Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Норберто Фуэнтес - Хемингуэй на Кубе. Возвращение на Параисо

Норберто Фуэнтес. Хемингуэй на Кубе

Через много лет после смерти Хемингуэя, в 1975 году, Грегорио Фуэнтес на своей лодке "Хилл-Ноу" предпринял сентиментальное путешествие на кайо Параисо. Вместе с ним в путь отправились Сантьяго Эль Сольтеро, фотограф Энрике де ла Ус и автор этой книги. Грегорио вел лодку буквально черепашьим шагом, на самой маленькой скорости, так как знал, что коралловые рифы, покрывающие дно в этом месте, способны пропороть обшивку даже трансатлантического лайнера. К этому времени островок — единственное укрытие от непогоды на несколько миль вокруг — был уже далеко не тот райский уголок, каким его знал Хемингуэй. Все здесь пришло в запустение, домики для отдыха невозможно отличить от рыбацких хижин — от тех и от других остались одни остовы. Море поглотило длинную косу белого песка, о которой во время перехода так много рассказывал Грегорио. Островок постепенно опускается в океан, заставляющий своим могучим напором отступать берег с растущими на нем пальмами все дальше вглубь острова. Однако сосны, посаженные Хемингуэем, оказались более стойкими и даже дали потомство, разбросав семена по всей небольшой территории кайо Параисо. Сегодня земля этого затерявшегося в Гольфстриме клочка суши, должно быть, не очень отличается от той земли, что служила ложем Роберту Джордану в первой и в последней сценах романа "По ком звонит колокол".

В первый раз Хемингуэй оказался на острове где-то в 1935 году, а сосны он посадил во время второй мировой войны, когда решил взять на борт "Пилар" оружие и пуститься в погоню за немецкими подводными лодками. Ну а чтобы быстро находить остров в океане, Хемингуэю потребовался ориентир, какой-нибудь приметный знак.

"Вы не поверите, но я волнуюсь, — признался своим спутникам Грегорио Фуэнтес после того, как "Хилл-Ноу" бросила якорь в заливе кайо Параисо. — Хорошо помню, как радовался Папа при виде этого пляжа".

Над зарослями дикого винограда, антильскими сливами, пальмами и мангровыми кустами, тяжело взмахивая крыльями, пролетел пеликан.

Три заброшенные лачуги, сохранившиеся на кайо, иногда летом служат убежищем заходящим сюда рыбакам. В одной из них стоит деревянный ящик, в котором по-прежнему можно хранить, как в холодильнике, свежую рыбу.

Грегорио рассказывает об Африке, о стариках, вооруженных допотопными винтовками и серебряными кинжалами. Вспоминает своего отца, говоря о нем "папа". Выдумывает новую географию, упоминает легендарный Дакар и выслеживает львов на африканском побережье. Он одет все в ту же оливково-зеленую военную куртку с нашивками US NAVY, подаренную ему Хемингуэем перед началом их совместной противолодочной эпопеи. Смакует дешевый ром и замечает между прочим, что береговой ветер обычно крепнет ближе к ночи. "Если увидишь падающую звезду, знай, что ветер будет оттуда". Это была последняя ночь шкипера "Пилар" на кайо Параисо или, точнее, на том, что от него осталось. На следующее утро Грегорио покинул остров и, уходя, ни разу не обернулся назад.

"Хемингуэй на Кубе" - Норберто Фуэнтес


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2017 "Хемингуэй Эрнест Миллер"