Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Хемингуэевские годы на Кубе

Хемингуэй на Кубе

 Хемингуэй на Кубе

В начале прошлого века Куба стала популярнейшим курортом. Сюда ехали в основном богатые американцы. По числу увеселительных заведений Гавана, думаю, держала первое место в мире. Плюс роскошные пляжи и замечательная рыбалка.

Эрнест Хемингуэй впервые попал на Кубу в 1932 году (если не считать приезда в 1928, когда Хемингуэй высаживался на Кубе на несколько часов, следуя транзитом в Ки-Уэст) и с тех пор стал приезжать сюда регулярно. В Гаване с его именем связано множество мест.

Пятиэтажное здание кирпичного цвета на углу улиц Обиспо и Меркадерос — одна из многочисленных гаванских достопримечательностей. Это знаменитый отель «Амбос-Мундос». В нем с 1932 по 1939 г. останавливался Эрнест Миллер Хемингуэй.


 Хемингуэй на Кубе

Писатель говорил, что отель «Амбос-Мундос» — отличное место для работы. В отеле 52 комнаты. Одиночный номер стоит 65 долл. Но сейчас гостиница закрыта на реконструкцию. Работает только кафе на первом этаже.

Я попросил бармена налить мне соку. Выбор в знаменитом кафе знаменитого отеля оказался невелик — только сок манго. Для тропического острова, где апельсины с ананасами растут чуть ли не в каждом дворе, это, согласитесь,странно. Самое интересное, что и кофе здесь дефицит. В кафе Амбос Мундос нет кофе.

Да, во времена Хемингуэя, фотографиями которого увешаны стены кафе, о дефиците здесь никто и слыхом не слыхивал.


 Хемингуэй на Кубе

Пока я потягивал сок, перед отелем появился очередной артист. За пару минут со своими четвероногими питомцами он разыграл целое представление. Звезда труппы, такса, и время по часам умеет определять, и пистолетом президенту Бушу погрозить, и настоящие деньги от фальшивых отличить с легкостью. Пришлось пожертвовать на прокорм умной псине пару долларов. Дрессировщик явно не ожидал такой щедрости. Придя в прекрасное настроение, он сел на велосипед и покатил куда-то вверх по улице Обиспо.

Если идти по ней не сворачивая, выйдешь к ресторану «Флоридита», еще одному месту, связанному с Папашей, так звали Хемингуэя друзья. Во «Флоридиту» кубинцы не ходят. Слишком это дорогое заведение. Посещают его в основном иностранцы.


 Хемингуэй на Кубе

Хэмингуэй всегда заказывал здесь дайкири. Неудивительно, что этот напиток пользуется в ресторане бешеной популярностью. Выпить бокал стоимостью аж 6 долларов рядом с бронзовой фигурой писателя — дело святое. Два-три фужера любого приведут в прекрасное расположение духа.

Из «Флоридиты» писатель отправлялся, смотря по настроению, либо в отель работать, либо в другой бар Старой Гаваны «Бодегита-дель-Медео». Как все места, связанные с именем Хемингуэя, он всегда полон туристов.

Здесь все пьют «мохито» — еще один коктейль, любимый Хемингуэем. Это смесь рома, сока лайма, тростникового сахара и «хербы буэны» — травки, похожей на мяту.

Считается, что в «Бодегита-дель-Медео» делают лучший в мире мохито. Я не пожалел 4 долларов и взял стаканчик. В общем-то, ничего особенного: ром со сладкой водой да мята.


 Хемингуэй на Кубе

Стены знаменитого бара сплошь увешаны картинами, плакатами, автографами. Здесь бывали многие знаменитые современники Хемингуэя: в частности Эрл Флин, Гарри Купер. Вот в рамке под стеклом факсимиле главного чилийского коммуниста Сальвадора Альенде.

А вот автограф самого Хемингуэя: «Май мохито ин Бодегита, май дайкири ин Флоридита. Эрнест Хемингуэй». Почти стихи. Понятно и без перевода.

На досуге Хемингуэй любил рыбачить. Это занятие он явно предпочитал сидению в барах. Ромом его не пои — дай поохотиться на марлина — это такая разновидность рыбы-меч.

У берегов Гаваны Хемингуэй вытащил около 50 здоровенных марлинов. А возле замка Морро, где мы с вами сейчас находимся, он поймал рыбину весом более 300 кг. Полтора часа он боролся с ней. Она утащила его на 8 миль от берега. Об этом приключении он написал в журнал «Эсквайр».


 Хемингуэй на Кубе

Эта же история легла в основу знаменитого рассказа «Старик и море». Прототип главного героя Григорио Фуэнтес Бетанкур жил недалеко от Гаваны, в городке Кохимар. Дом номер 209, который ему принадлежал, знают здесь все.

Григорио Фуэнтес дожил до 104 лет. У него было шестеро детей. Дом так и остался собственностью семьи. К сожалению ни с кем из его обитателей мне поговорить не удалось – в Кохимар я попал в разгар рабочего дня и двери оказались заперты.

Григорио многие годы присматривал за яхтой Хемингуэя, которая швартовалась у пристани, в уютной бухте Кохимара. Сейчас пристань полуразрушена, а вот существенно более раннее сооружение, сторожевая, испанская крепость стоит себе, будто ее только вчера построили. Рядом с ней — бюст писателя, установленный на деньги кохимарцев.

За металлом для памятника рыбаки ныряли на дно гавани. Медь и бронзу снимали с лодок, катеров и баркасов. Собрали 200 кг. Бюст отлил кубинский скульптор Фернандо Буада.

