Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Письмо Эрнесту Хемингуэю от Грегори Кларка, его друга из газеты "Торонто стар". 12 марта 1924 г

12 марта 1924 г.

Дорогой Хемми,

Семь недель считая — придет первое мая.

В тот день мыс Мессером Моссопом — владельцем "Олкук лайт энд вествуд", поставщиком рыболовных снастей Его величеству — поедем в его имение на Пайн-Ривер в семидесяти милях к северо-западу от Торонто. Спустя два дня отметим открытие летнего сезона поездкой во владения Данка Кэмпбелла неподалеку от Милтона вместе с Вильямом Майлном, а потом 17 мая в компании жены, отца, брата и Майлна с женой уедем на побережье залива Агва в ста трех милях к северу от центральной ветки железной дороги "Су на Алгоме", порыбачить в трех реках, впадающих в залив: Сэнде, Агве и еще одной речке, которой пока никто не удосужился дать название, потому что весь досуг уходил на ловлю форели в Верхнем озере.

Следуя твоему невысказанному, но подразумевавшемуся пожеланию, достал себе прекрасную бамбуковую удочку девяти футов в длину, весом пять унций, со специальной прокладкой для прочности. Поехал на пляж в Саннисайд, когда там никого не было, и попробовал ее. Ты бы удивился, как далеко можно закинуть поплавок... Очень бы удивился.

Жаль, что Мессер Моссоп еще не закончил давно заказанный мною набор блесен, поэтому пока не могу выслать тебе, как обещал. Правда, он сказал, что их можно будет послать беспошлинно, как "подарок".

Мы получили письмо от Хэдли. Как же вы, должно быть, счастливы втроем! После того как Хэдли разъяснила нам положение вещей, могу понять, почему мы не получили от Хемми ни одного письма. Представляю себе, как Хемми без устали слоняется по Парижу, все разглядывает, самоутверждается, здесь и там пропускает стаканчик, звонит друзьям, домой возвращается поздно, убеждается в том, что Париж стоит на том же самом месте, где стоял всегда, и ничто так не далеко от его намерений, как желание черкнуть письмецо.

Старый бродяга!

Я послал в "Чикаго трибюн" очерк о тебе и собираюсь привлечь к нему внимание здешних издателей.

Ничего не изменилось. Ничего! Мэри Лоури хоть и занята своим грядущим замужеством, слишком уж много времени уделяет малярным работам, сантехнике и мебели. Перед женской логикой я просто бессилен. Хайндмарш, не сломленный ишиасом, все так же рвет и мечет, как медведь-гризли на выпасе скота. Кранстон все еще озабочен "экземпляром", который я запас на следующую неделю, впрочем, как и всегда, невысокого качества. На это добро никто не позарится. Последнее время встаю в шесть утра, поэтому мало шансов, что кто-нибудь позарится и на меня самого.

Интересно, не попаду ли я в один прекрасный день в переделку просто со скуки?

Закончил восьмую сцену моей пьески о Маккензи...

Письмо Хэдли великолепно. Проницательная женщина, она знала, как нам будут интересны бытовые детали и ежечасные успехи Джона Хэдли Никанора. Элен просто в ужасе от необходимости ответа на столь пространное и подробное послание: она не писала своему брату в Париж тринадцать лет! Ноя дал согласие сотрудничать с ней.

Кого мы действительно любим, так это Хэдли. Какая же она чудесная женщина! Особенно если учесть, что за муженек ей достался. Я нисколько не сомневаюсь, что он прекрасный любовник, но как муж... Ну да ладно: история хранит жизнеописания жен великих людей; уж им-то приходилось туговато.

А ты ведь тот еще подарок!

С любовью от всех нас.

Грег



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"