Э. Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Эрнест Хемингуэй. Французская политика (читать онлайн)

«Торонто Дейли Стар», 18 апреля 1923

French Royalist Party - Французская политика

Эрнест Хемингуэй

ПАРИЖ. Раймон Пуанкаре неузнаваем. Еще несколько месяцев тому назад маленький лотарингский адвокат с белой бородкой, в лакированных туфлях и неизменных серых перчатках подавлял палату депутатов французского парламента своим методическим бухгалтерским умом и вспыльчивым нравом. Теперь он сидит смиренно и одиноко, а дородный белолицый Леон Доде грозит ему пальцем, приговаривая: «Франция сделает то, Франция сделает это».

Леон Доде, сын писателя Альфонса Доде, глава роялистской партии. Кроме того, он редактор «Аксьон франсез», роялистской газеты и автор непристойного романа «L'Entremetteuse», или «Сводня», содержание которого нельзя даже вкратце пересказать ни в одной газете, выходящей на английском языке.

В настоящее время роялисты, наверное, самая монолитная партия во Франции. Это вызывает удивление у тех, кто привык считать Францию республикой. Штаб-квартира роялистов находится в Ниме, на юге Франции, и Прованс почти целиком перешел на их сторону. Роялисты пользуются поддержкой католической церкви. Нетрудно понять, что римская церковь процветает пышнее под сенью европейской монархии, чем под сенью Французской республики.

Филип, герцог Орлеанский, кандидат роялистов в короли, живет в Англии. Он высокий, красивый мужчина и большой любитель псовой охоты. Ему законом запрещен въезд во Францию.

Есть еще роялистские фашисты - camelots du Roi1. Они носят черные свинцовые трости с оранжевым .набалдашником, и как только стемнеет, их можно видеть на улицах Монмартра, важно вышагивающих впереди и позади мальчишки, несущего газету «Аксьон Франсез» в радикальный район старого Бюта. Мальчишек, которые появляются с «Аксьон Франсез» в радикальных районах без надежного прикрытия камелотов, сильно избивают коммунисты и социалисты.

В прошлом году роялистская партия получила таинственным образом стимулирующий толчок. Это произошло так быстро и так неожиданно, что теперь все серьезнее говорят о ней как об одной из самых сильных партий. И действительно, на Доде готовится покушение со стороны крайних радикалов, а на политических деятелей не покушаются, если их не считают опасными. Около месяца тому назад было совершено покушение на Доде, но девушка-анархистка, стрелявшая в него, попала по ошибке в его соратника Мориса Плато.

Генерал Манжэн, прославленный полководец ударных частей, по прозвищу «Мясник» - роялист. Он, единственный из видных французских генералов, не был произведен в маршалы. Его всегда можно видеть в палате Депутатов, когда выступает Доде. Только тогда он там появляется.

Роялистская партия не хочет никаких репараций от Германии. Ничего не могло бы быть для нее страшней, как если бы Германия завтра же оказалась в состоянии выплатить все сполна. Ибо это означало бы, что Германия становится сильной. Роялисты хотят слабой Германии и, если возможно, раздробленной, хотят возврата былой военной славы и былых завоеваний Франции, возврата католической церкви и короля. Но будучи патриотами, как и все французы, они прежде всего хотят обеспечить безопасность Франции за счет постоянного ослабления (Германии. Их план заключается в увеличении репараций до таких размеров, чтобы сделать выплату невозможной, потом оккупировать территорию Германии и оставаться там до тех пор, «пока репарации не будут выплачены».

Темная история - каким образом им удалось завладеть Пуанкаре настолько, что он отказался даже обсуждать предложение немецких промышленников, согласившихся выплачивать репарации, если они будут понижены до разумной цифры. У немецких промышленников есть деньги: они наживались с самого заключения перемирия, увеличивали свои барыши благодаря инфляции марки, так как торговали на доллары и фунты, а рабочим (платили ничего не стоящими марками, помещая при этом большую часть своих долларов и фунтов в банки.

Но все равно у них не нашлось бы столько денег, чтобы выплатить назначенные им репарации, у пяти европейских держав не нашлось бы столько, и потому они хотели бы окончательно договориться с Францией.

Но вернемся к Раймону Пуанкаре - маленькому человечку с белыми усами и крошечными ножками и ручками. Итак, теперь он сидит в кресле в палате депутатов, а дородный белолицый Леон Доде, автор непристойного романа, глава роялистов и человек, на которого готовится покушение, грозит ему пальцем, приговаривая: «Франция сделает то, Франция сделает это».

Чтобы понять, что происходит во Франции, мы должны помнить, что французская политика -единственная в своем роде. Эта политика имеет домашний интимный характер, это - политика скандалов. Вспомните дуэли Клемансо, убийство Кальмета, фигуру последнего президента Французской республики, стоявшего в фонтане в Булонском лесу и умолявшего: «Не дайте им взять меня, не дайте им взять меня».

Несколько дней назад господин Андре Бертон поднялся в палате депутатов и сказал: «Пуанкаре, вы идете на поводу у Леона Доде. Я требую объяснения, с помощью какого шантажа он держит вас. Не могу понять, почему правительство Пуанкаре должно терпеть диктаторство Леона Доде, роялиста». «Tout dun piece (вне себя)», - как писала газета «Матэн», - Пуанкаре вскочил с места: «Вы гнусный gredin,2 мосье».

Во Франции вы не можете сильнее оскорбить человека, чем назвать его «gredin», хотя по-английски в этом слове нет ничего особенно оскорбительного. Палата затряслась от крика и свиста. Все это походило на общую потасовку на табачной фабрике в тот момент, когда Джеральдин Фэррар явилась нам впервые в роли Кармен. В конце концов все успокоились главным образом потому, что Пуанкаре, трясущийся и побелевший от гнева, сказал: «Этот человек осмелился с высокой трибуны заявить, что существует гнусное досье против меня, в чем я боюсь признаться публично. Я отрицаю это».

Бертон ответил весьма учтиво: «Я ни слова не сказал о досье». Буквально досье - значит пачка бумаги. Это специальное название французской системы хранения документов в скоросшивателе на случай.

Иметь досье - значит иметь все подтверждающие вашу виновность официальные бумаги, которые могут быть использованы против вас человеком, обладающим ими.

В конце концов Бертона попросили извиниться. «Прошу извинить меня за несдержанность, которую я позволил себе». Он проделал все весьма учтиво. Это прозвучало так: «Я только хотел сказать, господин президент, что господин Леон Доде оказывает своего рода давление на вашу политику».

Извинение было принято. Пуанкаре, выведенный из глубокой депрессии для того, чтобы отрицать существование бумаг, которые не были даже упомянуты, вернулся в .прежнее состояние одиночества- Во Франции вы не можете .предъявить обвинение человеку, если у вас нет в руках досье, а тот, кто обладает досье, знает, как надо им пользоваться.

В июле прошлого года в беседе с английскими и американскими журналистами, обсуждая положение в Руре, Пуанкаре сказал: «Оккупация была бы бесполезной и абсурдной. Совершенно очевидно, что Германия может платить в настоящее время товарами и рабочей силой». Тогда он был жизнерадостным Пуанкаре.

Между тем французское правительство истратило на оккупацию 160 миллионов франков, а рурский уголь обходится Франции в 200 долларов тонна.

Эрнест Хемингуэй. Французская политика. 1923 г.


Примечания

1 Королевские молодчики (франц.)

2 Негодяй (франц.)



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"