэнтес. Хемингуэй на Кубе

"На кайо Параисо мы устроили учебный лагерь, — рассказывает Грегорио Фуэнтес. — Мы упражнялись в стрельбе по металлическим бочонкам из-под бензина, на которых были намалеваны человеческие фигуры. Эти фигуры мы называли "Гитлером". Также мы практиковались в абордаже и в метании гранат. На этом островке мы не знали никаких забот и всегда возвращались именно туда. Однажды мы получили по радио важное сообщение, где говорилось, как это было принято в военных делах, что нужно отправиться туда-то и забрать другое сообщение, потому что по радио ничего прямо сказать нельзя. Согласно этому приказу, нам следовало покинуть Параисо, где мы из автоматов расстреливали акул и где радист Джон Саксон, присланный к нам американским посольством, научил нас обращаться с взрывчаткой".

Чувствовалось, что речь шла о чем-то важном. Хемингуэй послал в Баию-Онду Уинстона Геста и Грегорио. Последний вспоминает, что в Баии-Онде он спал в какой-то захудалой деревянной гостинице, сегодня уже не существующей, не выпуская пистолета из рук. Там связной-американец вручил им пакет с приказом о дальнейших действиях. "В тот день Папа сказал нам, чтобы мы отправлялись за этой запечатанной бумагой в Баию-Онду. Погода была отвратительная. "Слушай, я думаю, мы не дойдем". "Должны дойти, живые или мертвые", — сказал Папа. "Держись", — повторял я Уинстону в такт мотавшим нас из стороны в сторону волнам. В Баию-Онду мы пришли часов в восемь или девять вечера, перекусили, поспали и вернулись на катер. Потом мы взяли курс на Камагуэй и оставались в тех водах три или четыре месяца".

Приказ предписывал Хемингуэю действовать в районе кубинского побережья, ранее ему незнакомом: мелкие островки к северу от Камагуэя. До сих пор "Пилар" ходила только от кайо Мегано-де-Касигуа до Варадеро и Ки-Уэста. Все, что Хемингуэй увидел и пережил в Камагуэе, прошло сквозь призму его воображения, дополнилось придуманными событиями и легло в основу его романа "Острова в океане".

Однако не все происшедшее в водах этих маленьких островков получило художественное воплощение. Некоторые события остались лишь в памяти Хемингуэя и членов его команды.

Приключение сдружило участвовавших в нем людей. Они вместе загорали на солнце, охотились на игуан, гонялись на кайо Романо за одичавшими лошадьми. Хемингуэй наслаждался одним из своих любимых блюд: он поглощал невероятное количество сырых креветок, политых лимонным соком. Здешние рыбаки продавали ему их ведрами и очень дешево.

Теперь легко понять, как Хемингуэй сумел вовлечь в это предприятие восемь человек. Оказалось, что настоящего дела было совсем мало, зато было много возможностей весело провести время. Ревностно относившийся к своим обязанностям Хемингуэй позаботился о том, чтобы подобрать в свою группу людей, подходящих для задуманных операций. Поэтому свой выбор он остановил на дюжих парнях, игравших в хайалай — баскскую игру в мяч. Хемингуэй страстно полюбил этот один из самых суровых видов спорта еще в пору своей первой поездки в Испанию и теперь на Кубе по-прежнему отдавал ему предпочтение. Имея в своем распоряжении игроков в хайалай, Хемингуэй мог быть спокоен за точность метания гранат, которыми он предполагал забросать люк первой же всплывшей подводной лодки.

Характер операции, напоминавшей партизанский рейд, как нельзя лучше соответствовал личности Хемингуэя. Он не видел надобности в насаждении железной армейской дисциплины. Партизанить значило проявлять мятежный дух, даже допускать излишнюю снисходительность, носить любую одежду, выбирать себе оружие по вкусу, отказываться от условностей во имя выявления способностей и возможностей человека. За этой предрасположенностью к подобного вида действиям легко угадывалась ненависть Хемингуэя к армии, выплеснувшаяся на страницы "Прощай, оружие!", и его восторженное отношение к партизанам (Пабло в романе "По ком звонит колокол"). Позже он так же дерзко и своевольно будет вести себя на западном фронте второй мировой войны, не сообразуя свои передвижения с движением армейских частей, действуя совместно с приглянувшимися ему людьми — в данном случае с французскими партизанами — и выбирая оружие по своему усмотрению.

"Хемингуэй на Кубе" - Норберто Фуэнтес


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"