В Кохимаре остался только один человек, который помнит Хемингуэя. Это сеньор Гуардо Корнеро Пинья:

— Я познакомился в Хемингуэем в 1948 г. Было это так. Я попал в шторм, и меня стало относить от берега. Мы-то тогда все под парусом ходили или на веслах. А он на своей моторке как раз домой возвращался. Ну взял меня на буксир и притащил в гавань. Мы здорово продрогли и, когда сошли на берег, прямиком отправились в кафе — согреться-то надо было.


 Хемингуэй на Кубе

У Гуардо сохранились кое-какие фотографии, публикации той поры. На коллективном фото в книжке о Хемингуэе есть и Гуардо. Большей части запечатленных на ней кохиморцев уже нет в живых, кто-то доживает свой век в США.

Я попрощался с Гуардо:

— Большое спасибо. Очень рад был с вами познакомиться. Можно с вами сфотографироваться?

Рыбаки любили Хемингуэя — он был с ними прост и естествен, никогда не отказывал в помощи. Они часто вместе выпивали в кафе. Григорио Фуэнтес, конечно же, был неизменным участником таких сборищ.


Говорят, что старика бесплатно кормили в лучшем кафе Кохимара, которое называется «Террас». Бесплатно же наливали коктейль Папа Хемингуэй: белый ром, смесь грейпфрутового и лимонного соков. Сюда еще добавляют кокосовую стружку, но сейчас ее в кафе нет.

 Хемингуэй на Кубе

Вилла Хемингуэя Финка Вихия стоит на окраине Кохимары. «Это место, куда приятно возвращаться отовсюду, где бы ты ни находился», — говорил писатель о своем кубинском доме.

Присмотрела дом жена Хемингуэя, журналистка Марта Гельхорн. Они несколько лет снимали его, а затем и купили.

Сейчас в Финка Вехии музей: туристы обходят усадьбу, заглядывая в окна и двери помещений. А когда-то сюда приезжали друзья писателя. Здесь бывали звезды тех лет: Гарри Купер, Марлен Дитрих, Ингрид Бергман.


 Хемингуэй на Кубе

Внутрь посетителей не пускают – под тем предлогом, что в музее много личных вещей писателя и посетители могут растащить их на сувениры.

Чучела животных в гостиной — это трофеи самого хозяина, которые он привозил сюда из путешествий, — Хемингуэй был страстным охотником.

В гостиной большая библиотека. 9000 книг. Хемингуэй отдавал предпочтение русской классике, обожал Толстого. «Сначала русские, потом все остальное», — писал он в одной из своих работ.


 Хемингуэй на Кубе

Рядом с домом высится трехэтажная белая башенка. При Хемингуэе первый этаж в ней был отдан кошкам — писатель их очень любил. На втором — находился его рабочий кабинет, а на третьем обитали гости. Он редко пустовал. Главные экспонаты здесь — удочка писателя и кубок. Его Хемингуэй вручил Фиделю Кастро за победу в соревновании по рыбной ловле.

Чуть поодаль бассейн, которым уже давно никто не пользуется.

Вот еще одна достопримечательность Финки Вихии: чтобы остудить воду, Хемингуэй часто вываливал сюда фургон льда, а потом играл с друзьями в водное поло. Знаменитая голливудская актриса Ава Гарднер плавала здесь.

Рядом с бассейном — 4 небольших постамента. под ними покоятся любимые охотничьи собаки писателя: Линда, Негрита, Блэк и Нерон.


 Хемингуэй на Кубе

И, наконец, главная достопримечательность усадьбы — купленная писателем на судоверфи Бруклина яхта «Пилар». Хемингуэй завещал ее старику Фуэнтосу. Он и передал ее в музей. На этой яхте писатель не только рыбачил, но и воевал.

В годы Второй мировой войны ВМС США нашпиговали яхту всевозможным вооружением. На катере служили 9 человек. Они получали от морской разведки координаты немецких субмарин, несущих дежурство в Карибском море. Мчались туда и сбрасывали за борт глубинные бомбы. Два года писатель воевал таким образом. Несколько железных марлинов даже удалось потопить.

Ранения, полученные Хемингуэем на фронте, переделки, в которые он попадал во время своих многочисленных путешествий, не могли не сказаться на его здоровье.


 Хемингуэй на Кубе

Вот, что пишут о его страданиях в туристическом буклете: только от Первой мировой войны писатель получил 200 осколков и коленную чашечку из железа. Он пережил три автокатастрофы, два авиакрушения, повредил позвоночник, печень, почки. Вобщем, был сплошь в синяках от ударов судьбы.

В конце пятидесятых Хемингуэя стали мучить сильные головные боли, постоянный шум в ушах, ночные кошмары. Речь его была затруднена. Буквы на бумаге он различал первые 10 минут, а дальше они начинали расплываться. Как-то его попросили подписать книжку, и он не смог этого сделать. Писатель жаловался на депрессию, на то, что смертельно устал и не может больше работать.


 Хемингуэй на Кубе

В июле 1961 г. Эрнест Миллер Хемингуэй зарядил ружье двумя патронами и нажал на оба спусковых крючка. Он не оставил никакой посмертной записки. Счеты с жизнью Хемингуэй свел в своем американском доме в штате Айдахо.

Лучшие произведения, среди которых роман «По ком звонит колокол» и рассказ «Старик и море», писатель создал на Кубе. Здесь же он получил известие о присвоении ему Нобелевской премии. Как-то у Хемингуэя спросили: «Что для него Куба?» он ответил, что 20 лет прожил на острове и считает себя кубинцем.




 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"