Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Соревнования по рыбной ловле на приз Хемигуэя

Соревнования по рыбной ловле на приз Хемигуэя

Следует заметить, что в составлении правил соревнований по рыбной ловле принял участие и Хемингуэй, причем условия получились очень строгими:

— Участники соревнований по рыбной ловле не могут пользоваться ничем другим, кроме удилища с катушкой, а способ ужения — свободное сматывание лесы с катушки.

— Максимальное сопротивление лесы не должно превышать 50 фунтов.

— Длина металлического поводка не должна превышать 15 футов, и не разрешается использовать двойную лесу.

— Каждая снасть должна иметь только один крючок, и запрещается использовать любые крючки, имеющие больше одного острия.

— Участники соревнований могут пользоваться своими снастями при условии, что они соответствуют установленным нормам.

— Длина веревки, к которой привязывается багор, не должна превышать 30 футов, а ручка багра — 8 футов.

— Не разрешается пользоваться гарпуном и ему подобными орудиями.

— Рыба должна попасть на крючок и в дальнейшем должна быть подведена к борту судна исключительно усилиями участника соревнований без чьей-либо помощи или содействия, за исключением момента последнего удара багром, причем предназначенный для этого помощник может держать рукой только поводок и ни в коем случае лесу или удилище.

— После того как рыба попадется на крючок, разрешается одному из присутствующих надеть на участника пояс с приспособлением для упора комля удилища.

— Когда рыба попадается на крючок одного из участников, все остальные обязаны вынуть свои снасти из воды, чтобы не мешать поимке рыбы; при невыполнении этого пункта нарушитель будет дисквалифицирован.

— При поимке рыбы комель удилища должен упираться или в приспособление на рыболовном стуле, или в приспособление на поясе участника. при поломке удилища или катушки находящаяся на крючке рыба дисквалифицируется.

Первые соревнования по рыбной ловле, носящие имя Хемингуэя, проводились в 1950 году. А первыми победителями стали члены команды "Мирамар яхт-клуб". На следующий год соревнования выиграла команда клуба "Гавана Билтмор", потом победа доставалась другим клубам, и так до 1958 года включительно. В 1959 году соревнования не проводились, а в 1960 году первенствовал Фидель Кастро, "набравший лучшую сумму очков в индивидуальном зачете". Именно тогда и состоялось знакомство Фиделя Кастро и Эрнеста Хемингуэя.

В тот год последний день турнира пришелся на 15 мая, воскресенье. Фидель Кастро вышел в море на яхте "Кристалл", принадлежавшей Хулио Бланко Эррере, хозяину пивоваренного завода "Па Тропикаль". На борту яхты находилось около пятнадцати человек, и среди них три кубинских фотографа (Кала, Альберто Корда и Освальдо Салас), а также охрана.

По воспоминаниям Калы, соревнования патронировал Хай Пескинс, один из самых известных американских фотографов, чьи цветные работы не раз красовались на обложке журнала "Лайф". Вместе с Фиделем Кастро на яхте были также Баудилио Кастельянос и Хесус Монтане. А одним из первых на борт поднялся Эрнесто Че Гевара с книгой "Красное и черное" в руках и с фотоаппаратом "Контакс" на груди. Кала рассказывает, что Че Гевара его поприветствовал, а он в свою очередь похвалил его камеру, на что Че Гевара шутливо заметил: "В ней революционности побольше, чем во мне". А сказал он так потому, что в Мексике этот фотоаппарат давал ему возможность зарабатывать себе на хлеб, а также добывать средства на покупку винтовочных патронов.

Фидель Кастро прибыл на яхту около восьми часов утра, и судно вышло в море. Соревнования продолжались до четырех часов дня. В самом начале решил попытать счастья и Че Гевара, но после того, как он пару раз забросил удочки, стало ясно, что этот день он выбрал для чтения романа Стендаля. Забрасывая снасти, Че Гевара снял свою военную рубашку, и Хай Пескинс тут же принялся его фотографировать. Присутствовавший при этом Кала упрекнул американца, сказав, что "Че без рубашки и что фотография выйдет слишком экстравагантной". Че Гевара покинул корму и скрылся в каюте. К четырем часам, когда яхта подошла к причалу, он уже прочитал книгу и сказал Кале, что Стендаль произвел на него большое впечатление. О Хемингуэе, плывшем на своей яхте рядом, не было сказано ни слова. Че Гевара, страдавший приступами астмы, почувствовал себя неважно и не присутствовал при награждении победителей. Поэтому его знакомство с Хемингуэем не состоялось.

Через несколько дней, 13 мая 1960 года, Фидель Кастро выступал по телевидению с ответами на вопросы журналистов. Один из них, говоря об участии Фиделя Кастро в турнире Хемингуэя, спросил его, намерен ли он и дальше уделять время соревнованиям. Руководитель кубинской революции ответил: "Я? Конечно! Завтра один час у меня пропадет, потому что мне нужно выполнить кое-какие официальные обязанности, но у меня остается еще два дня, то есть пять часов завтра, потому что всего их шесть (время, отведенное на соревнования. — Прим, авт.), а послезавтра, в воскресенье, я буду ловить все шесть часов. Кстати, ты, наверно, уже читал газеты, где меня спрашивают, кто насаживал мне на крючки агух. Я и в самом деле на втором месте и буду продолжать, хотя рыбой я запасся на два месяца вперед. Попробую наловить на полгода. А соревнования организовал ИНИТ (Национальный институт туризма. — Прим, авт.), и все очень хорошо устроено, и приехало много рыболовов из-за рубежа. Так что соревнования — международные. Я не считаю себя рыболовом, но меня пригласили, и мне также сказали, что приезжает Хемингуэй, кажется завтра, а, как вы знаете, он всегда стоял на стороне Кубы и революции. Присутствие этого писателя здесь, среди нас, радует. Поскольку речь идет о международных соревнованиях по ловле агухи на приз Хемингуэя, я согласился участвовать, но не потому, повторяю, что считаю себя рыболовом, ничего подобного, а потому, что меня пригласили и мне хотелось хоть как-то способствовать успеху этих состязаний. По крайней мере ободрить товарищей, работающих в туризме, организовавших соревнования и вообще широко пропагандирующих свою работу, прилагающих большие усилия и предлагающих интересные туристические программы, однако кампания, развернутая в Соединенных Штатах, осложняет их работу по привлечению туристов. Но я знаю, что это очень терпеливые и оптимистично настроенные люди, они стараются изо всех сил, и поэтому я здесь.

До сих пор мне везло, потому что агухи в море есть и на крючок они попались сами. Так что все могут быть уверены, что, если я выиграю, победа будет честной, а если проиграю, то тоже честно".

Соревнования были организованы адвокатом Баудилио Кастельяносом и Хесусом Монтане, тогдашними руководителями ИНИТ. Интересно, что Кастельянос защищал на суде некоторых товарищей Фиделя Кастро, обвиненных в участии в штурме казармы "Монкада", а Монтане был одним из тех, кто эту казарму штурмовал. Оба вспоминают, что Хемингуэя буквально ошеломила активность, проявленная организаторами состязаний, получивших самую большую рекламу за все время их проведения. Однако он проявил готовность оказать содействие организаторам и охотно помогал им.

Биографы писателя в один голос утверждают, что встреча с революционным лидером не доставила ему удовольствия. Мэри Уэлш в книге "Как это было" обходит молчанием личность Фиделя Кастро, однако сохранилось несколько фотографий, сделанных во время соревнований, на которых и Мэри и Эрнест Хемингуэй запечатлены рядом с кубинским руководителем, улыбающиеся, в хорошем настроении.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"