Э. Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Эрнест Хемингуэй. Много военных наград на продажу, но никто не желает их покупать (читать онлайн)

«Торонто Стар Уикли», 8 декабря 1923

War Medals for Sale - Много военных наград на продажу, но никто не желает их покупать

Эрнест Хемингуэй

Какова рыночная цена воинской доблести? В магазине монет и медалей на Аделейд-стрит продавец сказал: - Нет, мы их не покупаем. Нет спроса.

- А много приходят продавать их? - спросил я.

- О, да. Приходят каждый день. Но мы не покупаем орденов и медалей этой войны.

- А что приносят?

- В основном орден «За победу», «Звезду 1914 года», много «Военных медалей», реже «За боевую доблесть» или «Военный крест». Мы советуем им пойти в ломбард, где они смогут получить свои награды назад, когда у них появятся деньги.

Репортер отправился дальше на запад по улице Королевы мимо сверкающих поддельными кольцами витрин, лавочек старьевщиков, мимо дешевых парикмахерских, магазинов, торгующих поношенной одеждой, уличных торговцев в поисках аукциона, где устанавливается рыночная цена воинской доблести.

В ломбарде повторилась та же история.

- Нет, мы их не принимаем, - сказал молодой человек с блестящими волосами, стоявший за прилавком, на котором лежали невыкупленные заклады. - Они совсем не идут. О, да, приносят все, что угодно. Да, и «Военные кресты». А на днях приходил человек с орденом «За отличную службу». Я отсылаю их в магазины подержанных вещей на Йорк-стрит. Там покупают все.

- Что вы мне дадите за «Военный крест»? - спросил репортер.

- Очень сожалею, Мак. Мы не торгуем ими. И репортер опять оказался на улице Королевы и вошел в первый попавшийся магазин подержанных веще». На витрине была вывеска: «Покупаем и продаем все».

Дверь открылась с резким дребезжанием звонка. Из глубины магазина вышла женщина. На прилавке в кучу были свалены треснувшие дверные звонки, будильники, ржавые плотничьи инструменты, старые железные ключи, биллиардные кии, игральные кости, разбитая гитара и тому подобный хлам.

- Что вам угодно? - спросила женщина.

- Вы продаете медали?

- Мы не держим подобного рода вещей. Что вы хотите? Продать мне что-нибудь?

- Да, - сказал репортер. - Что вы мне дадите за «Военный крест»?

- А что это? - подозрительно спросила женщина, пряча руки под передник.

- Это - орден, - сказал репортер, - серебряный крест.

- Из настоящего серебра? - спросила женщина.

- Думаю, что да, - сказал репортер.

- Точно не знаете? - спросила женщина. - У вас его с собой нет?

- Нет, - сказал репортер.

- Ну, что ж, принесите его. Если настоящее серебро, я, возможно, предложу вам хорошую цену, - улыбнулась женщина. - Постойте, а это не одна из тех военных наград?

- Что-то вроде, - сказал репортер.

- Тогда не беспокойтесь напрасно. Эта вещь не годится для продажи.

Репортер зашел еще в пять магазинов, торгующих подержанными вещами. Но нигде не торговали орденами. Нет спроса.

Вывеска на одном магазине гласила: «Мы покупаем и продаем все, имеющее ценность. Хорошо платим».

- Что хотите продать? - ухватился бородатый человек за прилавком.

- Не купите ли вы военные ордена? - неуверенно спросил репортер.

- Послушайте. Может быть, эти ордена имели цену на войне. Я не говорю, что не имели, понимаете? Но бизнес есть бизнес. Почему я должен покупать то, чего не могу продать?

Торговец был очень любезен и предупредителен.

- Что вы дадите мне за часы? - спросил репортер. Торговец тщательно изучил их, открыл крышку и посмотрел ход. Повертел в руках и послушал.

- Очень приятно тикают, - заметил репортер.

- Сейчас цена таким часам, - сказал обросший бородой торговец беспристрастно и положил часы на прилавок, - цена таким часам центов шестьдесят.

Репортер продолжил свой путь по Йорк-стрит. В настоящее время каждая вторая дверь на этой улице - магазин подержанных вещей. Репортеру оценили пальто, он получил еще одно предложение на часы в семьдесят центов, и прекрасное предложение в сорок центов на портсигар. Но никто не покупал и не продавал орденов.

- Каждый день приходят продавать эти ордена. Вы первый за много лет, кто желает купить их, - сказал старьевщик.

В конце концов в грязной лавчонке репортер нашел несколько орденов. Продавщица достала их из ящика кассы.

Это были «Звезда 1914 - 1915 года», медаль «За службу», медаль «За победу». Все три новенькие и блестящие лежали в коробочках, в которых их рассылали. На каждой были написаны одна и та же фамилия и номер. Они принадлежали пулеметчику канадской артиллерии.

Репортер внимательно рассмотрел их.

- Сколько? - спросил он.

- Они продаются все вместе, - сказала женщина оборонительно.

- Сколько вы хотите за них?

- Три доллара.

Репортер продолжал разглядывать медали. Они свидетельствовали о воинской доблести канадца и чести, оказанной ему королем. Имя владельца было на ободке каждой медали.

- Пусть вас не смущает это имя на медалях, - уговаривала женщина, - вы легко можете счистить его. Эти медали очень вам подойдут.

- Я не уверен, что именно такие я искал, - сказал репортер.

- Вы не ошибетесь, если купите эти, мистер, - уговаривала женщина. - Лучших медалей и желать нечего.

- Но, к сожалению, мне не такие нужны, - возразил репортер.

- Хорошо, предложите сами цену.

- Нет.

- Предложите сами. Предложите любую цену, какую вы считаете справедливой.

- Не сегодня.

- Предложите любую цену. Это хорошие медали, мистер. Взгляните на них. Дадите мне доллар за все?

На улице репортер взглянул на витрину. Вы, очевидно, можете продать разбитый будильник. Но вы не можете продать «Военный крест».

Вы смогли бы сбыть подержанную губную гармошку. Но нет спроса на медаль «За боевую доблесть».

Вы могли бы продать даже ваши старые портянки. Но не нашли бы покупателя на «Звезду 1914 года».

Итак, какова рыночная цена воинской доблести, вопрос остается открытым.

Эрнест Хемингуэй. Много военных наград на продажу, но никто не желает их покупать. 1923 г.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"