Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Письмо Эрнеста Хемингуэя к Мэри Уэлш. 15 ноября 1944 г

90-й разведотдел, штаб 4-й пехотной дивизии,

полевая почта 4-й армии США

от Э. Хемингуэя, военного корресп.

15 ноября 1944 г.

Дорогая Пикл,

Написал тебе длинное письмо, которое по частям писал каждый день, пошлю его тебе, когда примусь за работу. А сейчас — короткая записка, сказать тебе, что я тебя люблю, как было изложено выше. (И не единожды.) Я в очень крутой передряге, видимо, не вернусь еще семь-десять дней, буду в таких же условиях. От недели до десяти дней.

Табби в норме, Бак в норме, ребята в норме. Все идет, как намечено.

Морально устойчив.

От тебя все еще нет новостей. Посылаю тебе это, просто чтобы ты знала о времени возвращения. Моя дорогая любимая, люблю тебя все больше и больше. В предыдущем письме сказано, как сильно, и как, и почему, хотя я и не очень подробно об этом написал из-за цензуры. Никогда не был в деле, более серьезном, чем это, и таком безрадостном.

Пожалуйста, проводи время весело, встречайся, знакомься и бывай с кем угодно, но знай, что я верен тебе разумом, сердцем и тем, что принято называть плотью. Мне кажется, что это ты меня послала в дозор в страну дремучих лесов, занесенную снегами, с проволочными заграждениями, развалинами, руинами и всякой всячиной. (Ты не посылала меня. Мне, наоборот, хотелось быть с тобой. Я пошел, чтобы поскорее все закончить и прийти на помощь нуждающимся в ней в трудное время.) Так что, проводи время весело, ведь война еще не кончилась. Но присматривай за нами.

Ты получила письмо от Вилли?

Надеюсь, оно не было по-дурацки серьезным и невеселым. Я весел 90% времени, а может быть, и больше и отпускаю вполне сносные шутки, хотя на самом деле мне плохо.

Пикл, шесть или восемь кровопийц, Белден и другие, даже Кэрсон, зайдут на 20 минут и отправятся в полк, чтобы получить ужасное, невообразимое подаяние, которое в их руках расцветает, как те сухие китайские палочки, которые в воде превращаются в драконов (вспомни). Но мы здесь живем, и я сейчас такой бесстрашный, что сам себе поражаюсь. Мы должны идти в этот театр марионеток, где мы все вместе уже привыкли бояться. Здесь теперь много бум-бум. Я люблю тебя, моя милая любимая.

Пожалуйста, напиши, если будет время. А если нет, я знаю об этом и не беспокоюсь.

Пикл, дорогая, очень скоро — на катере. Рождество — в Гаване (или на Бермудах).

Единственный

Ноябрь, 4 часа дня.

Чувствую себя бодро и весело.

Очень тебя люблю.

Папа



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"