Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Михаил Задорнов - В доме Хемингуэя на Кубе

Хемингуэй на Кубе

Кубинцы заметили, что русские туристы не умеют отдыхать, то есть ничего не делать. Они всё равно будут куда-то торопиться, звонить по телефону…

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Никто так, как русские, не стремится побывать в домике Хемингуэя. Причём в отличие от многих европейских туристов, а также и канадских, именно русские знают, что Хемингуэй был писателем, а не рыбаком. И знаменит своими романами, а не тем, что между рыбалками разводил кошек в своём особняке.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Кубинцы берегут домик Хемингуэя и так заботятся о нём, что даже не пускают туристов внутрь. Разрешают фотографировать только через открытые окна.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Судя по всему великий Хэм любил роскошь. Но уютную. Не имея понятия о фэн-шуе, он так располагал мебель, что в каждом уголке дома хочется «приземлиться», взять с полки книжку и почитать, порой бросая взгляд в окошко.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Гиды часто, подводя к окошку, через которое можно сфотографировать святая святых – туалет великого писателя, задают вопрос: «Как вы думаете, почему унитаз находится именно в этом углу: между книжной полкой и окошком?» Большинство русских, конечно же, отвечает: «Потому что Хемингуэй в туалете читал!» Интересно, что подобный ответ созревает только в головах у бывших советских людей. Причём у старшего поколения. Я понимаю, почему: в советское время туалеты в малогабаритных и коммунальных квартирах были единственным местом уединения, где можно было спокойно почитать. А поскольку вместо туалетной бумаги использовались рваные газеты, заодно узнать, что делается в мире.

Впрочем, правильно на вопрос гидов не отвечает никто. Да, Хемингуэй был писателем с мировым именем, профессиональным рыбаком и действительно любил кошек, но он был ещё и величайшим романтиком. С этого места через окошко он видел… море!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Автомобиль Хэма! Несмотря на старость лимузин до сих пор выглядит вполне достойно, словно гордится тем, что возил гения!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Помнит писателя и «сочинённый» им бассейн. В округе у местных жителей появилась такая примета: если перелезешь через забор в сад Хемингуэя и искупаешься в его бассейне, станешь счастливым: таким же одарённым и знаменитым.

Хэм знал об этой примете, поэтому, когда уезжал с Кубы, воду из бассейна нарочно выпускал. Таким образом оберегал себя от непрошенных нечистоплотных гостей. Рассказывают, будто кто-то из желавших, после излишней дозы виски, осчастливить себя купанием в бассейне гения перелез через забор и, не заметив, что в бассейне нет воды, прыгнул в него. В результате, увы, счастья в его судьбе не прибавилось. Хотя знаменитым ненадолго стал. Зато, лёжа в больнице, понял: «Чтобы быть счастливым, недостаточно стать знаменитым».

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

В Гаване у Хемингуэя было три-четыре любимых кафе. В наше время любимых ресторанов и кафе, куда каждый вечер заходил Хемингуэй, не меньше ста пятидесяти! Да-да, именно так и говорят в каждом их них: здесь ежевечерне выпивал виски с содовой великий американский писатель. Какой же нелёгкой была жизнь у Эрнеста, если он за вечер обходил сто пятьдесят кафеюшек?!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя
 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя
 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Хемингуэй построил трёхэтажную башню и на верхнем этаже расположил свой писательский кабинет, чтобы, когда он писал, а писал он, стоя за высоким столом, похожим на сценическую трибуну, было видно… море!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Он жить не мог без ощущения, что море где-то рядом. Его единственной любовью, которой он не изменял всю жизнь, всегда оставалось море! Особенная тяга к морю проявилась с возрастом. Может, поэтому самое знаменитое произведение Хемингуэя во всём мире — «Старик и море». Иллюстрации к этому рассказу изображены даже на носках, зонтиках и майках в подарочном киоске музея Хемингуэя.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Кубинцы так любили Хемингуэя, что кубинские рыбаки собрали крючки и рыболовные снасти со всей рыбацкой округи и переплавили в памятник, который сами установили на его могиле.

И, особенно, берегут дерево в саду – оно корнями вросло в землю, как великий Хэм в мировую литературу – накрепко и навсегда!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

У местных собачек такие глаза, словно они помнят своего хозяина и печалятся, что его все меньше и меньше нынче читают.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Хемингуэй и Кастро встречались нечасто. Видимо, недопонимали друг друга, хотя не мне об этом судить.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Жалко, что сегодня молодое поколение практически его не знает. А мы в советское время зачитывались. Известен случай, когда американский писатель Стейнбек приехал в Россию и однажды немножко «перебрал» в ресторане Союза писателей. В гостиницу «София», где он жил, возвращался пешком. Была зима. Стейнбек присел на скамейку в скверике неподалёку от сегодняшнего музея Булгакова, залюбовался летящим в свете фонарей снегом и задремал. Очнулся от того, что его будил за плечо советский милиционер. Стейнбек знал по-русски только одну фразу, которой, на всякий случай, если заблудится, научили его советские писатели: «Я американский писатель». Стейнбек выдал её милиционеру с достовернейшим американским акцентом. Милиционер тут же взял под козырёк и счастливо отрапортовал: «Здравия желаю, товарищ Хемингуэй!» Помог «гению» подняться со скамейки и проводил до гостиницы. Вернувшись в Америку, Стейнбек написал в газете статью под названием «Как я в России был Хемингуэем». Вот какая была советская милиция — не чета сегодняшней полиции.

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя

Американцев на Кубе нет. Их не пускают. Если они и появляются, то под видом канадцев. Американоподобных канадцев много. С двумя мне пришлось ждать лифта в гостинице. Лифтов три. На дверях одного из них написано «Только для обслуживающего персонала», а два других не работают. Подъехал тот, который для персонала. Я зашёл в него и жду, когда зайдут канадцы. Они побледнели и стали на меня кричать, что это лифт для персонала и поэтому они не могут на нём ехать. Им надо было на седьмой этаж. Мне на шестой. Я уехал. Через полчаса я спустился вниз на том же служебном лифте. Канадцы всё ещё стояли и ждали… правильного! – лифта. Ну…тупые!

 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя
 Задорнов на Кубе. Дом Хемингуэя
Михаил Задорнов (mzadornov.livejournal.com)


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"