Эрнест Хемингуэй
Эрнест Хемингуэй
 
Мой мохито в Бодегите, мой дайкири во Флоредите

Два цвета корриды

Луис Мигель Домингин, коррида
Луис Мигель Домингин

«Коррида – высшее проявление национального духа», – утверждают испанцы. Маяковский относился к ней с некоторым отвращением. Бодлер пропел корриде лирическую «оду». Мериме, Бласко Ибаньес, Хемингуэй писали о корриде очень разно.

Летом 1965 года в Москву на кинофестиваль приехал один из знаменитых тореро нашего времени Луис Мигель Домингин. К числу самых близких его друзей следует отнести Пикассо, Гойтисоло. Тесные отношения связывали Домингина с Хемингуэем, который сказал: «С Мигелем всегда интересно, иметь его своим гостем – удовольствие. Он похож на Дон-Кихота пополам с Гамлетом». Тут вряд ли что добавишь.

Домингин говорил о корриде: «Тореро – это профессия. Люди, которые занимаются корридой, должны быть немного одержимыми или сумасшедшими… Судите сам, ведь мы каждый день сознательно рискуем жизнью и, конечно, превращаем этот, как я говорю, «больше, чем спорт» в некую одержимость.

Быки бывают умные и глупые, хитрые и простые, коварные и безрассудно смелые, и я, стоя за барьером, должен всё это определить и, пока матадоры и бандерильеры – мои помощники – работают с быком, тут же наметить план боя. Дело ведь не в том, что бык наносит удар рогами, дело в том, как он это делает. Видеть это по-настоящему может только тореро, высоко профессиональный и всё понимающий. Быки совершенно как люди, как артисты. От них красота корриды зависит так же, как и от меня. С каждым быком приходится работать по-разному и на разных дистанциях. Публика не прощает обмана.

На «Пласа де Торрес» приходят сотни тысяч зрителей. Все разбираются в бое быков до тонкостей. Каждый ценит в корриде нечто своё, личное и считает, что другие в ней ничего не понимают. Но когда мне удается что-то особенно хорошо, все зрители в едином порыве вскакивают и, как труба архангела, кричат «оле!». Вот для меня кульминация корриды! А вообще я часто ссорюсь с публикой. Не могут понять друг друга люди, когда один сидит на трибуне, а другой рискует для его удовольствия жизнью».

В этом весь Домингин, настоящий испанец. И все-таки он прав только наполовину. Есть другая сторона корриды. Вы познакомитесь с ней на пластинке, где услышите голос Мануэля Бенитеса «Эль Кордобеса», который после ухода Домингина с арены сейчас лучший тореро.

Источник: журнал "Кругозор", 1969, №1.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Хемингуэй Эрнест Миллер"